Диагноз: Любовь-3. Перекрёстки судеб

Размер шрифта: - +

16. На пути к искусству быть счастливыми

Ноэль боится открывать глаза. Вдруг ему всё приснилось: горячие губы Мари, её желанное тело, дурманящий аромат знакомых духов, растрепавшиеся волосы, румянец на щеках? Он осторожно приоткрывает один глаз и улыбается: нет, не приснилось. Голова Мари покоится на соседней подушке, по спине и обнажённому плечу щедро рассыпалась горсть хорошо изученных им родинок разного размера. Спокойное и размеренное дыхание лежащей рядом женщины похоже на накатывающиеся на пляжный песок волны Атлантического океана. При другом раскладе эта ритмичность могла бы снова его усыпить, но только не сейчас! Слишком долго длилась их разлука, чтобы теперь тратить драгоценное время на сон. Рука Ноэля тихонько скользит под одеялом по бедру Мари, подбирается к её груди… Не открывая глаз, его любимая женщина тихонько стонет и переворачивается на спину, а потом подаётся всем телом навстречу. Горячим, жаждущим, манящим телом…Ноэлю кажется, что он погружается в глубокие и тёплые океанские воды, его качает на волнах наслаждения и хочется растянуть эти мгновения до бесконечности. Но, увы, это нереально и ему придётся пожертвовать полнейшей своей нирваной: ведь он обещал Мари позаботиться о предохранении. Да только когда ж тут заботиться, когда спящее счастье лежит с тобой рядом? Вот и приходится теперь держать ухо востро, не пропустить критический момент. А Мари словно забыла о давешнем разговоре, не хочет размыкать объятий и Ноэль шепчет ей:

- Давай не будем безрассудными… Отпусти меня, всего на пару минут...

Вернувшись из ванной комнаты, он снова накрывает её своим телом, зацеловывает до изнеможения, ласкает до тех пор, пока тело Мари не содрогается несколько раз в его руках. Она издает тихий, чуть хрипловатый стон и прикрывает рот ладошкой. А Ноэль нежно целует её глаза и длинные ресницы щекочут ему губы. Он знает: в минуту наслаждения Мари может заплакать. В первый раз его немного испугала такая реакция, потом стала привычной и даже ожидаемой. Вот и сейчас солёные капли блестят в уголках глаз любимой — и Ноэль их тоже сцеловывает...

Совсем обессиленные, они лежат, взявшись за руки, ощущая близость друг друга каждой клеточкой тела…

- Если б ты знала, как же приятно просыпаться с тобой рядом! - повернувшись к Мари, Ноэль обнимает её, на несколько мгновений крепко прижимая к своей груди. - Но нам нужно вставать, если мы хотим поскорее разделаться с тем, ради чего прилетели в Эл-Эй.

- Ты считаешь, что это необходимо?

- Да, считаю. Никому не позволю обижать ни себя, ни членов моей семьи. Только вот не надо напоминать мне, что ты мне не жена. Пока ещё нет. Но не зарекайся!

- А я и не зарекаюсь. Я уже поняла, что ты добиваешься всего, чего захочешь.

- Так оно и есть...Кто первый в душ пойдёт?

- Вместе никак? - ехидничает Мари.

- Боюсь, в этом случае Никласу придётся ждать нас целую вечность.

Улыбаясь, Мари шлёпает по согретому солнечным светом полу к дверям в ванную комнату. Вскоре Ноэль слышит, как она напевает что-то, стоя под струями прохладной воды и впервые за очень долгое время понимает, что на душе у него спокойно и безмятежно.


Никлас работает за столом в гостиной, перед ним стоит открытая банка рыбных консервов. Время от времени он поддевает на вилку кусочек тунца и отправляет в рот. Подняв глаза на вошедших, он тут же отмечает про себя, что Мари и Ноэль выглядят просто сногсшибательно и счастье обретения друг друга, кажется, капает у них из ушей.

- Извини, Ноэль, я немного порылся в твоей кладовке и нашёл кое-что, что мышам оказалось не по зубам, - шутит поверенный семейства. Свенссон занимается в основном ведением дел Фолкнера-младшего и по возрасту немногим старше своего клиента. Возможно, поэтому между мужчинами давно уже установилось прекрасное взаимопонимание.

- Какие тут могут быть извинения! Это я должен извиняться, что дрыхну без задних ног, оставляя гостей голодными. Сейчас закажем нормальной еды из нашего с Мари любимого ресторанчика. Или хотите выползти в свет?

Но Мари и Никлас снова в один голос отвечают: - Нет!

Мари не хочется в очередной раз отсвечивать в Лос-Анджелесе. Никлас же, как и Ноэль, считает, что им нужно поскорее разобраться с делом, ради которого они сюда примчались, а потом уже бродить по ресторанам.

- Я тут поработал немножко, пока вы...кхм...спали. Мой давний знакомый Клаус ван Веетерен порекомендовал человека, который может помочь в нашем случае. С судьёй О'Коннором я ужё связался, ввёл вкратце в курс дела и отправил ему по факсу копии некоторых документов. Ничего нового я от него не услышал: обычно такие дела требуют длительного рассмотрения. Однако, я озвучил компромиссный вариант. Предложил пригласить к нему в офис мисс Данхилл и её адвоката и обговорить все детали и тонкости случившегося в его присутствии. Ты же не хочешь упрятать Данхилл за решётку?

- Всё, чего я хочу - это чтобы она держалась как можно дальше от нашего семейства…

- Приблизительно так я и сформулировал наши требования в разговоре с судьёй. Созвонился я и с адвокатом Клаудии. Он принял моё заявление в штыки, но я не стал долго разглагольствовать. Просто предупредил, чтобы ждали звонка из офиса окружного судьи. Намекнул, чтобы не вздумали тянуть время, отказываясь от приватной беседы — иначе придётся встретиться в зале суда. Вообще-то нам крупно повезло: Клаудиа сейчас в городе. А то пришлось бы еще и её приезда из Нью-Йорка ждать. Хотя — как знать: что у неё на уме? Может ведь и больной сказаться, дабы увильнуть от непростого разговора...


Но Клаудиа тянуть волынку не пожелала. Скорее наоборот, ей черти пятки жгли — не терпелось увидеть Ноэля и постараться выставить его полнейшим идиотом. Так что в офис окружного судьи мисс Данхилл явилась вовремя, всем своим видом стараясь показать, что её нисколько не касаются грязные инсинуации бывшего возлюбленного и плевать она хотела на все его романы.



Кристина Далгрен (Kristina Dahlgren)

Отредактировано: 26.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться