Девушка с конфетной коробки. Часть вторая.

Размер шрифта: - +

Глава 23

 ***

Я видела, что Алан нервничает. Нет, внешне он был совершенно спокоен, но любящей женщине и к тому же грамотной магичке достаточно мелких знаков, вроде мелких капелек пота у корней волос, расширившихся зрачков и чуть учащённого пульса. А если человек то бледнеет, то краснеет, то тут уж дело ясное: происходящее задело его за живое настолько, насколько это вообще возможно.

Ночью же… Это было что-то невообразимое. Страсть Алана была такой…, ну, как в последний раз. Будто он прощался со с мной навсегда и старался запомнить каждую мою чёрточку, каждый вздох и каждое движение. Его чувство захватило меня и я тоже отдавалась самозабвенно, так, как никогда раньше Но при этом что-то внутри меня точно знало: всё будет хорошо. Никто не отнимет у меня моего мужа.

Неудивительно, что после бурной ночи нас с трудом добудились. Удивительно другое: все наши товарищи проявили редкое великодушие и оставили нас в покое на этот вечер и ночь. Никто не пришёл поговорить, хотя было что обсудить. Зато утром мы получили уйму записочек, причём даже от тех, на кого я бы никогда не подумала. Луис писал, что он на нашей стороне, а кортальскому члену судейской коллегии дано указание не поддерживать обвинение в адрес Алана. Гойко, Радован, Кальо, Томас, Левкипп, Сандорион — все желали Алану удачи и обещали в случае чего поддержку и посильную помощь. Хотя чем они могут помочь?

А вот Дейдра ничего писать не стала, просто лукаво подмигнула и на душе стало гораздо спокойнее. Если она так делает, значит, неспроста. Есть у неё козырь в рукаве, знать бы ещё какой.

И кто, интересно, вытащил в Элидиану кожевенника с моей змеёй? Да, Феофан купил, но что-то мне подсказывает, что затеял это дело не он. Кстати, когда вчера эту шкуру развернули, я прямо обалдела. Неужели это моя добыча? Там, в темноте пещеры, я не смогла оценить, насколько она огромная, а тут увидела. Жуть! Целый дракон! Локтей под двадцать в длину, а в самом широком месте не меньше трёх в ширину. И как эта гадость по тем узким ходам ползала?

Но сейчас это не главное, вопрос в другом. Как отбить атаки судей и выйти из этой передряги не только с достоинством, но и с деньгами?

Боюсь, в этой битве от меня Алану будет немного пользы. Всё, что я могла, я уже сделала.

В зале всё было по-прежнему. Нас посадили на прежние места, а затем вызвали свидетелей, которые должны были вызвать сомнение в словах Ала. Я не оговорилась: именно вызвать сомнения. Никто не позвал его бывшего напарника, от которого про моего мужа худого слова не добиться. Зато Один за другим на свидетельское место поднимались странные люди, которые одним своим видом говорили о тесных и давних связях с криминалом.

Все они оказались торговцами. Торговали кто чем, но по большей части либо снаряжением для опасных путешествий, либо древностями. И все в один голос заявляли: магистр Баррский им знаком, он не раз закупал у них что-то для своих экспедиций или продавал через них свою добычу. Но самое для меня удивительное было в том, что они бесстрашно признавались: чёрные искатели тоже у них закупались и, да, они знали, кто эти люди и чем промышляют. Видимо, им за помощь обещали простить все прегрешения.

С другой стороны, в чём их вина? Торговец есть торговец. Если ты покупаешь у него нож, он не спрашивает для чего: чтобы нашинковать капусту для супа или чтобы убить соседа. Он не следователь. Его дело продавать.

Но из их показаний вырисовывалась неприятная картина. Нет, никто не заявил напрямую, что видел, как Алан общался с отщепенцами, но ведь мог встречаться с ними в одной из этих лавок! А если имел возможность, то это уже сеет сомнения: а вдруг не только мог, но и встречался? Общался? Строил планы? В общем и целом на доказательства это не тянуло, но Алан из благородного героя на глазах превращался в сомнительную личность.

И тут я наконец поняла, зачем мы наняли Этьена.

Он заявил, что защищает семью магистра Баррского, и начал влезать в допросы.

Каждого свидетеля он терзал одним и тем же: видел ли он, как магистр Баррский общался в его лавке или в другом месте с кем-то из тех, кого он, свидетель, мог считать человеком, нарушающим закон? Мог — это одно. Предположение, но не доказательство. Встречался — другое. Это уже факт. Так есть ли у свидетеля не предположения, а факты?

Торговцев набралось человек десять. Все они были готовы выполнить то, о чём с ними договаривались и опорочить моего мужа, но никому это толком не удалось. В результате деятельности нашего адвоката все показали, что Алан Баррский в их лавках только делал покупки, иногда являлся со своим другом, но никогда ни с кем посторонним не общался. Свидетели упирались, отговаривались слабой памятью и плохим зрением, тем, что им показалось, но Этьен вцепился в них как клещ и не отпускал до победного. Троих, самых упорных, даже поставили в Круг Истины и там они, как водится, вспомнили всё.

Никаких порочащих связей Алана так и не удалось доказать.

После этого Этьен толкнул небольшую речь. Сказал, что вообще не может понять, откуда взялись подозрения в адрес магистра. Он — человек известный, до сих пор никто никогда не связывал его с преступным миром. Все его товарищи считают его невиновным, такой же жертвой гнусного плана отщепенцев, как они сами. Все зрители давно убедились: магистр Алан Баррский — честный человек. Почему же судьи другого мнения? Что за предвзятость?

Председатель суда не выдержал. Встал и загнул речь.

Мол, если ценности получены честным путём, то с них должны быть уплачены налоги в казну и всё, но если они добыты преступным путём, они подлежат отчуждению в доход государства. Пока что ясно, что простые участники экспедиции ничего не знали ни о каких преступных планах. Но нет ясных и недвусмысленных доказательств, что руководитель экспедиции не состоял в сговоре с отщепенцами. А о том, что он был, свидетельствует всё, произошедшее в долине Ласерн. Откуда-то чёрные искатели знали, что международная экспедиция магов станет искать пещеры драконов и их сокровища, хотя в изначальном плане этого пункта не было. Существуют две возможности: либо с отщепенцами сговорился Эндор Кассийский, либо Алан Баррский. Эндора привлечь и допросить не удалось, так что…



Анна Стриковская

Отредактировано: 24.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться