Девятьсот одиннадцать

Размер шрифта: - +

Девятьсот одиннадцать

Никто не знал, откуда и зачем пришли захватчики. Казалось, они преследуют только одну цель: убивать. Для них не существовало никаких норм морали, чести и достоинства. Жестокостью превосходили горных орков. Ничуть не смущаясь, пришельцы резали и женщин, и детей. А когда очевидцы описывали пытки, у слушателей волосы становились дыбом и стыла кровь в жилах.

Ураганное вторжение застало врасплох весь континент. Захватчики разгромили основные силы Красноземья и теперь неторопливо добивали разрозненные отряды недругов. Пришельцев ненавидели. Ужасные отродья. Их даже никак не называли, просто «захватчики». Сами же они величали себя «людьми»...

*****

Сырость и тьма тюремной камеры на зависть прессу давят на двоих узников, гнома и эльфа. С виду хлипкая, на деле же прочная дверь, глухие холодные стены, зловонная вода с потолка - всё сводит с ума.

Дни? Недели? Месяцы?

Пускай и просидели тут неизвестно сколько, друзьями не стали. А сначала даже обменивались зуботычинами и пинками. Каждый обвинял сокамерника в трусости его расы. И всё же их роднила ненависть к людям.

Чтобы скоротать время, рассказывали истории. Разумеется, не задаром. Бородач с наслаждением выслушивал про живописные сады Перворождённых, диковинные дворцы из розового кварца и далёкий Остров Скорби, куда уплывают остроухие, разменявшие шестую сотню лет. Предприимчивый гном платил «щедро». Как только сокамернику пофартит освободиться - прямая дорога в сокровищницу Подгорного племени за самоцветами на девятьсот одиннадцать карат. Неужто дядя и по совместительству тамошний король не рассчитается по долгам любимого племянничка? А если сгниёт остроухий в камере, то это его проблемы. Какие уж тут претензии к Подгорным жителям?

Эльф же особо про состояние своего кошелька не думал, ухохатывался с баек Трора. То он, будучи «молодым да ранним», вместо дынь подсовывал кобольдам осиные ульи. То спровадил доверчивого простофилю-соседа на охоту на медведя с молотком и зубилом. И всё бы хорошо, да вот незадача, ушлый бородач за свои побасёнки брал лишь реальную оплату. Вот и пришлось отдать спрятанный в складках пояса яд. (Благо дурковатые тюремщики не нашли при обыске.) И не простой, а лучший во всём Красноземье, приготовленный алхимиками-гоблинами. «Авось сгодится», - бурчал запасливый гном, баюкая честно заработанный пузырёк с белым порошком.

Часы заточения вкрай потрепали молодого эльфа. Длинные светлые волосы Эрнаниса сплелись в засаленный колтун. Вонючими лохмотьями свисал зелёный плащ. В карих раскосых глазах поселилась печаль. И даже формальное обладание алмазами и изумрудами не радовало.

Подгорный житель тоже чуток подпортился. Чёрная спутанная бородища не позабыла, что была окладистой, и немо молила о расчёске. Исхудал Трор здорово, через рваную рубаху аж рёбра светятся.

- Поешь, - предложил Перворождённый, пододвигая миску.

Гном презрительным взглядом смерил бурую кашу.

- И это называется овсянка?! - вспыхнул Трор. - Пуще смахивает на раствор для кирпичной кладки. Жрать не буду!

И гном пнул миску. Каша комками заляпала спальную подстилку из тростника.

- Зачем же переводить продукты? - осторожно полюбопытствовал Эрнанис.

- Продукты? - фыркнул гном. - Где ты тут увидел продукты? - Не дав ответить, нарочито выспренно продолжил: - Скоро наш достопочтенный эльф будет благодарить людишек за плесневелую корку хлеба. И не косороться! Слопаешь с удовольствием. - Погодя взбеленился: - Подонки! Заперли меня тут! - Кулаком об стену. - Изверги!

Эльфу донельзя надоели истеричные выходки сокамерника. Эрнанис пошёл в словесную атаку:

- А тебе здесь, наверняка, хорошо.

- Чего? - глазищи Трора выпучились, будто у омара научился.

- Нравится тебе тут. Камера от ваших пещер не отличается. Всюду стены, темно...

- Да как ты смеешь?! - осатанел бородач.

За долгие дни пребывания в подземелье эльф приспособился к потёмкам. Эрнанис отчётливо видел, как ряшка гнома багровеет.

- Остынь, а то свёклой стал.

- Где свёкла? - Подгорный житель закрутил головой. - Неужто ты спрятал свёклу?

- Морда у тебя красная как свёкла, - доходчиво разъяснил Перворождённый.

- Идиот.

- Ничего. Скоро я тебе мешать не буду.

Трор насупился:

- Чего-о?

- Уже забыл, что завтра меня казнят?

- И чего такой довольный? - заметив улыбку собеседника, вопросил гном. - Моё общество так надоело? А не ты ли ржал с моих историй?

Эльф набрал полные лёгкие воздуха и благоговейно промолвил:

- Завтра я увижу солнечный свет... Солнечный. Настоящий. Сочный. А не блеклый от масляной коптилки надзирателя.

- Ты прав, - тоном философа выдал Трор. - Пленников казнят на площади, под открытым небом.

- То-то и оно.

- Всё равно не разумею. Только безумец станет с нетерпением ждать своей казни. Э-хе-хе... К тому же ты сказочно богат. Любой бы не отказался. Потрындел - и мешок золота. Впрочем, дам совет. Сапфирами бери. Всегда в цене!



Сергей Волк

Отредактировано: 25.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: