Девяносто девятый мир

Размер шрифта: - +

Глава 18

Император Маджуро Четвертый, прозванный в народе Кислым, задумчиво смотрел за панорамное окно, открывающее вид на океан. Где-то там, за тысячу километров отсюда, находится ближайший материк. Там — настоящая жизнь, но знал об этом только он.

Спокойные, но коварные волны океана накатывались на западное побережье острова Съяр. Скала Маджуро Первого, Победителя, задолго до Возрождения носила совсем другое название, как и сам остров.

В день, когда юного Маджуро короновали, к нему подошел четвертый советник Кросс и попросил об аудиенции. Аудиенция затянулась на весь день: советник открыл юноше глаза на истинное мироустройство, и оно было намного сложнее, чем считали люди в Империи, включая самого Маджуро. Вопреки тому, чему его учили наставники, вопреки россказням жрецов и школьных учителей, люди Империи, как оказалось, не единственные обитатели этого мира.

Задолго до Империи на острове жили кхары, отсталый темнокожий народ, но генетически — почти совершенный. Указом управляющей миром семьи Ра’та’Кантов в лице Королевы Тайры, прозванной Пресвятой матерью, их переселили на материк. В большом мире они нашли свою нишу в структуре мирового сообщества — кхары стали военной кастой, усиленной столетиями генетических улучшений и аугментации.

Их место на острове размером с небольшой материк заняли съяры — именно такое название с подачи какого-то журналиста прилипло ко всем тем, кто был признан носителем дефективного генетического кода. Съяров перевезли насильно.

Вывезти удалось не всех, многие сопротивлялись: переселение и зачистка заняли почти полстолетия гражданских войн, но в итоге около ста миллионов дефективных заперли в резервации в надежде, что они сами вымрут в полной изоляции — от голода и без привычных для цивилизованного человека удобств.

Но съяры не вымерли. У многих из них на материке остались родственники, друзья, просто сочувствующие, организовавшие гуманитарную помощь — продукты, инструменты, одежду и многое другое. Это жестко пресекалось, но волонтеры все равно находили пути доставки.

Правда, с годами все это иссякло. Терялись родственные связи, упоминания о съярах исчезли из средств массовой информации, и через поколение-другое об изгоях почти забыли, а упоминание стало дурным тоном.

Тем временем, съяры, пусть даже и с дефективным кодом, оставались людьми со всеми человеческими навыками в организации общества. Гуманитарной помощи на всех не хватало, и съяры стали объединяться в группы, каждую из которых кто-то возглавил на правах сильного.

Началась первобытная война за ресурсы, за женщин, за оставленные поселения кхаров. Группировки росли и объединялись, и к концу второго столетия с Исхода на острове образовалось несколько своего рода государств и независимых поселений.

Глава одного из них, позже названного столицей Империи, был некий Ма Джу Ро. Никакой информации о его жизни до императорства не сохранилось, но именно он, прозванный Победителем, захватил все территории острова, а сам провозгласил себя Императором Маджуро Первым.

К концу его недолгого правления предрассветной ночью дворец был захвачен страшного вида железными трехметровыми людьми в черных отливающих металлом шлемах. Их возглавлял белокурый высокий красивый мужчина с сияющей кожей. Он назвался ракантом Кроссом. Скучающе и откровенно зевая, он объяснил Императору, кто в этом мире главный, а кто — генетическое отребье.

«Семья Кроссов, — сказал он, придавив Императора взглядом синих глаз, — указом королевы Тайры Ра’Та’Кант отныне курирует всю жизнедеятельность на острове Съяр. Все добываемые ресурсы острова — рыба, фрукты, руда, драгоценные камни — должны отгружаться в плановом объеме в пользование семьи Кросс. Основной религией острова становится культ поклонения Пресвятой матери, а ежегодные сбор и передачу ресурсов вы объявите жертвой в ее пользу. Превентивную акцию устрашения мы продемонстрируем в полдень, включая визуальные эффекты и явление Богини простому народу».

Неизвестно, что из того понял Маджуро Первый, а что понять отказался, но уже к концу года по всей Империи стали открываться храмы Пресвятой матери Тайры, врагом всего человечества был объявлен Двурогий, а Маджуро Первого, Победителя, сменил Криллоуг — тоже Первый, только Защитник.

Представитель семьи Кроссов с тех пор стал четвертым советником Императора, скромным и незаметным. Но, по сути, только к его советам и прислушивались все последующие императоры. Веками одного Кросса сменял другой, но линия управления Империей оставалась все той же: контроль над популяцией, сохранение уровня развития общества на одном — низком — уровне и изъятие ресурсов в пользу Кроссов…

— Мой повелитель, все готово, — за спиной объявился Ленц, глава имперских медиков. — Донор готов.

Маджуро Четвертый облегченно кивнул:

— Сколько получится перелить?

— Думаю, не меньше пятнадцати лет. Мерзавец Ядугара, тот, что нашел донора, успел провести процедуру на себе. Лет двадцать точно выжал. Прикажете казнить ублюдка?

— Выдайте ему обещанную награду, — неуверенно пожал плечами Маджуро Четвертый. — Не знаю, решайте сами.

— Награду выдадим, — кивнул Ленц и так рьяно кивнул, что с него чуть не слетели очки. — А потом казнить?

— Если всех казнить, вскоре некому будет искать доноров! — раздраженно буркнул Император. — Наградите и пусть катится.

Ленц снова кивнул, уже не с таким энтузиазмом, а в блеске очков отразилось его разочарование. Двурогий подери этого Ядугару! Эти годы не помешали бы самому Ленцу! Шельма Ядугара еще пытался учить его, как правильно проводить процедуру перелива… Его! Главу имперских медиков!

Мерзавец бормотал что-то о том, что донору требуется состояние комы от истощения, так как донор обладает крайней степенью сопротивляемости. Ха! У Ленца был десятилетиями апробированный препарат подавления, проверенный на многих донорах — чему его может учить Ядугара? Наглец! Ведь если донор окажется в коме, то перелив может убить быстрее, чем надо!



Ворген Мрачный, Данияр Сугралинов

Отредактировано: 30.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться