Девять историй про ведьм в наше время

Font size: - +

Девять историй про ведьм в наше время

Рассказ 1: Катажина,
или Молот Биллевичей

– Катька! Пойдем на озеро! – заорал Саша Трубный, проходя мимо здания школы.

– Ты бы еще рупор взял, – тихо пробормотала девушка, а потом высунулась в окно по пояс и громко ответила: – Для тебя, Сашок, я – Катажина Витольдовна, а на озеро с тобой только полная дура пойдет!

Из всего класса Труба был самый приставучий и занудный. Другому скажи: «Иди к черту»,  – и пойдет как миленький. А этот – только улыбнется, и ну дальше приставать. Ката давно уже подумывала отсушить ему руки по локоть, но останавливал завет бабы Яди не гадить там, где живешь и учишься. Во всяком случае – явно.

Яркое майское солнце ушло за крышу, и теперь классный кабинет оказался в полумраке – для Каты это было именно то что нужно. Две тряпки размеренно и абсолютно самостоятельно счищали многолетнюю пыль с покрытого трогательно голубой масляной краской потолка. Щетка елозила по плинтусам, губка бегала по портретам знаменитых физиков.

Бабушка Ядя, на самом деле двоюродная прапрабабка Катажины, настойчиво советовала ей изучать программирование, не забывать про физику, химию и математику. Особой склонности к этим предметам молодая ведьма не имела, но постепенно поняла, что наставница была права. Умение составлять алгоритмы и знание природных процессов сильно помогали в колдовстве.

 

 

Директриса наверняка была уверена, что достаточно наказала строптивую ученицу, приказав ей выдраить класс до идеального состояния – а на самом деле предоставив той возможность утереть всем нос.

Потому что уже сейчас класс сиял – а к концу недели, когда завершится срок наказания, здесь будет чище, чем в первый день после ремонта.

Ката услышала за открытыми окнами разговор, перегнулась через подоконник и обнаружила прямо внизу двух девятиклассников – Тимку и Олежку. Первый пытался занять у второго денег, второй честно демонстрировал пустые карманы.

– Тимур, тебе много надо? – поинтересовалась с высоты второго этажа Ката.

– Да нет, не надо уже, – смутился мальчишка. – Я разберусь.

– Сто пятьдесят рублей, – сдал приятеля Олежек и тут же отпрыгнул, уворачиваясь от затрещины.

– Поднимайся, я одолжу.

Тряпки и щетки застыли. Через минуту Тимур постучал в кабинет физики. Симпатичный парень, неглупый, для своего возраста высокий и крепкий. Ката, вероятно, и влюбилась бы в него, окажись он постарше. Но полтора года разницы – это было слишком много. И, кроме того, оставался еще Пашка Лялин.

– Ух ты! – восхитился Тимка, увидев сияющий чистотой кабинет. – Уже все намыла?

– Делов-то, – небрежно махнула рукой девушка. – Скажи, ты целоваться умеешь?

– Чего? – поразился ее собеседник.

– Ничего, – мрачно ответила Ката, загородила собой выход, а затем технично загнала парня в угол и прижалась губами к его губам.

В теории она все знала на отлично, и даже успела немножко попрактиковаться – на помидорах, как показывали в каком-то фильме. А вот по-настоящему не целовалась ни разу. Подкатывать к Лялину она собиралась во всеоружии – так, чтобы у того без всякого колдовства не осталось ни единого шанса.

Через полчаса Ката навела на ошарашенного Тимура простенькие чары, сунула ему в руку сотню и полтинник, а потом твердо сказала:

– Зашел, взял деньги, пообещал отдать через неделю и ушел. Чао, Тимур!

– Пока, Катя. Отдам через неделю, – послушно согласился парень. На его губах остались предательские следы – но совсем чуть-чуть, ни он сам, ни кто другой ничего не поймет.

 

 

Все началось восемь месяцев назад. Тогда к ним в гости зашла Ядвига Биллевич, она же баба Ядя. Папы и мамы дома не оказалось – уехали с друзьями на выходные на Дон, благо было недалеко.

– Катажина, ты никогда не думала о стезе ведьмовства? – официальным тоном поинтересовалась бабка. Послушала молчание девчонки, а затем добавила: – У тебя есть дар, и я могу помочь его развить.

Ката ничего не говорила, справедливо полагая, что это еще не все. Ядвига усмехнулась, пригладила длинную серую юбку и продолжила:

– Мне сейчас сто сорок два года. Я родная сестра твоего прапрадеда, и я ведьма. Могу многое, но не все. Где-то образования не хватает, где-то желания. Если хочешь, я научу, что можно сделать, чтобы тебя все любили и уважали, чтобы всегда водились деньги, а главное – чтобы жить было интересно.

– Звучит шикарно, – согласилась воспитанная на байках про «бесплатный сыр» двоюродная праправнучка. – А подвох есть?

– Есть. – Баба Ядя еще раз провела ладонью по юбке. – Рано или поздно – когда именно, никто не знает, у всех это бывает по-разному – у тебя появится черное родимое пятно. Оно начнет дико чесаться. После этого тебе придется быстро разыскать всех, кого ты так или иначе использовала в колдовстве, и извиниться перед ними. В противном случае начнешь гнить заживо. Найти всех, кому должна, будет несложно – ты их сможешь почувствовать. Когда перед всеми извинишься, ведьмовство из тебя уйдет – станешь жить как обычный человек.

– Это может случиться сразу, а может – через сто лет?

– Через сто лет вероятнее, чем сразу. Но суть ты уловила.

Некоторое время они молча сидели друг напротив друга. Ядвига достала трубку с длинным чубуком, неторопливо набила ее и закурила прямо в квартире, чего отец не позволял ни себе, ни гостям. Ката с удивлением отметила, что ей не хочется возмущаться.

Через пять минут, докурив, бабушка взмахом руки убрала из воздуха дым.



Эльдар Сафин

Edited: 10.05.2017

Add to Library


Complain