Девятая невеста

Размер шрифта: - +

Глава 14

Остаток дня я провела в комнате. Плакала и ненавидела принца, и только ближе к позднему вечеру соизволила встать на ноги. И то, лишь потому, что услышала предупреждение Арвела: если не открою, то он войдет без предупреждения. И конечно же это приказ Рензела. Кто бы сомневался.
Дворецкий принес поднос с ужином, чему я подивилась даже в туманной пучине отчаяния. Обычно Арвел не утруждал себя работой служанки, но тут вдруг решил сам меня накормить. Наверняка дело в том, что я не открывала и не отвечала слугам, даже Марьке, с самого утра. Ни завтракала, ни обедала… Вот Рензел попросил дворецкого проконтролировать. Но  мне не то что кусок в горло не лез, я даже запаха еды не чувствовала, чтобы хоть чуточку ей соблазниться. В мире вдруг все смешалось и потеряло краски. Как для соловья в клетке. Ничего не хотелось.
Арвел ушел, так и не дождавшись, когда я покушаю. Он что-то говорил, но я не слушала его, а ночью пролежала на кровати, занимаясь самоедством и лицезрением полной луны. Богиня… Даже ни о чем ее не попросила, а попытки приободриться терпели сокрушительные провалы. В комнате отвлечься не на что, и в полной тишине мысли возвращались только к моей обиде, безрадостному будущему да событиям минувшего дня.
 Устала я ближе к рассвету и уснула, но не успели  пропеть жаворонки, как в дверь постучались! И не один раз, и ни два… А три! Так громко и настойчиво, что стало понятно – пора вершить возмездие за мое беспокойство. Не то у меня настроение, чтобы терпеть подобные выходки.
Уставшая, злая и замученная, я встала с постели, накинула легкое шелковое платье поверх ночной рубашки и выглянула за дверь.
- Госпожа-а-а… - тут же оглушил меня до боли знакомый вой, и я поморщилась:
- Марька?
Зареванная служанка театрально пала ниц, чуть не раздавив под собой маленькую корзинку, накрытую белым полотенчиком. Оттуда соблазнительно пахло выпечкой, что у меня желудок в животе перевернулся от голода. С прошлого утра маковой росинки по рту не было, а тут… Такие ароматы.
- Госпожа! – вновь всхлипнула служанка. – За что вы так со мной? Я же…я же!
Она икнула, а я покосилась на стражников, чьи глаза от удивления немного округлились, но лица их все равно оставались каменными, а взгляд следил за коридором.
- Я же верой и правдою! Госпожа! Верой и правдою! Вам…Вам… – выдавила из себя Марька. – Вам служила! Выполняла все ваши приказы… Все! - выделила она.
- Марька, - попыталась ее вразумить, но служанка не успокаивалась:
- А как принц запретил нам... Нам!.. - она захлебнулась воздухом и всхлипнула. - Я больше вам не нужна-а-а... Вы меня променяли!
У меня кровь отхлынула от лица, и сон как рукой сняло. Вот дела. Проснуться не успела, а тут такое…
Недолго думая, я схватила Марьку за рукав и утянула к себе в покои, но прежде чем закрыла дверь, услышала, как охранник шмыгнул носом. И остановилась. Призадумалась. Свидетели мне как-то не нужны. Правильно?
- Так… - я посмотрела на одного, потом на второго стражника. – Ты, - выбрала Сопящего, буду теперь так его звать, и строго приказала: – Слушай внимательно. Слушаешь?
Я выждала мгновение и добавила:
- Говорить вам запретили, но моргать нет. Моргни один раз, если да. И если нет - два раза. И поверь, поговорить со мной - в твоих же интересах, - я постаралась придать голосом особую значимость своим словам.
Секундная заминка, раздумье, и стражник посыл уловил - моргнул. Один раз. Чудесно, контакт налажен.
- Ни ты, ни твой товарищ ничего не видели и не слышали. Иначе опять сбегу, - я сощурила глаза. – И поверь, у меня это получится, а принц будет вами очень... Очень недоволен. Понял?
Мужчина почти сразу моргнул.
- Молодец.
Я собралась было уйти, но тут стражник опять шмыгнул носом. И это мне показалось таким... таким раздражающим, что я резко обернулась и опять посмотрела на Сопящего:
- Вид у тебя… печальный, - окинула его взглядом. - Заболел?
Моргнул один раз.
- Простуда?
Два раза.
- Цветочная болезнь?
Один раз.
- Бедненький…
Вот работенка ему досталась - в замке, где, по слухам, круглый год цветут деревья.
- Заглядывал к лекарю?
Стражник моргнул два раза.
- из-за приказов принца не можешь попасть?
Не моргает…
- Будешь отвечать?
Опять не моргает. На глазах уже слезы навернулись, а не моргает.
- А ты упрямый, - едко заметила я. – Но молчание тоже по-своему ответ и расценить его я могу так, как будет удобно мне. Не тебе.
С нижней реснички стражника сорвалась первая капелька, а лицо покраснело. Стойкий, однако. Может и рад бы совсем закрыть глаза, но, увы, его долг следить за моей безопасностью. Я устало вздохнула и сжалилась над бедолагой:
- Ладно. Поставим вопрос иначе. Ты боишься, что Рензел узнает о твоем недуге и уволит со службы?
Стражник не удержался и несколько раз моргнул. Быстро.
- Что ж, - я ухмыльнулась. – Раз так упираешься - значит, да. И вот досада! В отличие от твоего друга, у тебя еще больше причин молчать. Я же могу  обидеться и рассказать Рензелу о твоей досадной проблеме, что очень сильно меня раздражает.
Брови мужчины еле заметно нахмурились, уголки губ дрогнули и чуть опустились, а у меня созрел план. Хороший план.
- Но я могу и помочь. Например, убедить принца дать тебе отдохнуть дня два, три. Четыре, - я пожала плечами, -  Или даже семь. Хочешь?
Опять глаза распахнул. Терпит. Вот зараза упрямая, не хочет признаваться. Или попросту мне не доверяет.
- Конечно, хочешь. И я обязательно поговорю, а то неровен час и принц заметит... Но, - я шагнула за порог и встала на носочки, чтобы прошептать стражнику на ухо, дабы не услышал его товарищ. А мы заметили и записали новый отрывок: Вино - любовь. – С тебя должок. Будешь защищать меня несмотря ни на что. Даже от самого принца Рензела, если потребуется.
 
Я отступила на шаг и поинтересовалась:
- Понял?
Стражник прикрыл глаза и впервые пошевелился - чуть заметно кивнул, а я улыбнулась:
- Тогда договорились. 
Было бы счастье, да несчастье помогло. Не выспалась, зато к стражнику подход нашла, и если повезет, у меня появится личный защитник. О, Богиня... Неужели не все еще потеряно? Так хочется в это верить!
 У меня внутри затеплилась давно угасшая надежда. Но стоило прикрыть за собой дверь и посмотреть на Марьку, которая судорожно стискивала ручку корзинки, как плечи опять потяжелели. Красные и потухшие глаза служанки говорили об одном – случилось что-то из ряда вон выходящее. Вопрос только что?
 - И? – строго поинтересовалась я: - Объяснись, почему я должна терпеть твои истерики да еще так рано?
 Ноги Марьки подогнулись, и она собралась было опять рухнуть ниц, но я остановила ее, вскинув ладонь, и строго потребовала:
 - Свое показушничество оставь для принца. Мне рассказывай все быстро, четко и по делу. Без истерик.
 Марька не хуже Сопящего шмыгнула носом, обижено надула губы и пробурчала:
 - Вы променяли меня на другую служанку.
 - И давно? – я с подозрением на нее посмотрела.
 - Мистер Арвел… - она всхлипнула, а ручки корзинки заскрипели, когда она сильнее их стиснула. – Сказал, что сегодня я иду на кухню вместо Ниссы, а она… Она!
 Марька тихо запищал и по ее щекам побежали слезы, а я тяжело вздохнула и посмотрела на корзинку, откуда аппетитно пахло выпечкой. В животе заурчало.
 - Марька…
 - А она будет помогать госпоже, потому что на то воля госпожи! – Взвыла Марька и принялась растирать щеки до красноты кулаками. – А меня на кухню! На кухню… Понимаете, госпожа? Или вы уже не госпожа… Я запутала-а-а-сь…
 Она громче зарыдала, а я вновь тяжело выдохнула и погладила пальцами лоб. Голова резко разболелась. Усталость накатила такая неимоверная, что хоть на пол ложись, сворачивайся калачиком и пусть весь мир подождет.
 Кажется, вчера Арвел что-то спрашивал у меня про служанок, но я не придала значения его словам, почти его не слушала и ответила только раз… Хм. Что же он спросил, а я ответила?
 - Так, Марька…
 - Принц запретил со мной меняться…
 - Марька.
 - И я стала не нужна-а-а!
 - А ну прекращай выть! Думать невозможно! – прикрикнула на нее и указала на кресло возле стола. – Сядь! И помолчи!
 Уловив жесткие нотки в моем голосе, она послушно села. Ее губы и плечи подрагивали, а спина была настолько напряжена, что Марька будто кол проглотила.
 - Марька… – я не удержалась и указала на корзинку, откуда запах распространился уже по всей комнате. – Что у тебя там?
 - А это… - служанка вздрогнула и отрешенно посмотрела на свою ношу, но потом ее глаза и лицо засияли осознанием. – Это вам! Вам! Все вам…
 Она вскочила с кресла и поставила корзинку на стол. Марька откинула полотенчико, а у меня под ложечкой засосало, когда я увидела румяные пирожки. От них все еще шел пар и даже на расстоянии чувствовался жар свежей и ароматной выпечки.
 - Арвел сказал, что вы плохо кушаете, вот я и подумала… Ой, госпожа! Осторожнее! Они же…
 Она осеклась, когда уже на мои глаза навернулись слезы. Только в моем случае от счастья. Недолго думая, я вытащила один пирожок и принялась подбрасывать в ладонях, чтобы немного его остудить. И произнесла чуточку мягче:
 - Сядь, Марька.
 Служанка медленно опустилась в кресло, а я не удержалась: откусила от горячего пирожка и застонала, когда язык чуть обожгло наивкуснейшее варенье из яблок. Даже вознамерься я на самом деле променять Марьку на другую служанку, сейчас бы точно передумала. Подкуп ей однозначно удался. Но сколько не угощением, а вниманием и заботой. Марька узнала, что я не ем и даже расстроенная решила накормить меня тем, что я редко себе позволяю, но очень сильно люблю - пирожками.
Интересно, кто их испек? Не удивлюсь если сама Марька, потому что кухарка так рано вряд ли бы взялась за готовку. И помнится, как-то Марька меня угощала пирожками собственной выпечки, и эти очень на них похожи. В яблоках чувствовалась корица. Как я люблю.
 - Не меняла я тебя на другую служанку, - выдохнула я.
 - Но мистер Арвел…
 Я жестом приказала ей помолчать, а сама принялась жевать пирожок и думать. Наша с Арвелом беседа вышла немногословной. И большую ее часть я забыла. Однако стоило чуть напрячься и покопаться в воспоминаниях, как все встало на свои места.
 Арвел еще позапрошлым днем интересовался, поговорила ли я с принцем о Ниссе, и вчера он задал тот же вопрос. А когда я не ответила (или промычала что-то невнятное), предложил самому побеседовать с принцем и убедить его отдать мне Ниссу. Стоит ли говорить, что на тот момент мне было глубоко плевать на проблему со служанками? Вот я и ответила: «Делайте, что считаете нужным». И если я права, Арвел сделал: побеседовал с принцем. Только результат мне не совсем ясен. Марька в панике, а никого так рано я еще не видела, чтобы расспросить.
 - Марька, слушай внимательно, - я взяла новый пирожок и пододвинула корзинку, чтобы она разделила со мной скромную трапезу, а то судя по звукам в животе служанка тоже была голодна. Она смущенно покраснела, но от угощения не отказалась. – У меня в мыслях не было тебя менять. Я только попросила Арвела дать мне вторую служанку, чтобы в замке всегда был свой человек, и эта простушка - Нисса - подошла как нельзя кстати.
 - Простушка? – фыркнула Марька. – Да они ни на шаг от меня не отходила! Приставала. Все услужить хотела. Подругой прикидывалась! Втиралась в доверие, - пугающим тоном произнесла она. - А сама все о вас спрашивала: что госпожа любит, что не любит, даже какое белье предпочитает! Ушлая девка… Я сразу почуяла - на мое место метится, все дурочкой прикидывалась, мол, не помню... не знаю... Или называла совсем другое! А как мистер Арвел сказал, так…
 Она грозно потрясла кулаком.
 - Удавить ее захотелось!
 - Тихо, Марька, - остудила ее пыл, когда она опять повысила свой голос. – Это я просила Ниссу за тобой присмотреть, - и теперь я поняла, почему в прошлый раз, когда мы с Марькой поменялись одеждами, она так удивилась моему дружелюбию. - Она пообещала тебе помогать, пока ты не освоишься.
 Служанка удивленно захлопала глазами:
 - Просили?
 - Угу.
 Марька нахмурила брови:
 - Все равно ей не верю. Услужливая больно. Пронырливая. Не хуже Лорриха… - она понизила голос до шепота и оглядела углы комнаты, будто слуга их величества шагнет из тени. – Возникает внезапно и все про всех знает!
 - Интересно, - хмыкнула я и заметила: – Полезный союзник и опасный враг. Спасибо, Марька, что рассказала и тоже за ней приглядывай. Чуть что заметишь, тут же мне доложи.
 - Хорошо госпожа! А… А дружить с ней обязательно? – напряглась она.
 - На твое усмотрение.
 Ее плечи расслабленно опустились.
 - Слава Богине…
 Я усмехнулась, доела остатки пирожка и мазнула тоскливым взглядом по корзинке полной выпечки. Жаль Марька не додумалась захватить компот. Безумно вкусно, но одну сухомятку жевать – тяжко.
 - Арвел что-нибудь еще говорил? Например, как вы чередоваться будете?
 - Нету! – пожала плечами Марька и опять поникла. – Только отослал меня на кухню и все.
 - Не переживай. Наверняка еще скажет, - успокоила ее. – Если бы тебя заменили на другую служанку, то не оставили бы в замке.
 - А ведь точно, - воспрянула духом Марька, а потом хмуро на меня покосилась: - Но вы так сказали, будто из меня плохая служанка. И держат меня тут только из-за вас.
 - Отчасти так оно и есть, - я откинулась на спинку кресла и прежде, чем Марька успеет обидеться, добавила: - Служанка ты хорошая, но держат тебя тут только из-за меня. А теперь утри слезы, помоги мне переодеться и ступай. Встретишь мистера Арвела - скажи, что я хочу его видеть.
 Я улыбнулась и тихо добавила:
 - У меня есть к нему вопросы.
 И пусть мне поможет Богиня, потому что от его ответов зависит мое будущее.



Рона Аск

Отредактировано: 18.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться