Девушка с конфетной коробки. Часть вторая.

Размер шрифта: - +

Глава 5

 ***

Когда наконец отряд добрался до развилки, где ущелье делилось надвое, Дейдра скомандовала привал. Удобного места для лагеря здесь не было, но идти вперёд без разведки тоже не лучшая идея, поэтому никто слова против не сказал. Расположились на валунах как смогли, а Зелинда даже нашла парочку обломков горючего камня и наладила что-то вроде походной кухни.

Младшая ведьма нет-нет да и бросала взгляды за спину, проверяя, что там Симон. Отщепенец шёл за ними как привязанный, но делал всё, чтобы не попадаться на глаза. Своими наблюдениями ни с кем не делилась, но обращала внимание на многое. Ишь, ползёт за камнями, таится. Ха-ха, можно подумать, у магов нет магического зрения. Хотя… На таком расстоянии и без заклинаний видят только ведьмы. Недоучка может о таком и не знать, тем более что его самого вряд ли кто-то учил пользоваться этим полезным даром. Надо сказать, Симон следил за ними просто идеально, ровно так, как учат разведчиков. Если бы не особое зрение ведьм, она бы вряд ли его заметила.

Хольгер молчал о преследующем их Симоне до того момента, когда они остановились, хотя дорогой беседовал со своей подругой обо всём на свете. Но стоило им стать лагерем, как он спросил девушку:

- Зели, мне кажется или Симон идёт за нами по пятам?

- Тебе не кажется, - ответила Зелинда, - топает.

На их разговор обернулась Дейдра, прищурилась и выдала своё экспертное заключение:

- Уже не топает. Мы встали — и он остановился. Ловко маскируется, я его практически не ощущаю: не слышу и носом не чую, уже не говорю про то, чтобы глазами видеть. А остальные что скажут: заметили они, что Симон от нас не отстаёт?

Все загалдели, говоря примерно одно и то же: если бы им не сказали, они бы не догадались. Алан же спросил:

- Как думаешь, он представляет себе, куда мы направляемся или просто тащится за нами в надежде, что мы знаем путь к спасению?

Дейдра фыркнула.

- Откуда ему такое знать? Думаю, он даже не догадывается, просто боится остаться в горах один и без ничего. А у нас он, во-первых, надеется поживиться чем-то съестным, а во-вторых, конечно, полагает, что мы точно знаем, куда идём. Наивный.

На этих словах Алан тяжело вздохнул. Дей была права: они шли наугад и только по неизреченной милости богов могли рассчитывать на то, что всё получится. Но другого выхода он не видел. Надеяться на то, что кто-то там побежит их спасать, было глупо. Никто даже не представляет себе, где они сейчас находятся. А собирать экспедицию неизвестно куда Валариэтан не станет, хотя после их находок в горах у Ласерна архимаги могли бы заинтересоваться тем, кто всё это отыскал. Но нет, не в их правилах тратить ресурсы на заведомо провальное дело: летать над горами умели драконы, магам это не дано, а как иначе искать затерявшийся неизвестно где маленький отряд? Рассчитывать на Элидиану и другие королевства ещё глупее. Им магистр Баррский и его люди вообще до фонаря. Разве только Ремола может послать на поиски своих ведьм, да и то… Сомнительно это.

А мерзавец Симон — молодец. Выжил, выбрался и тащится за ними как на верёвочке. Где только еду берёт? Был бы он не такой сволочью…

Тем временем Адель закончила распаковывать провизию, выдала Зелинде продукты на сегодняшнюю трапезу, затем прижалась к Алану и потёрлась замурзанной щёчкой об его плечо. Он обнял её и погладил по спутавшимся пушистым волосам, потерявшим свой золотистый блеск. Бедная девочка! Ей тяжело, страшно, ещё Симон этот висит на хвосте, но она не плачет, не жалуется, идёт наравне со всеми и только время от времени жмётся к нему в поисках моральной поддержки. А он её чуть не уморил. Но ничего! Если им всё же суждено всё преодолеть и выбраться, он её на руках будет носить, выполнять каждое желание. Только бы его теория не оказалась очередным мыльным пузырём, только бы портал демонов нашёлся!

Адель же ни о чём таком не думала, она просто устала. Понимала прекрасно, что это только краткая передышка, перекусят и тронутся дальше. Для того, чтобы остановиться на ночлег, придётся идти куда-то ещё, а то здесь даже одеял не разложишь. А ей так не хотелось никуда идти. Даже есть не тянуло, только спать. И мысли из головы все будто выветрились, осталась одна усталость. В такие минуты ласковые объятья Алана давали ей ещё немного сил чтобы жить дальше, иначе она давно уже легла бы под камень и умерла.

Больше всего её мучила мысль, что она стала для всех обузой. Никогда не была, всегда оказывалась нужной и полезной, в крайнем случае красивой и желанной, а сейчас… Все в группе сильнее её, некоторые даже в разы. Причём не только магически, а примитивно физически. Сильнее и выносливее. Про ведьм вообще речи нет, они вне конкуренции, остальные — мужчины, здоровые, крепкие, тренированные. Без неё они шли бы гораздо быстрее да и вообще, говоря по чести, вряд ли сюда попали.

А чем она могла быть им полезной? Ну, достанет продукты, отмерит, нарежет, закинет в котелок… Зелинда или Дейдра сделали бы это не хуже, а то и лучше.

Была бы она не такая слабая… Она последнее время тренировала мозги, чтобы никто не называл дурой и не дразнил тем, что уродилась блондинкой. Но в горах это как-то мало помогало. Адель шла вперёд, опираясь на силу своего духа, но и он слабел. Без Алана совсем угас бы.

То, что их преследовал Симон, пугало. В нём она видела угрозу и слова Хольгера о том, что теперь этот гад ничего не сможет им сделать, не находили отклика в её душе. Она им не верила. Симон не в первый раз приносил ей зло. Его люди загнали их с Аланом на грань жизни и смерти тем своим нападением. Если бы не он, она сейчас уже вернулась бы домой и сидела, составляла отчёты по экспедиции. Но этого Симону оказалось мало. Когда их уже почти спасли и готовы были вывести к людям, он перекрыл единственный путь назад. То, что отщепенец сам пострадал, Адель считала наказанием, но отнюдь не оправданием.



Анна Стриковская

Отредактировано: 24.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться