Девушка с обложки

Размер шрифта: - +

Глава 8 - 11

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

 

Из дневника Клодин Бейкер: "...Почему, ну почему это должно было случиться именно со мной?! Жила себе спокойно, никого не трогала..."

 

Позвонила Клодин не через два часа, а через два с половиной - опоздала из-за того, что каталась по Сене на экскурсионном пароходике. Сидела на верхней палубе, смотрела на проплывающий перед глазами берег и ела мороженое. Это удовольствие в последние годы она позволяла себе не часто, но тут решила, что вчерашние прыжки по крышам и пробежка по метро "весят" никак не меньше часа интенсивных упражнений на тренажере.

Пару раз к ней подсаживались какие-то мужчины - она отшивала их, едва замечая; говорила, что хочет побыть одна - этого было достаточно. Вообще французы вели себя, не в пример ее соотечественникам, куда более воспитанно - это Клодин заметила чуть ли не с первого дня пребывания в Париже.

Но сейчас ей было не до них. Она вся была сосредоточена на предстоящем разговоре: подействует ее "ультиматум" - или нет? И что делать, если нет?

Хотелось, чтобы пароходик не тащился еле-еле, а уже пристал к берегу; сердце колотилось как тогда, когда она в пятнадцать лет собиралась с духом, чтобы позвонить своему однокласснику (он был старше на целых два года и казался ей в то время ужасно взрослым и умным) - якобы спросить, что сегодня было на уроке, на самом же деле надеясь, что он воспользуется случаем и пригласит ее куда-нибудь. Имени парня Клодин уже не помнила - не то Бенни, не то Лонни - но хорошо помнила, как, получив искомое предложение, потом волновалась и наряжалась.

Наконец вдали завиднелась пристань. "Ну давай, двигайся уже быстрее!" - мысленно попросила Клодин у пароходика. Спустилась на нижнюю палубу; едва трап коснулся борта, чуть ли не первой рванулась к выходу и торопливой трусцой побежала к телефону-автомату.

- Алло? - ответил знакомый голос.

- Итак, молодой человек? - сказала она сурово и выжидательно.

- Итак, мадемуазель, - повторил парень с ее интонацией. В трубке послышался смешок. - Кстати, меня Томми зовут. Запишите мой сотовый - в дальнейшем нам лучше будет общаться по нему...

Клодин записала номер и, как ни не терпелось позвонить по нему, все же заставила себя - береженого бог бережет! - пройтись полквартала к другому автомату.

- Мисс Бейкер? - спросил Томми в трубку.

- Клодин, - сочла она возможным тоже сократить дистанцию.

- Итак, Клодин, прежде всего я хочу вас спросить - вам знакомо имя Кафир?

- Н-нет... То есть... - она напрягла эрудицию, - это у мусульман, кажется, что-то вроде "неверный" означает?

- Хорошо, а такие имена, как Кристофер Ланг или Филипп Дериво, вам что-нибудь говорят?

- Нет...

 

Две минуты разговора... три-четыре остановки на метро, еще две минуты, потом - автобус, метро, просто пробежка по улице - и еще две минуты можно поговорить.

У Клодин рябило в глазах и от бесконечных станций метро, лестниц и эскалаторов, и от секундной стрелки - телефон же Томми она уже набирала без бумажки и могла ручаться, что запомнит его теперь на всю жизнь.

Он, правда, сказал, что ей не нужно больше так исхищряться, чтобы ее не засекли - но Клодин предпочитала не рисковать и поступать по-своему: голубые глаза, симпатичная улыбка и веснушки - это еще не причина, чтобы полностью доверять человеку!

 

Томми, по его собственному выражению, находился "на службе Ее Величества" (Клодин, услышав это, про себя хихикнула, вспомнив фильм "На тайной службе Ее Величества" о приключениях неустрашимого суперагента Джеймса Бонда) - то есть являлся сотрудником одного из подразделений английской контрразведки МИ-5, а именно подразделения, занимающегося борьбой с терроризмом.

Совместно с французской контрразведкой ДСТ они проводили операцию по поимке международного террориста по кличке Кафир, который, по их сведениям, то ли уже прибыл в Париж, то ли вот-вот должен был прибыть.

Кафир был, если можно так выразиться, "специалистом широкого профиля" - помимо убийств, он не брезговал также похищением людей, шпионажем, диверсиями и контрабандой оружия. Какие-либо идейные соображения были ему чужды - его услугами мог воспользоваться любой, кто готов был хорошо заплатить.

В своей деятельности он часто использовал подручных, как правило, имеющих криминальное прошлое; услуги их щедро оплачивал, но не прощал предательства. Как-то один из его бывших подручных, приговоренный к большому сроку заключения, согласился дать сведения о Кафире в обмен на снижение срока. Неизвестно, каким образом Кафир узнал об этом, но через неделю бывший подручный был задушен прямо в камере, в тот же день в автокатастрофе погибли его жена и сын.

Но на долю помощников обычно доставались лишь мелкие поручения; самую сложную часть "работы" Кафир всегда выполнял сам, не передоверяя никому.

Он вообще был крайне недоверчив - чуть ли не до паранойи. Ходили слухи, что в начале его карьеры один из "заказчиков" хотел его подставить: через посредника, от имени своего конкурента, заказал убийство себя самого, одновременно сообщив о готовящемся покушении полиции. Увы - все усилия полиции не помогли спасти его, но Кафир с тех пор предпочитал встречаться с "заказчиками" лично, чтобы точно знать, на кого он работает.

О самом Кафире было известно очень мало - имелось лишь общее описание внешности и расплывчатая фотография четырехлетней давности, снятая в профиль. Настоящее его имя, возраст и даже национальность оставались загадкой.

 

В субботу с раннего утра Томми с напарником следили за Анри Буанелем по кличке Лупо. По некоторым данным, в свое время он выполнял кое-какие поручения Кафира, и существовала вероятность, что, приехав в Париж, Кафир вновь прибегнет к его услугам. Поэтому слежка за ним велась уже третью неделю.



Мери Каммингс

Отредактировано: 06.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться