Девятая ведьма.

Размер шрифта: - +

глава 3. Знакомство с мёртвой родственницей.

Урок третий: заклятия на крови — самые сильные и мощные. Сто раз подумай, прежде чем проклинать кого-то таким заклятием. Самый сильный артефакт на крови покоится на Лысой горе. Им может владеть только Верховная Ведьма.

    Я сидела на лавочке на кухне, укутавшись в шаль — сегодня была холодно, на улице целый день шёл дождь — и поджав ноги под себя, грела руки о чашку с горячим кофе. Любимый запах доставлял мне огромное удовольствие, а пар исходящий от напитка приятно щекотал лицо. На столе лежала «мохнатая книга», как я её окрестила ещё в первый день нашего знакомства. Я неотрывно смотрела на неё, изредка вспоминая о кофе и пряча глаза в содержимое чашки.

    Я думала о том, что мне нужно перестать искать во всём смысл и научное объяснение. Всё то, что было три года назад и то, что было вчера — может, этому нет объяснений? Исчезнувшее письмо, свет без люстры, смех, крики, туман, эта книга, которая буквально преследует меня… А ещё сегодняшнее утро.

    Я встала поздно — в десять — но зато впервые за долгое время выспалась. И это несмотря на то, что я жутко испугалась ночью. Кто это был? Ведь я слышала скрип, а он просто так здесь не появляется, это мы уже выяснили. Спустившись вниз, чтобы позавтракать, я увидела приготовленные мною и ОСТАВЛЕННЫЕ в квартире сумки, преспокойненько лежавшие сейчас у входной двери. Именно с этого момента я задумалась над тем, чтобы поверить в паранормальные явления.

    Весь день я провела в уборке первого и второго этажа и, скажу сразу, в тот момент я жутко пожалела, что решила остаться. Столько пыли, грязи и паутины я не видела в жизни. Но, хорошо всё, что хорошо заканчивается, а как заканчивается у меня этот день, я пока понять не могу. Ничего странного, за исключением — я уже привыкла — тумана из-под половиц, не было.

    Сейчас же я подумываю над тем, чтобы послушаться совета Степана Митрофановича, и прочитать-таки то, что написано в этой книге. Но что-то меня отталкивает, а что — не понятно. Предчувствие, 6 чувство, интуиция — всё это могло бы подойти под определение того, что я чувствую.

     Но, любопытство пересилило чувство самосохранения, которые, по-видимому, у меня совсем на нуле. Я поставила чашку на стол и придвинула к себе книгу, усаживаясь по удобнее. Вздохнула по глубже и открыла книгу. Пару секунд она была пуста, а потом медленно, описывая каждую закорючку, начали появляться буквы, слова, текст. Я дождалась, пока передо мной появится полная страница. Я пролистала книгу — больше записей не было. Ну и ладно. Мне на сегодня и этого хватит. Я углубилась в чтение записей и, почему-то, делала это в слух:

— Верховные Ведьмы Замирья:
     Валькирия — первая Верховная Ведьма, имеющая силу лекаря; Агидель — рождённая в огненной стихии ведьма; Святослава — святой славой окутанная ведьма; Истислава — истинной славой ведьма обладающая; Люта — суровая ведьма; Ирия — райская ведьма, рай в Замирье принесла; Стана — ведьма с твёрдым характером; Ауда — с Богом связанная ведьма, — прочитав, я прикрыла глаза и только потом до меня начало доходить, что там написано имя моей прабабушки — Ауда. Она была ведьмой. Нет, не возможно. Хотя, Василиса, ты же хотела понять ситуацию — вот, пожалуйста. Я пару раз вздохнула и продолжила читать:
— Следующей Верховной Ведьмой становится дочь прошлой. Её имя вписывается в эту книгу во время ритуала Таинств. Вся сила прошлых ведьм передаётся к новой и её собственная сила приумножается в разы…
— Да, но, по сути, она тебе не пригодится, — сказал женский голос слева от меня.
— Это почему? — спросила я, пытаясь разобрать следующие слова, попивая кофе.
— Ну потому что никто на Замирье, по крайней мере, в моё правление, не нападал, слава Богу, — ответили мне, подавая печенье.
— Спасибо, — ответила я и застыла. Я медленно повернула голову влево и увидела полупрозрачную пожилую женщину, от который отходил слабый синеватый свет. Её волосы были, так же, как и у меня, распушены и растрёпаны, на ней был длинный сарафан, рубашка и массивные круглые серьги. — Добрый вечер, — продолжила я.
— Привет, внучка! — огорошили меня. Она улыбнулась и обняла меня — на самом деле, я уже начала задыхаться, но не важно, — а потом вернувшись на прежнее место, сказала: — Рассказывай!
— Ч-что р-рассказ-зывать? — заикаясь, спросила я. Ну, в конце концов, впервые в жизни призрака вижу, имею право.
— Не трясись ты так, Господи. Что я, такая страшная? — она вынула какой-то пузырёчек из кармашка на груди, накапала мне в кофе и сказала «Выпей».

    Ну, не то, чтобы я всегда у незнакомцев пью, просто когда призрак говорит, лучше делать. Я залпом выпила кофе. Я закашлялась, на глазах появились слёзы — было чертовски горько, — но женщина гладила меня по спине и что-то шептала. Через мгновение горечь прошла, кашель закончился, и смогла трезво оценивать ситуацию.

— Кто вы? — спросила я первым делом.
— Ауда, прабабка твоя! — ответила женщина, подтягивая рубашку.
— Только не обижайтесь, но…вы мёртвая? — спросила я, всё ещё не теряя надежду.
— Да, — разбила мои надежды прабабка. — А ты, Василиса, очень на меня похожа в молодости.
— Даже не знаю, комплимент это или нет… — стушевалась я. — Послушайте, это вы ночью приходили?
— Я, — гордо ответила бабушка.
— Знаете, не знаю, как там у вас, у мёртвых, но живые обычно боятся, когда в доме, где никого, кроме них априори быть не должно, кто-то ходит. И вообще, зачем вы так страшно смеётесь?! — разозлилась я. Нет, ну правда! Я ее внучка, а она меня пугает.
— Это не моя вина, Василисушка, вчера чай полнолуние было, вот меня и понесло. Все призраки ведьм в полнолуние с ума сходят, — виновата объяснила женщина.
— Ну знаете, вы меня не очень успокоили, — покачала я головой. — А что с половицами?
— Так, чай, дом Ведьминский живой. Тут всё живое, хоть ты и не видишь пока. Вся мебель, все книги, половицы, даже свет, и тот. Ну ты про свет уж знаешь…
— Нет! Не знаю. Как свет может гореть без люстры, электричества? Как чайник может греться, если его никто не грел? Как книга может прилипать и отлипать, когда ей вздумается, и открываться в определённом возрасте?!
 — Ну, давай по порядку. Во-первых, всё есть волшебство. Магия. Она оживляет предметы, она помогла твоему желанию о свете сбыться, она перенесла сюда твои сумки из прошлого дома.
— Откуда вы…
— Книга эта не та, что остальные. Иная. Книга Теней, самая магическая книга любой ведьмы. Здесь все заклинания, ритуалы, которые когда-либо проводили ведьмы. Не страшись этого, Василиса, ты тоже ведьма. Только не училась этому никогда, да и не ведаешь ни о чём.
— Что значит Верховная Ведьма? Что такое Замирье? — я закидывала её вопросами, всё ещё не до конца осознавая, что беседую с призраком.
— Замирье — это наш мир. Мир, где уживаются сказки, мифы, истории. Это и твой мир тоже. Всё Замирье делится на четыре части: Мерзлицкая, Морская, Клюквенная и Ведьминская. Догадаешься, где-какая?
— Названия как-то связаны с природными условиями? — сделала предположение я, бабушка кивнула. — Ну… Мерзлицкая — это Север, Морская — Юг?
— С Севером угадала, с Югом — нет. Морская — Восток, и правит на Севере и Востоке Колояр Зимовит, Король Севера и потомок самого Кощея Бессмертного ХII. Клюквенная — Юг, там много болот и растёт много клюквы, отсюда и название. Ведьминская — Запад, у нас там много Академий для ведьмочек, фабрики волшебства, там же и правит Верховная, то есть, главная, Ведьма.
— Ты ею была, — сказала я. — А кто теперь там правит? Мамина мама?
— Нет, Василисушка. Никто там не правит. У меня родился сын, и у него родился сын — твой отец. и вот, наконец, родилась ты — единственная наследница, которой передались ведьминские силы.
— То есть, ни родители, ни бабушка с дедушкой, которых у меня нет, не знали о том, что ты ведьма? — удивилась я. Теперь многие вещи стали понятнее.
— Нет. Не волшебные существа не могут жить в Замирье, поэтому я поставила этот дом. Здесь я воспитала сына, а потом сделала так, чтобы он думал, что я умерла, и забыл про этот дом. Я следила за его жизнью, конечно, переживала, мне было тяжело. А потом, спустя ещё одно поколение, родилась ты. Тогда я пришла к твоей матери и рассказала ей всю правду, но она только назвала меня сумасшедшей. Тогда я назвала ей адрес дома и сказала, что придёт время, и ты придёшь сюда. И вот, так и вышло.
— А почему ты умерла? — решилась я.
— Не поверишь, меня отравили, — сказала она.
— Почему не поверю? Поверю. Разве ведьмы не умирают от яда?
— Тьфу ты, забыла, с кем разговариваю. Каждую ведьмочку ещё на обучении готовят к умению противостоять ядам. Особенно это касается Верховных Ведьм. Меня никаким известным мне ядом убить нельзя, а ядов я, уж поверь, знаю столько, сколько никто не знает.
— Значит, кто-то знает, — высказалась я. Она только печально кивнула, соглашаясь со мной.
— Но…я ведь ничего не умею, а ты хочешь, чтобы была ведьмой.
— Не просто ведьмой, а Девятой Верховной Ведьмой. И хочу вовсе не я, я хочет народ Замирья. Сейчас особенно тяжёлое время, — шёпотом закончила он. Женщина осмотрелась вокруг, подсела ко мне ближе и, склонившись, доверительно зашептала:
— Говорят, Избора хочет стать Верховной Ведьмой, и у неё даже есть все шансы это сделать!
— И…что? — не поняла я. Ну и пускай становится, я-то всё равно не хочу ею быть.
— Как что?! А-а, постой-ка, я опять забыла, что ты ни сном ни духом. У меня есть родная сестра. Была, вернее. Властелина, её имя. Она хотела стать Верховной, но мать выбрала меня. Властелине дали полномочия в клюквенной части. Она правила нечестно, создавала рабов, убивала целые династии. Когда мы узнали об этом, я издала приказ казнить её. Я не знала, что у неё была маленькая дочка, а когда узнала, было уже поздно. Властелина была могущественной, но очень уж властолюбивой. Она нашла способ передать всю свою мощь не дочке, а следующей после дочки девочке в их поколении, Изборе, и та поклялась отомстить за смерть предка. Её желание давно всем известно — стать Верховной и мстить. Мстить всем и каждому, виновному и невиновному. Она более кровожадна, чем Властелина. Поэтому её нельзя допускать к власти. Но… У Властелины была дочь, которая стала ведьмой, но Верховной не была, а Избора взяла в себя силы моей сестры, силы бабки и свои собственные. Она почти прямая наследница к трону.
— Но вы выбрали ещё и меня, потому что Избора — плохой персонаж?
— Не мы выбираем, а прошлые Верховные, наши с тобой прародительницы. Взгляни в книгу Теней, там написаны имена всех Верховных и их силы. — я вновь окунулась в книгу и перечитывала женские имена, красивые и старинные. — А теперь прочитай первую букву имени каждой Верховной, только вслух, — нда, какой бы странной просьбой это ни было, но бабушка говорила серьёзно.
— Хорошо, — ответила я. — В А С И Л И С А. Василиса? Я что ли?



Рина Гровел

Отредактировано: 31.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться