Девятка

Размер шрифта: - +

Глава 22

Смерть – часть жизни. Если уж быть цельной личностью, следует настроиться на это раз и навсегда. И если понять факт собственной смерти трудно, то принять его, по крайней мере, возможно.

Стивен Кинг – «Сияние»

Я замер. Неукротимая дрожь охватила тело. Я не мог заставить себя пошевелиться. Рука окаменела на дверной ручке.

– Алексатра, что случилось двадцать пять лет назад? – спросил Гортей.

– Замолчи! Замолчи! – сквозь слезы кричала Садрин.

– Почему ты жива?

– Да не знаю я, не знаю! Я не понимаю ничего!

– Успокойся.

Ему легко говорить. А я не представляю, что сейчас чувствует та, что всю жизнь считала себя святой. В падшем ангеле она видела зло, презирала черта только за то, что он черт, а сама оказалась куда хуже. Демоном.

Гортей молчал. Он не предпринимал попыток успокоить женщину. Как по мне, это бы выглядело странно для демона. Но он давал ей проплакаться. Она стояла на коленях и закрывала руками лицо. Она звала Вассила, Сеира и Бога, но никто не откликался. Здесь были только девятка и демон, Гортей и я. Когда она открыла лицо, я увидел, что несмотря на слезы оно по-прежнему прекрасно. Кожа осталась белой, а не покраснела, как бывает при долгом плаче. Она вытерла слезы и встала. Глаза все еще блестели, влажные ресницы склеились.

– Расскажи мне все, – наконец, попросила она.

– Садись.

Гортей прошел к столу и выдвинул свой стул, неприятно скрипнув ножками по деревянному полу.

Пришло время. Я потянул дверь на себя. Она легко открылась. Но я не вышел. За дверью я увидел тьму. Не такую, какая была у черта. Там расположилась самая настоящая бездна. Непроницаемая и бесконечная, она с силой тянула меня внутрь подобно воронке посреди океана. Я понял – если не закрою, меня затянет. Пальцы разжались – дверь захлопнулась сама, видно, тоже притягиваемая этой тьмой. Теперь уйти точно не выйдет. Он принял меры.

Садрин села на предложенное место. Во главе кабинета Гортея, как будто она хозяйка. Демон остался стоять за ее спиной, положив руки на спинку стула.

– Ты была в паре с Вассилом.

– Это я уже слышала. Расскажи, как я стала святой.

– О, этого я не знаю, Алексатра. Ответь, с чего ты взяла, что ты святая? – Гортей чуть наклонился к демонессе.

Мне начинало казаться, что в прошлом их связывали непростые отношения. Он даже немного ожил, общаясь с ней. Ну, на бесчувственную статую теперь точно не походил.

– Мне... Вассил сказал.

Проговорила это Садрин тихо, слегка пискляво, как будто пытаясь понять, почему напарник не мог сказать ей правды.

– Вассил, – Гортей выпрямился. – Хорошо. Кто еще о тебе знал?

– Юарис и Сеир. Они помогали мне, когда я их звала, – Садрин снова всхлипнула и утерла глаза ладонью.

– Архангелы. Интересно. Почему же они не говорили мне? В прочем, ты не сможешь ответить на этот вопрос. Зато мой напарник сможет.

Как бы я ни задумывался, ну, не лезет в голову, что Гортей сможет спокойно и мирно поговорить с Сеиром.

– Это ты зря, девятка, – сказал демон, наконец, вспомнив про меня.

Или он и не забывал? Неужели все это время он продолжал читать мои мысли?

– Конечно. Подойди.

Я совсем не хотел подходить к нему. Но разве можно тут не подчиниться? Пришлось подойти. Остановился я на достаточном расстоянии – нас разделял стол. И Садрин.

– Ближе, девятка.

Я помедлил, но, зная, что выбора не остается, все-таки обошел стол и остановился совсем рядом с демонами.

– Подожди, – сказала Садрин, вновь утирая слезы. – Мы здесь по делу, не спеши, пусть он расскажет.

– Конечно по делу, еще бы, – мне показалось, что Гортей улыбнулся. Но, думаю, это просто игра желтоватого света. – Ну, рассказывай, что мой черт учудил.

Как он узнал? Как понял? Или он догадывался об этом заранее, когда я едва повернулся к нему спиной?

– Нет. Я понял это еще тогда, когда ты открыл ему «правду».

Стоп. Сейчас или никогда.

– Ты специально подстроил все так, чтобы я ее взял.

Гортей долго не отвечал. Он смотрел мне в глаза, а может, на лоб, и как будто что-то обдумывал. Комната наполнилась потрескиванием дров в камине.

– Да, – после длительного молчания сказал он. – Только ты об этом молчишь. И не думаешь.

– Понял... В общем, черт правда начудил. Он рассказывает людям о том, что в Рьяд попадают богатые, а в Ньяд все остальные.

– Да, – подхватила Садрин. – И люди начали грабить друг друга. Они объединились под чертом.



Дарья Андриянова

Отредактировано: 26.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться