Диагноз: Любовь-3. Перекрёстки судеб

Размер шрифта: - +

17. Остров сокровищ

За стареньким катером тщательно ухаживали. То, что ему много лет и побывал он в многочисленных морских переделках, пассажир мог понять только когда попадал внутрь судёнышка. Однако, мотор работал, как часы; все металлические поверхности сияли, будучи надраены до блеска; а деревянные панели недавно тщательно просмолили и покрыли лаком.

- Как здорово! Обожаю раритеты! Давно он у вас? - поинтересовалась Мари, курсируя с вещами от машины Ноэля к стоящему у пирса катеру.

- Это дедов. На самом деле, катер больше не принадлежит Нурдстрёмам. Лучший друг деда Понтус Веллин выкупил его у моей матери. Но оставил нашему семейству право пользования судёнышком по предварительной договорённости...Ты почему так легкомысленно оделась? - без всяческого перехода спросил Ноэль у Мари, поёживающейся в своей оранжевой ветровке под налетающими с моря порывами ветра.

- Ничего и не легкомысленно. Тепло на улице.

- Ага, оно и видно: сейчас уже жмёшься от холода, а выйдем в открытое море — там ветер гораздо сильнее. Быстро надевай тёплые штаны и норвежский свитер. И шапку не забудь!

Мари закатывает глаза: - Ноэль! Мною так мама в детстве не командовала! Чего ты разошёлся?!

- Просто хочу, чтобы тебя трясла любовная лихорадка, а не простуда. Приказ ясен, юнга? - выполняйте!

- И как на это отвечать? Служу Королевскому флоту Швеции?

- Ты мне зубы не заговаривай, одевайся иди! - и Фолкнер топает ногой в сторону Мари. Та от неожиданности отступает назад, теряет равновесие и едва не падает в воду. Ноэль успевает поймать её руки и удержать на причале.

- Это всё потому, что кто-то понапрасну на меня рычит, - потеряв равновесие, Мари не на шутку испугалась. Купание в холодной воде в её планы не входило, так как могло испортить замечательно начинающиеся выходные.

- Помнится мне, кто-то недавно на порку напрашивался? Так я её организую, чтоб в следующий раз подумала, прежде, чем оговариваться! - Ноэль улыбается, целует Мари, потом легонько шлёпает её по попе. - Иди одевайся! Я не шучу, на воде гораздо холоднее, чем на берегу!

Мари скрывается внутри катера, достаёт из сумки тёплые вещи и послушно одевается. Упрямится и прекословит она скорее из вредности. На самом деле ей очень приятно, что о ней заботятся. А через пару часов она Ноэлю и на самом деле спасибо скажет: сегодня задувает с севера, а с северным ветром шутки плохи.


Остров, на котором дед Ноэля выстроил свой рыболовный домик, стал второй приятной неожиданностью для Мари. Совсем небольшой и очень каменистый. Причала с моря не было видно: он скрывался в бухточке, спокойной и дружелюбной по сравнению с открытым морем.

- Ура! Наконец-то я увижу какие они внутри, эти рыбацкие домики. Каждый раз, возвращаясь в Швецию на пароме, я просто умирала от любопытства, проплывая мимо живописных островков с их «игрушечными» домами...Ой, как здорово!!! Какие классные у нас будут выходные!!! - Мари захлопала в ладоши, как ребёнок, а Ноэль улыбался, наблюдая за ней. «И эта непослушная девчонка считала себя девяностолетней старухой несколько недель тому назад?!»

- Погоди, сейчас зайдёшь внутрь и взмолишься: «Поехали домой, Ноэль! Здесь неуютно, промозгло, пахнет плесенью и рыбой!»

- А вот спорим, не взмолюсь?

- Спорим! На то, что пойманную рыбу чистит тот, кто до сегодняшнего вечера запросится обратно в Стокгольм!

- Вот ты какой, да?! Ну, смотри...Я ж теперь из вредности домой не попрошусь!


Возможно, в пасмурные, дождливые и, тем более, штормовые дни, когда кажется, что порывы ветра снесут строение в воду, в домике бывало неуютно и страшновато. Но Мари и Ноэлю повезло: стояла солнечная погода и остров выглядел очень приветливо, а домик гостеприимно посматривал на них со скалистого пригорка.

- Подожди, сейчас открою ставни...С закрытыми темно внутри, а там где-то есть коварный порожек, о который я вечно спотыкаюсь.

Ставни открыли и закрепили верёвочными петлями за специальные крюки: чтобы не хлопали, если вдруг поднимется ветер. С замком пришлось немного повозиться: капнуть машинного масла и повертеть ключом во все стороны, разрабатывая проржавевший замковый механизм.

Наконец, дверь распахнулась и Ноэль, чуть поклонившись, отошёл в сторонку:

- Мадемуазель, только после вас!

Мари подхватила пару сумок из загруженного на катер добра, и вошла в дом, с любопытством оглядываясь по сторонам. Коридорчик за входной дверью не велик и явно служит хранилищем рыбацкого снаряжения. Здесь висели непромокаемые рыболовецкие плащи, штаны и даже парочка специальных шляп с широкими полями, а в углу стояли сапоги с высокими голенищами. На самодельной вешалке для верхней одежды пустовало несколько крюков, но прибывшие гости не торопились раздеваться. Атмосфера в давно не посещаемом домике своей стылостью не располагала к переодеванию. Споткнувшись-таки о порожек между сенями и основным помещением, Мари шагнула внутрь и оказалась в квадратной комнате, занимавшей практически всё пространство дома. Имелся ещё небольшой чуланчик для хранения разношёрстного домашнего скарба, а из него лестница с рассохшимися от времени ступеньками вела в комнатушку на чердаке ( с таким низким потолком, что Ноэлю с его почти двухметровым ростом приходилось передвигаться там чуть ли не на четвереньках).

Нижнюю комнату, не взирая на давно не мытые окна, заливал солнечный свет. Выглядела она уютно и мило. Лоскутные одеяла (наверняка, работа бабушки Ноэля) на двухъярусной кровати и деревянной лавке у окна. Вырезанные из журналов репродукции известных картин в простеньких деревянных рамках на стенах. Старенький телевизор. Немудрёная мебель. Простая посуда — в основном алюминиевая и деревянная. Домотканные коврики на полу, вязанные крючком салфетки и занавески в красную клеточку - явный привет из прошлого. Однако, чувствовалось, что в домик не просто свозилось отслужившее свой срок в городском жилище. Предметы быта подбирались с любовью и за ними старались ухаживать, чтобы служили как можно дольше.



Кристина Далгрен (Kristina Dahlgren)

Отредактировано: 26.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться