Девятая жизнь. Студенты по обмену

Размер шрифта: - +

Глава 25. Искренность

Развитие способностей некромага делилось на три ступени. Первая — наблюдатели — длилась до того момента, пока у него не развивались магические способности. Обычно это происходило в промежуток от двенадцати до четырнадцати лет, когда начиналась перестройка не только детского организма, но и души. До этого возраста наблюдатели уже были способны видеть души и применять элементарные руны, но вот переходить в Туманную долину — нет.

Некромаги, достигшие второй ступени, начинали называться собирателями. Им выдавали их первые гравиали и рассказывали о тонкостях поимки душ, обучали магии призрачного касания и другим способностям, недоступным «новичкам». На самом деле, не достигнуть второй ступени можно было только в том случае, если некромаг не дожил до переходного возраста. Другими словами, нельзя было остаться навсегда на ступени наблюдателя, но вот остаться собирателем душ до конца жизни — очень просто.

На третью ступень переходили далеко не многие. Более того, лишь единицы становились странниками. Странники свободно чувствовали себя в Туманной долине, были способны переходить туда без помощи порталов, а их гравиали могли хранить свыше сотни душ, но все то могло быть присуще и обычному собирателю. Главной их особенностью была способность частично переходить в состояние души, на время теряя свою физическую оболочку.

До сегодняшнего дня Бертлисс была уверена, что никогда не встретит ни одного из них — слишком уж малым был процент такой возможности, практически нулевой. Но вот же как иногда случается…

— Получается, мистер тин Йорк — странник?.. — все еще не в силах в это поверить, переспросила лорииэндовка.

— Да, — Корвин с интересом следил за ее реакцией после своего небольшого рассказа.

— И об этом все знают?

— Вообще-то, знают немногие. Это вроде как секрет.

Девушка удивленно вскинула брови.

— Секрет? И как же ты о нем узнал?

От нетерпения она готова была прыгать вокруг арвиндражевца, лишь бы тот ей все рассказал. Бертлисс сжимала пальцами свой свитер и во все глаза следила за каждым его вздохом. Корвин почесал затылок:

— Да дурацкая, на самом деле, получилась ситуация. Я зашел в директорский кабинет, когда его душа где-то блуждала, и минут пять объяснял пустому телу, почему я разбил нос своему одногруппнику. Потом все-таки понял, что что-то не так... И просто ушел, — он искривил губы в кривой усмешке.

— С ума сойти! И как давно это было?

Лорииэндовка не могла заставить себя сдержаться от очередного вопроса. И зачем он на все это отвечает? Да и показал возвращение директора тоже непонятно почему…

Корвин посмотрел куда-то в сторону, нахмурив брови. Бертлисс вдруг подумалось, что она ляпнула что-то не то, но вдруг парень повернулся, внимательно заглянув в ее глаза:

— Еще до того, как мы с тобой встретились в первый раз.

Девушке показалось, что этой фразой арвиндражевец попытался до нее что-то донести… но что именно, она так и не поняла. Хотя честно около пяти секунд пыталась докопаться до сути. Стало как-то неловко.

— Понятно… Спасибо.

И что он так пялится на нее?

— Спасибо? — он с интересом наклонил голову к плечу.

— Ну, да. За то, что рассказал и все такое, — немного растерялась девушка.

— А-а, — Корвин будто потерял к ней всякий интерес. — Да не за что.

Они еще немного постояли в молчании, смотря на ночной пейзаж, но вскоре, поджав губы, Бертлисс призналась, что замерзла. И, вообще, было уже совсем поздно, а завтра учеба...

Корвин проводил ее до комнаты. Лорииэндовка теребила в пальцах цепочку с гравиалем, стоя у своей полуоткрытой двери и смотря на носки его кроссовок. Не было сомнений в том, что ее непонимание зацепило парня. Вон, какой хмурый стоит. И с чего, спрашивается? Она что, экстрасенс?

Короче, пора ей уже.

— Спокойной...

— Ты ведь не делала этого.

Бертлисс замолчала, удивленно вскинув брови. Корвин отлепил взгляд от ее гравиаля и заглянул девушке в глаза.

— Не рассказывала директору про Нору.

В голову ударила ледяная волна, пугающей дрожью пробежавшись между лопатками. От такого неожиданного признания-разоблачения волосы на затылке встали дыбом. Лорииэндовка в шоке округлила глаза и пролепетала:

— Ч-что?..

— Я знаю, что ты оставляла метку в туалете. А потом ходила к директору, — он внимательно наблюдал за изменениями на ее лице. — Все ошибочно решили — жаловаться, прозвали тебя предательницей. Дэльм радовался больше всех.

С каждым его словом Бертлисс становилось хуже. Так значит, они все знали?.. Боже…

— То есть все думают, что я рассказала директору про Нору?

То, что она сама рассматривала такой исход событий, лорииэндовка решила не учитывать.



Карина Фант

Отредактировано: 22.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться