Девушки на распутье

Размер шрифта: - +

Глава пятая ИГРА В РАЗВЕДЧИКОВ

Глава пятая

ИГРА В РАЗВЕДЧИКОВ

 

У Николая — аккурат перед днем рождения Лены — действительно появилась проблема. Поначалу он даже рад был новой работе — всего-то дел: встретить в условлен­ном месте человека на указанной машине и часа два-три всюду ходить за ним тенью, внимательно следя, чтобы никто не попытался того обидеть или отобрать у Аль-Борисычева курьера скромный пластмассовый чемоданчик типа «дипломат».

Не жизнь — малина!

Во-первых, никто и не пытался проявлять недружелю­бие к Колиному «протеже», во-вторых, это все-таки не «Виконт», по морде никто ногой съездить не норовит, ну а в-третьих, ставка сто двадцать долларов в неделю ка­залась Николаю вполне соответствующей нынешнему спо­койному занятию.

Не густо, конечно, но зато никакого криминала, и можно не экономя покупать матери необходимые лекар­ства и фрукты-сладости... Денег хватало даже на себя. В первый же выходной Коля смотался на вещевой рынок и прикупил себе черные джинсы «Рэнглер» (паленка, конечно, но качественная) и симпатичную турецкую ко­жанку.

Спасибо, Аль-Борисыч!

Этот день начался совершенно как обычно, но тем не менее Николая с утра мучили совершенно необъяснимые предчувствия. Подобное душевное состояние он уже ис­пытал, сидя в ночном дозоре на берегу Пянджа. Тогда вызванная этим состоянием бессонница спасла жизнь ему и его напарнику — «духи» хотели ночью тихонечко снять заснувших в давно вычисленном секрете шурави, но жес­токо просчитались... После двадцати минут кромешного ада, мата и грохота подоспела подмога. Простреленное плечо друга в данном случае было не в счет — главное, оба живы. Позже стало понятно упорство, с которым «ду­хи» перли под пули, — посреди брода через Пяндж как ни в чем не бывало прядали ушами шесть осликов, нагружен­ных сорокакилограммовыми переметами с героином.

Но сейчас Коля не мог найти никакого рационального объяснения своим тревогам. Он в городе. Дома. Никаких «духов» через Неву переправляться не должно, да и он не в дозоре... Решительно отмахнувшись от сомнений, Нико­лай быстренько собрался и поспешил к месту встречи.

Неприметная синяя «шестерочка» подъехала точно в условленное время. За рулем сидел знакомый курьер Ле­ша — опрятный парнишка лет двадцати пяти с немного лошадиным лицом.

—Здорово, Николя! Давно поджидаешь?

—Да нет, только одну сигарету и выкурил...

—Курить оч-чень вредно! Поэтому я тебя спасу — срочно дай-ка мне сигарету, а то я свои в конторе забыл! — Леша громко рассмеялся, считая, очевидно, что удачно схохмил.

Прикурив, он тронул машину с места и не спеша, аккуратно влился в дорожный поток.

—Сегодня у нас, Коляша, короткий день. Заскочим только в одно местечко на Петроградской, рядом с бывшим магазином «Океан», знаешь?.. И сразу в контору к Борисычу. А после — гуляй, рванина.

—Черт! — выругался Коля. — Знать бы, так договори­лись бы и встретились прямо там. Это ж почти у самого мое­го дома! И не пришлось бы мне через весь город тащиться...

—Ха! Хитрый какой! Да я сам только пять минут назад узнал, куда поедем! — и Леша кивнул в сторону «дельты», небрежно брошенной в поддон для всякой ерунды у рычага передач.

В самой конторе все прошло гладко. Леша удалился с одним из местных начальников в кабинет и о чем-то там шушукался минут пять. Все это время Николай, согласно инструкциям Аль-Борисыча, неприступной скалой стоял у двери, чувствуя себя при этом полным идиотом под взгля­дами миловидных конторских девиц, — в дверь никто и не собирался заходить.

Леша коротко махнул ему рукой, выходя из кабине­та, — мол, двинули.

Вышли на улицу, и тут утренние предчувствия с новой силой обрушились на Колю. Под ложечкой так противно засосало, что рука стала непроизвольно нашаривать ремень отсутствующего на плече автомата. Он внимательно осмот­релся по сторонам, но так и не увидел ничего подозри­тельного. Однако такие ощущения у людей, прошедших войну, никогда не бывают беспочвенными.

Все началось, когда они с Лешей уже подошли к ма­шине. Откуда взялся этот тип, Коля так потом и не смог припомнить: он возник откуда-то, как чертик из шкатулки, мерзкий вертлявый чертик с гнилыми зубами, сальной челкой, падающей на левый глаз, и манерами блатного, хотя какой он блатной! Просто насмотрелся плохих детек­тивов по телевизору, вот и выпендривается...

—Ты чо, в натуре, толкаешься, фраер?! — Уродец ухватил Лешу за рукав пиджака.

—Извините, но я, по-моему, вас не задел...

—Чо «извините», чо «не задел»! Нажрутся, себя не помнят и рассекают на машинах, а человеку по улице не пройти! — заблажил тот, явно рассчитывая на поддержку старушек, составлявших в этот ранний час большинство на улице.

—Слушай, парень, — тихонько обратился к нему Ни­колай, оттирая от Алексея.— Шел бы ты отсюда... Никто тебя не толкал, так что давай гуляй, не нарывайся!

—Чо, бля, ты кто, бля! Спортсмен?! Да я таких, как ты, спортсменов на зоне опускал, ты понял, да?!

—Ты меня на «понял - не понял» не бери,— начал злиться Коля, — вали отсюда! Не о чем нам с тобой разговаривать!

—А-а!!! Бля! Да ты, сука, еще и говорить со мной не хочешь?! — В глазах у парня зажегся какой-то нездоровый огонек. — Ну, бля, получай, бля!

В его руке блеснуло лезвие ножа, и он сделал резкий выпад в сторону Николая. Тот совершенно машинально перенес вес тела с одной ноги на другую, убирая корпус с направления удара, и несильно ткнул раскрытой ладонью в лицо нападавшего. Ясно было видно, что у «блатаря» не все в порядке с головой; Коля хотел его не бить, а лишь оттолкнуть подальше, чтобы спокойно сесть в машину.



Дмитрий Осокинъ

Отредактировано: 21.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться