Девушка в клетке

Размер шрифта: - +

Глава II. Цена власти: проданные души

- Значит, говоришь, ты продал душу этому самому Коллекционеру? Ради того, чтобы повелевать родиной, к которой ты даже не принадлежишь? – спросила Виола. По ощущениям, прошло уже около часа с момента её пробуждения. За это время девушка узнала немного об этом странном месте и её роли в этой истории: оказалось, что в клетке Виолетта, словно агнец на закланье, ожидает своего часа. День, два дня или несколько часов – кто знает, сколько должно пройти, прежде чем безумному духу понадобится её душа.

- Империя красных драконов – самая величественная и могущественная среди остальных.

- Если у тебя нет души, как ты остаёшься живым? – удивилась девушка.

- У драконов несколько ипостасей. Когда Канинхейр, Коллекционер Душ забрал мою, осталась лишь одна – человеческая.

- Значит, ты больше не дракон? – осторожно поинтересовалась Виола. Парень напрягся и нахмурился, сгорбившись. Он смотрел на пламя в камине, скрещивая пальцы рук.

- Дракон – это не происхождение. Это три незаменимых внутренних качества: гордость, сила воли и характер. По крайней мере, так заведено.

- Значит, я не ошиблась.

- В каком смысле? – Ламберт взглянул на девушку.

- Ну, судя по твоему поведению, я не вижу в тебе ни воли, ни гордости. Предположим, ты рассказываешь мне обо всём, чтобы как-то осведомить, но я хочу знать истинную мотивацию. Почему меня не принести сразу вашему духу, поглощающему людей и нелюдей? Давай же, Ламбер, играй по законам жанра!

- С удовольствием принесу. Мне порядком надоела твоя наглость, смертная. Но мне велено наблюдать за тобой до жатвы.

- Подожди, если ты мой надзиратель, получается, ты прислуживаешь Коллекционеру? Такова твоя плата за власть?

- Ты определённо сообразительнее большинства предшественников, не могу не отметить, - хмыкнул дракон.

- Где-то такие сюжеты мы уже видели, - вздохнула Виола. – И всё же, я хочу знать ответ на свой вопрос.

- Моя мотивация? Очень простая – коротаю время. Обычно, вы - люди - предаётесь панике и пустым угрозам. Но никто ещё так открыто не радовался тому, что оказался здесь или в любой другой империи. Я вижу в твоих глазах интерес, почему бы и не рассказать? Всё равно ты скоро умрёшь.

- Утешил. А что за империи? У вас здесь целые государства? Это другая вселенная?

- Всего шесть империй: по одной на каждый род, олицетворяющий собой ту или иную стихию. К примеру, это место – империя Бладфаер, родина красных или же огненных драконов. Каждая, за исключением света и тьмы, представляет собой собрание парящих над тёмной пустотой островков земли, - Ламберт взял клетку и подошёл к окну. Они находились явно очень высоко, поскольку можно было разглядеть верхушки каменных домиков и пустые улицы. Вдали даже виднелись другие парящие острова с подобной историей. Но почему целая империя казалась такой опустевшей?

- И что же со светом и тьмой?

- Драконы такого рода отделены от остальных: одни обитают в небесах, другие же погружены в Бездну. Насколько мне известно, вы, примитивы, называете её «космос», - призадумавшись на секунду, Ламберт продолжил: - Когда тебе выпала карта Бладфаера, ты могла воочию разглядеть мою империю.

- Ого! И кто же знал, что за пределами космоса такое творится. Получается, четыре империи парят над Бездной, а другие две располагаются параллельно. Но мне ещё интересно: если ты чёрный дракон, разве не должен принадлежать к Бездне?

- Вряд ли тебе захочется услышать мою историю, смертная.

- Ты ведь и сам говорил, что мы никуда не торопимся.

Ламберт вздохнул и прошёл обратно к камину, расположив клетку у подножия кресла.

- Я родился и вырос здесь, в Бладфаере. Мой отец был родом из Блэквэйса – империи Бездны. Гордый и величественный дракон, заработавший себе славу на Арене Героев. Её отсюда не видно, однако она представляет собой площадь, достаточную для сражения и для наблюдения.

- Колизей, значит, - хмыкнула Виолетта. – И зачем она нужна, эта арена?

- Драконы любят славу. Любят признание. Это тешит их высокомерие. Такая уж особенность, - пожал плечами Ламберт, подкидывая в камин дров. – Насколько мне известно, там же они познакомились с матерью. Она была советницей предыдущего правителя, и никто даже подумать не мог о том, что драконы разных родов смогут завести потомство. То есть, меня.

- И что же в этом такого? Неужели расизм? – поинтересовалась Виолетта.

- Смешивание крови недопустимо. Это считается святотатством. Чистота крови важнее даже трёх внутренних качеств, - пропустив второй вопрос мимо ушей, ответил Ламберт. – После моего рождения родители исчезли. Для империи красных драконов это было пятном позора.

- И что же случилось с тобой?

- Помимо Канинхейра в этом и других мирах есть ещё много интересных фигур, которым не нравилась сама суть моего существования. Я должен был исчезнуть вслед за родителями, однако Коллекционер разглядел во мне, новорождённом, «что-то очень интересное», как он выразился.

- Как-то не сходится с образом злобного духа, пожирающего души людей.

- Он не пожирает их. Собирает, скорее. Каждая приобретённая душа погружается в пустую игральную карту, приобретающую образ и принимающую имя владельца, - продолжал дракон, забравшись с ногами в кресло. – Если ты с ним встречалась, - а ты определённо встречалась – то видела при нём колоду карт. Это что-то вроде особенности образа.  

- Всё оказалось сложнее, чем я думала. Но почему продал душу?

- Да разве понять смертной, какого это – быть нечистокровным? – хмыкнул дракон, даже не рассчитывая на то, что примитивное создание сможет разглядеть проблемы высших существ. - Не принадлежать ни к одному роду, ни к другому?

Виола вздохнула: ей без всякого лишнего стало ясно, отчего парень ведёт себя так странно. Он довольно вспыльчив, раним и у него неизменно желание выглядеть лучше, чем он есть на самом деле. Такой тип среди людей ей попадался, и обычно судьбы их были довольно несчастными.



Мия Розаевская

Отредактировано: 25.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться