Диагноз: Любовь-3. Перекрёстки судеб

Размер шрифта: - +

20. Когда чужое счастье - кость в горле

Неделя, которую Мария Николаевна собиралась провести у дочери в Стокгольме, незаметно переросла в две. После памятного обеда у родителей Ноэля, она совершенно расслабилась: похоже, дочь наконец-то встретила подходящего спутника жизни. Не взирая на заметную разницу в возрасте, Мари и Ноэль понимали друг друга с полуслова и вовсе не выглядели парочкой «мамочка — сынок». Забота, которой нынешний кавалер окружал Мари, оказалась именно тем таинственным ингредиентом, которого ей всё время не хватало для ощущения полноценного счастья. Возможно, подсознательно она всю жизнь обижалась на отца за то, что не дал дочери почувствовать себя «папиной принцессой», отказавшись от семьи и отправившись на поиски новых приключений. И так же подсознательно искала у своих мужчин того, чего недополучила в детстве: внимания, ласки, заботы. Даже если отношения изначально складывались благоприятно, стоило лишь немного понизиться градусу внимания со стороны партнёра, и Мари реагировала на это как цветок, оставленный без полива на длительное время: начинала чахнуть и сохнуть. Чем дольше длилась ситуация, в которой женщина ощущала себя заброшенной — тем ближе оказывалась «точка невозврата». Тот рубеж, перейдя который невозможно вернуться назад. Остаётся только двигаться вперёд.

Сейчас же Мари и Эрик просто купались во внимании близких. Даже находясь на съёмках, Ноэль не забывал звонить, присылать цветы и небольшие подарки. Помимо этого регулярно справлялись о том, как у них идут дела, и другие члены «цыганского семейства», как Мари окрестила Нурдстрёмов-Фолкнеров.

Прежде чем отправиться на борт ожидающего отправления на Санкт-Петербург лайнера, Мария Николаевна крепко обняла дочь, перекрестив её на прощанье.

- Очень я за тебя, доченька, рада! Не обманывала ты меня — всё у тебя замечательно! Береги Ноэля! Хороший он парень, чистый! Мне кажется, если обидит тебя — сам изведётся. А ты себя сдерживай...Знаю я тебя, вспыхиваешь, как спичка и беды наделать можешь, сама того не желая...Верю я, что всё у вас хорошо будет! Спасибо за тёплый приём и не забывай звонить, пожалуйста! В последнее время как-то сильнее твоё долгое молчание переживается...Нет-нет, да и подскочит давление...Так что давай уж не будем результаты длительного лечения псу под хвост пускать…

- Хорошо, мамуль, я постараюсь! Ты береги себя! И домашним привет передавай: Кузьминичне, Наташе с Серёжей, Мишутке…

- Крестнику подарков твоих надолго хватит: разбирать да чинить. Не иначе как механик растёт: сперва сломает, а потом пыхтит, на место детали пытается пристроить… Ну всё, Марьюшка, побреду я...Ноги-то не быстрые у меня нынче...Рада была с вами повидаться и с будущими родственниками познакомиться!

Поцеловав дочь, Мария Николаевна не спеша пошла к нужным воротам — проведённые в семье дочери дни заметно расправили её плечи. Ступала она куда увереннее, чем две недели тому назад и легко катила за собой вместительный чемодан на колёсиках, полный гостинцев для питерских домочадцев.


Однако, далеко не всем нравилась эта «любовь-морковь» между Мари Наттгрен и Ноэлем Фолкнером. В то время, как они наслаждались друг другом на Острове Сокровищ, а после принимали у себя дорогую гостью, по обеим берегам Атлантики кипел растревоженный муравейник. Фотография коленнопреклоненного Фолкнера, протягивающего кольцо Мари Наттгрен обошла все шведские издания, попала в Интернет и пошла гулять по белу свету, раздосадовав немало поклонниц Ноэля.

Пожалуй, больше всех разволновалась Констанция Линдт. Она сама от себя не ожидала, что наступит момент, когда ей захочется увидеть Фолкнера у СВОИХ ног. Почему она не сомневалась ни на йоту в том, что никуда он от неё не денется? Излишняя самоуверенность послужила источником целой цепочки ошибок. В конце концов Ноэлю снесло крышу и он решил поиграть в любовь с этой списанной в тираж дамочкой. Констанс осознавала, что сама прощёлкала клювом некоторые моменты, позволившие Мари занять её место. Теперь у той появилась ничем не побиваемая козырная карта — рождение Эрика Ноэля. Но, чем отчётливее проступали на первый план собственные промахи, тем сильнее свербило и жгло, душило жабой и вымораживало. Хотелось вернуть всё назад: заботливого красавчика Ноэля и их отношения, столь многообещающие в самом начале.

«Не понимаю: он что, реально сошел с ума? Выставляет себя идиотским клоуном — и выглядит при этом непередаваемо счастливым!» Констанс с досадой отбросила в сторону их с Ноэлем совместные фото: что толку, что во всех смыслах они более подходящая друг другу пара? Власть теперь в руках этой истерички Мари...

Нет, так не может продолжаться! И чего это вдруг она руки прежде времени опустила? Нужно спасать этого идиота, которому осталось всего несколько шагов до магистрата!

Констанс решительно набрала номер Фолкнера. Время, в течение которого она слушала ответные гудки, тянулось вдвое дольше обычного. Наконец, так хорошо знакомый, но ужасно сонный голос ответил:

- Ноэль Фолкнер, слушаю вас!

«Ну вот, опять я забыла про разницу во времени!» - Констанс раздосадованно поморщилась, но бодро начала разговор, отступать поздно.

- Скажи, ты что, совсем с ума спрыгнул?

- Кто это?

- Быстро же ты забыл мой голос. Это Малышка Ко.

- И чего тебе нужно от спрыгнувшего с ума?

- Чтобы ты одумался и не ломал себе жизнь.

- Это ты о чем?

- Об этой идиотской фотографии, облетевшей земной шар со скоростью света. Охренеть - не встать, великолепный Ноэль на коленях перед ЭТОЙ…

- ЭТУ, между прочим, зовут Мари — и ты это прекрасно знаешь. Остальное обсуждению не подлежит. Тема закрыта.

- А что нам мешает снова её открыть?

- Скажи, в Америке случайно не гуляет вирус бешенства?



Кристина Далгрен (Kristina Dahlgren)

Отредактировано: 26.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться