Диагноз: Любовь-3. Перекрёстки судеб

Размер шрифта: - +

36. По деяниям вашим воздастся вам...

- Просыпайся, шведское королевство! Программа Nyhetsmorgon как обычно приветствует ранних пташек самыми интересными новостями! Сегодня утром я, ведущий Anders Pihlblad, и моя верная команда займёмся увлекательнейшим расследованием. Читатели газеты Kvällspressen вчера вечером оказались шокированы скандальной публикацией. Не так давно мы от всей души порадовались за Ноэля Фолкнера и Мари Наттгрен-Амиди, в жизни которых полоса бесконечных испытаний завершилась долгожданной свадьбой. Поприсутствовать на данном мероприятии хотелось бы многим, но приглашения получили только особо избранные. Не иначе как за пренебрежение вниманием к пишущей братии приходится нынче расплачиваться семейной паре Нурдстрём Фолкнер? Мои сегодняшние гости не нуждаются в особом представлении, но я всё-таки напомню зрителям «кто есть кто». Слева от меня - завоевавший Голливуд без единого выстрела (если не считать выстрелы с экрана) — Ноэль Фолкнер. Бок о бок с ним - его очаровательнейшая жена - Мари Нурдстрём Фолкнер. А вот рядом с Мари - интереснейший персонаж. Её бывший похититель, а ныне действующий телохранитель — Пер Стефан Армфельт...Мари, помнишь наш разговор в Гётеборге? О том, что может наступить такой момент, когда Ноэль сам выберет другую женщину и тебе придётся сойти с трона?

- Хоть и говорят, что будущие мамочки превращаются в откровенных склеротиков, я всё прекрасно помню. И что, ты знаешь такую женщину? - чарующе улыбаясь, парировала выпад ведущего Мари.

- Да ладно, Мари! Не делай вид, что не видела вчерашней газеты. Я знаю, что вы её выписываете!

- Поразительная осведомленность, - вставил реплику Ноэль. Мари едва заметно пожала руку мужу и ответила, продолжая улыбаться.

- Конечно, я её видела. Более того: очень внимательно читала. Кое-кто уже имеет проблемы из-за спекуляции на моей фотографии.

- Вот как! Но это не меняет сути дела. Мадемуазель Селинье рассказала французским СМИ очень интересную историю об их отношениях с мистером Фолкнером... Ноэль, ваша интрижка имеет место быть?

- Мадемуазель Селинье может рассказывать всё, что угодно. Не она первая пытается заработать дешёвую популярность подобным образом. Боюсь только, как бы ей не пришлось занять место в одном ряду с Клаудией Данхилл и Констанцией Линдт… Кому-нибудь напомнить, что с ними случилось после того, как они «пошли войной» на мою жену?

- То есть ты не откажешься хоть сейчас сдать пробы на проверку ДНК?

Мари и Ноэль обменялись молниеносными взглядами. Она уже открыто взяла мужа за руку. Пелле нервно кусал губы, из последних сил сдерживаясь, чтобы не лезть со своими репликами, когда не просят.

- Не нужно брать никаких проб. Я подозреваю, ЧТО предъявила как доказательство мадемаузель Селинье и не отрицаю, что это моя сперма.

Присутствующие в зале настолько бурно отреагировали на ответ Фолкнера, что ведущему потребовалось несколько минут для восстановления тишины в студии.

- Значит, вы признаёте, что были близки с мадемуазель Селинье?

- Андерс, что вы для себя определяете как близость мужчины и женщины?

- Ну, Ноэль...Это же прописные истины! Влечение друг к другу, заканчивающееся страстными объятьями — старо, как мир…

- В таком случае, я не был близок с данной особой. Не могу назвать близостью приглашение человека обманом на несуществующую вечеринку. И навязывание себя в качестве объекта сексуального удовлетворения тоже как-то не вписывается в картину реальной близости между людьми... То, что Изабель Селинье испытывает в мой адрес, я бы назвал одержимостью. Повода я ей не давал. С моей стороны нет вообще никаких чувств в адрес данной девушки. Мы — партнёры на съёмочной площадке, не более...И уж что никак не укладывается в рамки моих представлений о близости между двумя людьми , так это ненависть и желание смерти человеку, самому дорогому для объекта твоей страсти.

Гул голосов в зале становился всё громче. Андерсу пришлось призвать журналистов к порядку.

- Что вы хотите сказать?

- Только то, что мадемуазель Селинье с самого начала съёмок не давала мне прохода. Когда Мари почувствовала себя совсем плохо и Пелле Армфельт вынужен был увезти её домой, девушка совершенно распоясалась. Воспользовавшись тем, что я не мог вылететь в Стокгольм из-за плохой погоды, Изабель Селинье позвала меня на свои именины, на которые якобы были приглашены и другие члены съёмочной группы. Не стану выгораживать себя: не догадался поинтересоваться у коллег — получили они подобные приглашения или нет? В голову не пришло, что меня могли обмануть… Мне было не до этого, я очень переживал за Мари…

- Настолько, что, не задав никаких вопросов, отправился в дом к Изабель Селинье; не ушёл оттуда, увидев, что никого из коллег там нет и позволил ей расстегнуть тебе штаны и...хм... доставить удовольствие?

- Мадемуазель Селинье похожа на большой куст репейника. Её невозможно оторвать от себя одним рывком. О том, как часто мне приходилось пресекать поползновения французской актрисы в свой адрес, можете спросить кого угодно из съёмочной бригады. Поинтересуйтесь заодно у режиссёра фильма Кристофера Маккейна, что за разговор состоялся у него с мадемуазель Селинье после отъезда Мари в Стокгольм.

- Что ж, это вполне реально! Наш специальный корреспондент в Париже предоставит зрителям возможность выслушать точки зрения разных людей на одну и ту же ситуацию. Кристер Вельт присутствует на съёмочной площадке фильма «Три Полины» и готов задать свои вопросы персоналу, занятому в его производстве...Кристер, тебе меня хорошо слышно?

- Да, Андерс, - прямое включение пошло в эфир из павильона, где работали в периоды ненастной погоды. Журналист заозирался в поисках первой «жертвы». Ею стала женщина-гримёр, поправляющая нарисованный шрам «раненому солдату».



Кристина Далгрен (Kristina Dahlgren)

Отредактировано: 26.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться