Девятая жизнь. Студенты по обмену

Размер шрифта: - +

Глава 28. Прирученный

Десять дней спустя

— Складывайте листочки на край моего стола, и можете быть свободны, — копаясь в шкафу с многочисленными книгами, сообщил профессор тин Фальт после того, как прозвенел звонок.

Корвин дописал последнее предложение и поставил точку. История давалась ему на удивление легко, поэтому проблем с подобными проверочными у него никогда не было. Сложив вещи в рюкзак, парень в развалку спустился к учительскому столу и положил свою работу в стопку к остальным. Но уходить пока не спешил.

— Сильно заняты?

Профессор оглянулся и вопросительно вскинул брови.

— Да не особо. Что-то случилось?

Корвин постучал пальцами по столешнице и спросил:

— Как там ваш брат?

— Ты о Лиме? — мужчина нахмурился, явно удивленный его вопросом. — Вроде неплохо. А вы разве были знакомы?

— Не были, — не стал лукавить Корвин. — Но, знаете, я по-своему переживаю за этих ребят. Я ведь был на их месте…

Профессор понимающе улыбнулся и принялся складывать вытащенные книги обратно в шкаф. Одна, впрочем, в его руках все же осталась.

— У Лима все относительно хорошо. Лорииэндовцы под конец октября уже не такие буйные, сам ведь знаешь.

— Знаю... Но пусть он все равно будет осторожней, — Корвин почесал затылок и вдруг спросил: — А вы не в курсе, он там себе никого не нашел?

— Не нашел? — озадаченно переспросил мистер тин Фальт, закрывая дверцы шкафа.

— Какую-нибудь симпатичную лорииэндовку, — Корвин поиграл бровями. — Я на эти грабли уже наступал.

И, кажется, не раз.

Профессор насмешливо хохотнул и покачал головой.

— Это уж вряд ли. Лим все мне рассказывает, так что такие подробности не прошли бы меня стороной.

Корвин хмыкнул, удовлетворившись таким ответом. Мужчина уселся в свое кресло, и прежде, чем он убрал книгу в выдвижной шкаф, арвиндражевец успел прочитать название — «Принудительная реинкарнация». Удивленно нахмурился.

— Что ж, до свидания...

— До скорого, Корвин, — кивнул в ответ мистер тин Фальт, сложив руки на столе. — Мне нужно передавать от тебя привет?

— Что? — не сразу понял он.

— Я про Лима. Думаю, он будет рад.

— А… Да, конечно. Без проблем.

И, еще раз попрощавшись, пошел к выходу. У профессора тин Фальта был очень странный выбор литературы.

— Ну, что? Ты узнал? — тут же налетела на него Юста, вновь возвращая в реальность.

— А то ты не слышала? — фыркнул Корвин, не сбавляя шаг.

— Конечно, слышала, — она пристроилась по правую от него руку. — Надеюсь, профессор не врет. Иначе я Лиму кишки выпущу!

— Господи, и откуда в тебе столько жестокости? — изумленно протянул арвиндражевец, покосившись на сестренку.

— Оттуда же, откуда у тебя столько соплей. «Я по-своему переживаю, я ведь был на их месте», — гнусаво спародировала девушка. Корвин покачал головой.

— Ты просто чудо.

  • Я знаю, — тут же расцвела Юста, очаровательно улыбнувшись. А потом, недолго думая, перевела тему: — Надеюсь, ты хорошо выдрессировал эту крысу-Бертлисс? Сегодня ведь генеральная репетиция.

От такого ласкового прозвища Корвин невольно поморщился и холодно бросил:

— Не переживай. Этот вопрос я сам как-нибудь решу.

— Послушай, — девушка остановилась, сложив руки на груди. Арвиндражевец нехотя повиновался ее манипуляции. — Что ты в ней нашел? Простушка, каких поискать!

Корвин тяжело вздохнул и сжал челюсти.

— Да я серьезно! — всплеснула руками арвиндражевка. — Мало того, что похожа на овощ, так и ведет себя так же. Жалкое подобие…

— Хватит, Юстициана, — вдруг грубо прервал он ее, сощурившись. — Ты перегибаешь.

— Да? — она нахально изогнула бровь, сложив руки на груди. — Хочешь сказать, последнюю пару недель это не твоя дорогая Берта делала вид, что тебя даже не существует?

Корвин осекся, и Юста победно скривила губы. А потом ткнула в него пальцем, ядовито прошипев:

— Своим поведением ты выставляешь и меня полной дурой. Идиот!

Развернувшись, девушка удалилась, гордо вскинув подбородок. А арвиндражевец так и остался стоять на месте, не веря своим ушам.

— Вот ведь мелкая… — он с силой сжал пальцы в кулаки. — А я ей еще помог!

Больше всего гложило то, что Юста была права. Не в том плане, что Корвин позорил их — вел он себя вполне прилично, а выговорила это сестренка только для того, чтобы задеть его. Она была права насчет Бертлисс. После их последнего разговора мышка стала вести себя как-то… по-другому. Больше не реагировала на него так ярко и остро, не язвила в ответ, даже почти не смотрела. Только на репетициях Корвину удавалась наладить с ней хоть какой-то контакт, да и тот был совсем не таким, как раньше. Берта будто закрылась от него. И, наверное, правильно сделала.



Карина Фант

Отредактировано: 22.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться