Девятка

Глава 9

– Думать – дело опасное. Никогда не знаешь, куда заведет. Лучше не думать вообще.

Маркус Зусак – «Я — посланник»

Архангел он, значит. Если я правильно понимаю, это для Рьяда что-то вроде Гортея для Ньяда. Он тот, кого боятся ангелы. И сейчас он разгневан. Разгневан на меня, на простую девятку, которая нарушает правила. Они могли пресечь это на корню еще в Ньяде. Но тогда решили позабавиться, понаблюдать, что будет с такой душой. И теперь я зажат.

– Ниортан! – пискнул Аод.

Я повернулся к нему. Ангелы запрокинули его голову и, крепко держа за волосы, надставили к его лбу раскаленную железяку.

– Не надо! – я дернулся к архангелу, но руки крепче сжали мои плечи.

– Не надо было воровать то, что тебе не принадлежит. Отдай мне книгу, и твой товарищ не получит четвертое клеймо.

Не понимаю я ничего. Это ведь архангел, ему труда не составит просто взять и вытащить эту книгу из моих рук. Зачем весь этот цирк с клеймением?

– Не твое дело! – крикнул Сеир так громко, что я, как и ангелы позади, дернулся.

– Ладно, забирай, – сказал я, протягивая «правду».

Думаю, если бы я этого не сделал, Аод бы ни за что меня не простил.

Сеир принял книгу из моих рук и добродушно улыбнулся.

– Что мешало тебе это сделать еще в доме ангела? Не пришлось бы принимать такие меры.

Архангел посмотрел на ангелов, сжимающих Аода, и коротко кивнул. Раздался крик – раскаленное железо расплавило кожу на лбу Аода.

– Лжец! – крикнул я и ломанулся вперед. Десятки рук ангелов вцепились в мой балахон, не подпуская меня к предводителю.

– Благодарю, Ниортан де ля Карто, – сказал Сеир и повернулся спиной.

Он пошел в толпу, которая расступалась перед ним.

Аод еще кричал. Думаю, это крик не боли, а скорее, отчаяния – он так стремился стать двойкой, а теперь снова четверка. С квадратом на лбу. Я рвался вперед, а он больше не пытался ничего сделать. Один вопрос мучил меня. Почему его? Книгу украл я, не возвращал ее тоже я. Так почему же досталось не мне, а Аоду?

– Грязный ход.

Этот голос заставил Сеира остановиться. Голос, который я раньше уже слышал. Раздался он за спинами ангелов, и те разом дрогнули, услышав его. Архангел развернулся всем телом.

– Зачем ты пришел сюда, Гортей? – спросил он, лукаво улыбаясь и поглаживая «правду» по корешку.

Я дернулся сильнее и наконец освободился из хватки ангелов. Те и не попытались задержать меня снова.

– Встречный вопрос. Зачем ты клеймил мою тройку без разрешения?

Гортей прошел сквозь ангелов. Сейчас он выглядел еще страшнее, чем при первой нашей встрече. Вместе с твердым шагом на ботинках звенели металлические висюльки, черный плащ волнами скользил по земле.

Аод перестал кричать, а души отступили подальше. Архангел и демон стояли лицом к лицу. Гортей – со сдвинутыми к переносице густыми черными бровями, а Сеир – с веселым лицом Аода.

– На моей территории и совсем один, – с улыбкой сказал архангел.

– Я не трус.

– Ну-ну, ну-ну, – будто забавляясь, Сеир закатил глаза.

– Как ты собираешься возмещать мне клеймение тройки?

– Ладно, Гортей, если серьезно, – Сеир посмотрел в лицо демону, – если серьезно. Как ты объяснишь незаконное проникновение девятки в Рьяд? Почему я нахожу его в доме своего ангела?

– Это у твоего ангела нужно спрашивать.

Нужно бежать, пока все так увлечены этим разговором. Ангелам сейчас нет дела до нас с Аодом. Они стоят, разинув рты. Думаю, увидеть архангела и демона вместе им раньше не приходилось.

Я потянул Аода за руку, но услышал строгий голос.

– Стоять, – сказал Гортей.

Он вместе с Сеиром смотрел прямо на нас. И этот взгляд не предвещал мне ничего хорошего.

– Со своей девяткой я разберусь, – сказал Гортей уже архангелу.

– И что же ты с ней сделаешь, позволь спросить? – Сеир опять натянул ехидную улыбку и крутил в руках книгу. Книгу, которая вообще-то принадлежит Гортею.

– Это тебя не касается.

– Не каса-а-ается, – протянул Сеир, подстраиваясь под грубый голос демона. – Дорогой друг, либо мы решим наши недомолвки здесь и сейчас, либо...

– Либо что?

– Либо ты окажешься в затруднительном положении, – Сеир хихикнул и стукнул ногтями четырех пальцев по корешку «правды».

– Это я окажусь в затруднительном положении? Как Он отреагирует, когда узнает, что часть «правды» ты пересказал душе? Моей душе, позволь тебе напомнить.



Дарья Андриянова

Отредактировано: 26.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться