Девушка в шляпе и собака на трёх лапах

Размер шрифта: - +

Глава 16. Семейный совет

— Где ты была? — набросился на Генку Пепси, едва она вылезла из шкафа в прихожей. — Мы уже начали волноваться.

— Ну, что там? — спросила Милана, она прямо пританцовывала от любопытства.

Честно говоря, Генка не знала, что им рассказать и насколько стоит им доверять.

— Для парня с дыркой в боку ты не слишком много бегаешь? — устало опустилась на стул в кухне Генка. — И не слишком ли много жрёшь?

— А ты, для девушки с забинтованной ногой? — Пепси сел напротив и тут же схватил из вазы на столе очередное яблоко.

После прохладных подземных лабиринтов в доме стояла невыносимая жара. Хотелось под прохладный душ, или в море, или на крайний случай включить кондиционер, которые Генка не любила. Мозг из-за всех этих событий стоял враскорячку, а на такой жаре ещё плавился и отказывался работать.

— Ты знаешь кому принадлежит дом с той стороны? — показала Генка пальцем.

— Ты дошла аж до соседского дома? Под землёй? — оперлась локтями на стол Милана.

— Вроде, да, но на поверхность я не вышла. Там работают строители. Я постояла у двери и повернула обратно.

— Зря, — сокрушённо выдохнула Милана. — Дом-то как раз уже достроили, идут ландшафтные работы. Сходим? Увидишь сама.

— О, нет, нет, — отказалась от предложения Генка. — Там сдохнешь сейчас на такой жаре. Может быть потом, к вечеру.

— Как скажешь, — пожала округлыми плечами девушка. — Но, если хочешь, я могу узнать. Мне казалось, что хозяева ещё не въехали. Свет в нём никогда не горит, парковка всегда пустая, а двери обычно наглухо закрыты. Если домовладельцы и приезжают, то возможно, только посмотреть, как идут работы.

— И всё же этот дом и тот связаны подземным ходом, — посмотрела Генка на развевающееся лёгкие шторы, в которых запутался Амон, цокая когтями по кафельному полу.

— На самом деле, узнать это элементарно, — деловито сказала Милана, доставая смартфон. — Сейчас просто заглянем в единый реестр. Адольф, какой здесь адрес?

Она со скоростью стенографистки бегала по клавишам, создавая замысловатую мелодию. Генка отвернулась, видеть какими влажными глазами смотрит на неё Пепси было противно.

«А парень-то не на шутку влюблён», — хмыкнула она своим мыслям, но получилось, словно адресовала это собаке.

— Екатерина Германовна Пасс, — девушка произнесла, не поднимая головы, и продолжила свой танец пальцами по экрану.

А Генка едва не выпалила вслух: «Сестра Доминика?! Родная?»

— А вы знаете, что этот дом оформлен на Александру Львовну? — посмотрела Милана на Генку многозначительно. — И запись в реестр внесена совсем недавно, буквально неделю назад.

— Вот это номер, — удивился Пепси и потянулся за очередным фруктом. — А кто такая эта Екатерина Пасс? Отчество у неё уж больно подозрительное. Неужели дочь Германа?

— Да, видимо, от первого брака. Имя его старшего сына Доминик Пасс. Но то, что детей было двое, я и сама первый раз слышу, — Генка встала. — Думаю, завтра на похоронах она обязательно будет.

— Тогда можно я с вами? — посмотрела Милана по очереди на Адольфа и Генку. — А ты куда?

— Домой.

— Ты же только что говорила, что там слишком жарко для прогулок, — удивилась Милана.

— Ничего, потерплю. Амон!

— Увидимся на похоронах? — нахмурился Пепси, когда она вернулась за оставленным пакетом.

— Тебе бы в прохладу и лежать, а то швы разойдутся, — огрызнулась девушка.

— Да какие там швы, — отмахнулся парень. — Небольшой разрез, который уже затянулся.

— Слушай, Пепси, ты же местный? — вдруг остановилась Генка. Слова о небольшом разрезе натолкнули её на воспоминание об окровавленной ночнушке с отметиной от ножа.

— Ну, как бы, да, — пожал плечами парень.

— Скажи, а у тебя нет знакомого эксперта провести генетическую экспертизу?

— А зачем там знакомые? Приносишь генетический материал для сравнения, платишь и делаешь. У меня сестра делала. Она замуж выходила уже с ребёнком, так чтобы папаша не сомневался, что ребёнок его.

«Оказывается, и в его семейном болоте иногда кипели страсти».

— Ясно, — ответила Генка вместо «спасибо».

Она злилась на него. Про её тайный Клуб отчаянных, но благородных он даже не вспомнил и, не задумываясь, променял на шашни с Миланой. И толку от девушки было куда больше, чем от этой машины по перерабатыванию еды.

— Милан, тебе сколько лет? — задержалась Генка.

— Двадцать три, — не смущаясь, ответила девушка.



Елена Лабрус

Отредактировано: 01.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться