Диагноз: Любовь-3. Перекрёстки судеб

Размер шрифта: - +

21. Жизненные университеты: Доверие

Остановившись на пороге гостевой комнаты, Ноэль присвистнул:

- Похоже, ты тут на привилегированном положении, Мари. Не всякий номер люкс с этими хоромами сравнится!

- Ты тоже заметил? Иногда мне кажется, что Микаэль излишне добр ко мне. Но когда вокруг увеличивается число испытывающих в твой адрес далеко не дружеские чувства, начинаешь дорожить малейшим проявлением искренней заботы и внимания.

- О, да... Интернет продолжает кипеть и пузыриться по поводу нашей помолвки. На полном серьёзе заключаются пари: закончится ли дело свадьбой или это очередной трюк, призванный привлечь внимание общественности. Последнее предположение совершенно «не в кассу»: ты стремишься к тому, чтобы сделать свою жизнь как можно менее заметной для широкой публики, а у меня дела не так уж плохи, чтобы нуждаться в столь дешёвой саморекламе. Должен признать, излишнее внимание к моей персоне начинает утомлять, я стал лучше понимать причину «самоубийства» Линды Делани.

- От этого никуда не денешься, Ноэль. Вступая на "звёздный путь", многие не задумываются о том, что у популярности есть оборотная сторона и с ней не так-то просто справляться. Нынешние «шпильки» в наш адрес - это ещё так, детский лепет...Будь готов к тому, что с ростом твоей известности жадная до скандальных интимных подробностей публика будет преследовать тебя повсюду. Только не думай, пожалуйста, что я отстранюсь от всего этого балагана и буду спокойно стоять в сторонке, равнодушно наблюдая за тем, как злопыхатели «разделывают тебя под орех». Я уже смирилась с тем, что после нашей свадьбы мне придётся много времени проводить в Лос-Анджелесе: нравится мне это или нет. Не хочу помирать с тоски, подолгу находясь с тобой в разлуке, и давать ехидным писакам и светским сплетникам повод разрабатывать бесконечные версии о том, почему новоиспечённое семейство Наттгрен - Фолкнер живёт по разные стороны Атлантического океана.

- Забавно, что ты заговорила об этом именно сейчас...Я ведь готовил тебе сюрприз, но что-то у меня в последнее время проблемы с эффектом неожиданности. Сначала «прокололся» со сценарием будущего фильма, теперь вот вынужден признаться, что хочу купить нам новую квартиру в Стокгольме. Или дом. Ещё не определился окончательно. С фильмом-то ситуация сама собой разрешилась. Забыл поделиться важной новостью: твоих консультаций очень ждут. Особенно после того, как я отослал режиссёру заметки, сделанные на острове... Но жильё - это другое...Если ты не будешь любить свой дом, сложно рассчитывать на то, что будешь жить в нём комфортно и счастливо. Поэтому я решил, что лучше посоветоваться с тобой насчёт предстоящей покупки и делать выбор сообща..

- А зачем нам новая квартира? Я очень люблю нынешнюю, с ней связано столько приятных воспоминаний!

- Равно как и не очень приятных, - тихо добавил Ноэль. - Не буду настаивать, можем продолжать жить в старой. Я просто подумал о том, что там уже сейчас маловато места, а что будет, когда Эрик немного подрастет? И как бы я не ценил влияние Голливуда на мою карьеру, время от времени мне придётся сбегать в Стокгольм, чтобы отдышаться здесь от ядовитой атмосферы «фабрики грёз». И мне хочется «шведские периоды» проводить с бОльшим комфортом, чем сейчас.

- Звучишь очень логично…

Их глаза встретились и Мари замолчала, загипнотизированная обволакивающим тёплым взглядом карих глаз. Ноэлю хватило пары шагов для того, чтобы оказаться с ней рядом. От первого же прикосновения его мягких и ласковых губ ноги у Мари сделались непослушными, словно набитые синтепоном конечности мягкой игрушки. Но сильные руки любимого не дали ей упасть и она восстановила равновесие, обнимая Ноэля за талию. Приподняв краешек её кашемирового свитера, он принялся ласкать истомившееся ожиданием тело, позволив рукам Мари торопливо расстёгивать ремень на его брюках…

- Как знать, может у Эрика появятся брат или сестра, - шепчет он на ухо Мари. У той, как обычно, темнеет в глазах от горячего дыхания на её шее.

- Ноэль…

- Что Ноэль? Я так соскучился по тебе!

- О чём ты говоришь? Какие братья и сестры? Ты же как-то обмолвился о том, что не хочешь быть похожим на своих родителей?

- Ах, Мари, ну почему ты всё воспринимаешь так буквально! Я просто к тому, что если вдруг ты забеременеешь — не поступай, как в прошлый раз. Дай мне знать сразу!

- Чтобы ты успел подать на развод, опасаясь очередной послеродовой депрессии?

- Чтобы я смог окружить тебя заботой с самого первого дня и никакой депрессии не пришлось бы тебя терзать!

- Ноэль...Ноэль, прекрати!

- Почему? Эрик спит... Нам должно хватить времени на то, чтобы хорошенько прочувствовать друг друга…

- Неудобно…Что подумает Микаэль?

- Почему это для тебя так важно? Он всё прекрасно понимает... Ну, не убегай от меня, пожалуйста! Последнюю ночь в съёмочном лагере никак не мог заснуть, мечтая о том моменте, когда смогу тебя обнять!

Мари сдаётся. Ведь она ждала того же, просто боится признаться в этом сама себе.

Пружины кровати жалобно скрипнули, приняв два горячих тела: истосковавшихся, изголодавшихся, ненасытных...


Совершенно случайно услышал Микаэль окончание разговора и этот жалобный стон пружин. Он пришёл пригласить своих гостей к обеду и оказался в щекотливом положении. Постучать? Прервать их? В глубине души Линдквисту нестерпимо хотелось поступить именно так. Его душила чёрная зависть.

Почему нельзя поменяться местами с Ноэлем, чтобы говорить Мари всё, что он хочет сказать, чтобы делать с ней всё, что ему хотелось бы сделать?!

Но доктор Линдквист нашёл в себе силы отойти от двери в гостевую комнату: не прислушиваться к тому, что за ней творится, не обращать внимания на эти тихие стоны…Он даст им время любить друг друга, как бы глубоко не впивалась в сердце давешняя заноза. В этом и заключается его долг по отношению к Берте, Ноэлю и Мари: он обещал вернуть мир и покой в эту семью!



Кристина Далгрен (Kristina Dahlgren)

Отредактировано: 26.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться