Девятая жизнь. Студенты по обмену

Размер шрифта: - +

Глава 22. Касания

Молодая женщина казалась ухоженной, опрятной и невероятно улыбчивой. Как только Бертлисс увидела ее, поняла, что Химка была в хороших руках. На душе сразу стало легче.

— Здравствуйте, миссис тен Швальц! — протянув ей руку, чересчур громко поздоровалась девушка и тут же убавила тон. — Спасибо вам большое за то, что откликнулись на мое объявление. Не думаю, что многие поступили бы так же.

Женщина улыбнулась еще шире и ответила на ее рукопожатие, накрыв их сцепленные ладони второй рукой.

— Ну, что вы! Это ведь очень важно для вас.

— Очень, — с придыханием повторила Бертлисс, закивав.

— Дамы, пройдите, пожалуйста, в этот круг, — попросил мистер тин Йорк, отвлекая их от обмена любезностями.

Они были в просторном церемониальном зале с высокими потолками и мраморными полами, и лорииэндовке было немного неуютно от всей это нелепой мишуры. На самом деле, магия обмена не требовала участия дополнительных членов или каких-либо сильных некромагов. Любой студент старше третьего круга мог с легкостью использовать нужную руну и провести ритуал. А так называемая церемония проводилась только для того, чтобы отдать дань уважения как передаваемой душе, так и ее бывшему хозяину.

Когда они встали в круг друг напротив друга и закрыли глаза, Бертлисс воспроизвела в сознании образ Химки. Это было одним из важнейших условий ритуала: если «получатель» не сможет представить душу, значит, ритуал не состоится. Именно поэтому некромаг, передающий душу, не мог доказать ее наличие (по крайней мере, получателю) — иначе обязанность второго участника была бы бесполезной.

Когда Бертлисс во всех подробностях представила свою лучшую подругу и даже успела вспомнить пару греющих сердце моментов, проведенных с ней, гравиаль на ее шее начал приятно теплеть. Лорииэндовка обхватила его пальцами и зажмурилась еще сильнее, предвкушая скорую встречу.

Раз… два…

— Ритуал успешно завершен!

Три!

Девушка открыла глаза и встретилась взглядом с миссис тен Швальц. Произнесла одними губами:

— Спасибо, — и не сдержала очередной счастливой улыбки.

 

— Я до сих пор не могу привыкнуть к себе… такой. Будто я одновременно существую и не существую. Гадкое состояние.

Голос Химки звучал в голове — души не могли издавать звуков в мире живых.

Они лежали на кровати и смотрели на внутреннюю роспись балдахина. Так, как будто и не было этих мучительных дней разлуки.

— Ты скоро привыкнешь. Все рано или поздно привыкают.

— И ты думаешь, это хорошо?

Бертлисс пожала плечами.

— Это правильно.

Химка перевернулась на живот и поднялась на локтях, сосредоточенно смотря куда-то перед собой.

— Почему ты не переносишь Руф?

Лорииэндовка поморщилась — эта тема была не из приятных.

— Я не знаю, я просто… не могу, — она закрыла лицо руками. — Это сложнее, чем я думала. Я даже не знаю, примет ли она меня снова? После того, как я поступила…

— Брось, Берта! Не придумывай проблемы там, где их нет.

Она права, нужно обязательно сделать это как можно скорее. Но не сейчас.

— Расскажи мне о мире той женщины, — попросила Бертлисс, не зная, зачем. Наверное, чтобы просто перевести тему.

Химка слабо улыбнулась.

— В ее мире было… шумно. Кланесс работает в каком-то крупном офисе, там много бумаг, криков и кофе. Все это настолько въелось в ее жизнь, что отразилось даже на нас, а душ у нее, поверь, очень много. Но, знаешь, это было даже интересно, хоть и по вечерам у меня болела голова.

— Вот уж не думала, что для кого-то работа — это то место, куда хочется все время возвращаться, — прыснула лорииэндовка, закинув руки на голову.

— А я не знала, что такое место для тебя — это дом твоей бабушки, — тихо сказала Химка после небольшой паузы.

Улыбка медленно сошла с лица. Бабушки не стало почти шесть лет назад, потом не стало и дома. Но Бертлисс до сих пор помнила вкус ее морковного пирога.

— Я провела там большую часть своего детства, — было немного больно вспоминать об этом. — А теперь этот дом есть только в моем гравиале. Это... грустно.

— А я так не думаю, — легко не согласилась Химка.

— Нет? — Бертлисс повернула к ней голову, встретившись с потухшим взглядом. — Почему?

— Я ведь тоже существую только в твоем гравиале, но через три года я перевоплощусь. Кто сказал, что и он не сможет? — губы подруги растянулись в едва заметной улыбке. — Главное чего-то очень-очень сильно захотеть.

***



Карина Фант

Отредактировано: 22.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться