Диагноз: Любовь-3. Перекрёстки судеб

Размер шрифта: - +

40. Между Ангелом и Бесом

Последние пару ночей перед отъездом Изабель Мари совсем не спала. Не из-за плохого самочувствия и не от тоски по мужу. Тысячи колючих ёжиков раздирали её душу внутренними терзаниями. Греховные мысли громоздились друг на друга, как печально известная Вавилонская башня. Переключить внимание на нейтральные вещи не получалось. Игры с сыном помогали только на то время, когда Мари возилась с Эриком. А «напрягаться» ей не давали: Малин чуть ли не за секундной стрелкой следила, когда Нурдстрём-младший пребывал в обществе матери. Немного отвлекали хлопоты, связанные с визитом Изабель. Но ночами Мари оставалась одна. И Ноэль в эти дни не звонил, как назло…

Заплетая перед сном волосы в косы, Мари вспоминала, как в госпитале их ей заплетал Пелле. Услышав как-то днём по радио одну из мелодий, звучавших в свадебную ночь, вспомнила, как танцевала с Армфельтом. За несколько мгновений до того, как сон готов был наконец-то принять её в свои объятья, Мари ощущала обнимающую её руку похитителя — там, в подвале заброшенного завода...Не помогали воспоминания о произнесённых в день свадьбы клятвах. Не помогали молитвы о том, чтобы Бог дал ей мудрости и стойкости в данный момент. Сидевший на левом плече чертёнок разбивал в пух и прах все её доводы в пользу верности и честности.


- Ты думаешь, твой благоверный в будущем так и будет исправно отчитываться обо всех своих романах?

- Конечно, будет! Рассказал же про Изабель!

- Ха, Изабель! Ну ты и простушка… От той истории круги по воде слишком широко разбежались, да большую муть со дна пруда подняли — вот и рассказал. Не будь идиоткой ! Тебя ж трясёт от одного только взгляда на молодое тело собственного телохранителя!

Коварный соблазнитель услужливо «подсовывал» Мари картинки из её собственного подсознания. Пелле Армфельт, вытирающий пот со лба после занятия в тренажёрном зале… Его широкая грудь и мощные бицепсы… Как можно такое великолепие прятать под дурацкими татуировками?!

- Ах, отстань, чертяка! Молодое тело...Можно подумать, у меня муж старый...Это я, как говаривала черепаха Тортилла, «старый плавучий чемодан».

- Кошёлка, дорогая, старая кошёлка! Тьфу на тебя! Трусики проверь, насквозь промокли! Не теряй времени даром — пользуйся моментом и пользуй парня к вашему обоюдному удовольствию.

- Изыди, сатана!

- Ой, ну спасибо, повысила рангом! Можешь, конечно, повыпендриваться для приличия...Только запомни мои слова: не будь дууууурой!

«Рогатая» сущность исчезла, с правого плеча затрубил глас сущности в белоснежных одеждах:

- Не слушай мерзкого подстрекателя! Одна уже послушалась — и вылетела с треском из Рая. Зачем тебе это нужно: пять минут удовольствия и бесконечные муки раскаяния потом? Овчинка выделки не стоит!

- А если стоит?

- Чтоооооооооо? Ты явно не в себе!

- Очень даже в себе. Только опять же лицемерие какое-то получается: значит, мужчинам всё можно и всё им прощается, а женщинам даже «помечтать не моги»?

- Мечтай, кто ж тебе не даёт! Только я тебя слишком хорошо изучил… Боюсь, мечтами дело не ограничится.

- Ну и пусть! Пусть! Пусть гореть мне потом в аду — только я не смирилась! Не могу я спокойно проглотить обиду. И хотя долдоню себе и окружающим, что доверяю Ноэлю, но вру — и им, и себе. Не верю я, что, однажды оступившись, он не сделает этого во второй раз. Уроки Наттгрена даром не прошли. Тоже ведь пяткой в грудь себя бил, что никто ему кроме меня не нужен, а сколько я слёз пролила над фотографиями пьяных оргий?! Одна сучка не поленилась даже видео заснять, где Петер с ней кувыркается...И на пьяную лавочку не спишешь, я по голосу поняла, что он если и выпил, то не больше пары стопок...В общем, святоша, не уговаривай меня. Даже если Ноэль теперь свой окаянный отросток узлом завяжет - мне нужно уравновесить чаши весов…

- Браво, женщина! - встряла демоническая составляющая.

- Эх, Мари, Мари… - горестно вздохнула ангельская и удалилась, печально волоча за собой пару ослепительно белых крыльев...

 

- Я на заправку заеду — бензин на нуле почти, - голос Пелле вернул Мари на грешную землю. Проводив Изабель, она перебирала в памяти каждый день пребывания девушки в Стокгольме: не сказала ли лишнего, не натворила ли глупостей? Если верить воспоминаниям: всё прошло гладко. Оставив в покое пережёвывание того, что уже произошло, Мари принялась размышлять об их с Армфельтом отношениях. И чем больше подробностей ей удавалось припомнить, тем яснее проступала правда: Пелле безнадёжно влюблён. Не в загадочную Ингрид, которую Мари до сих пор ни разу не видела. В бывшую жертву похищения и нынешний охраняемый объект: Мари Нурдстрём Фолкнер. Но обнадёживать парня — не слишком ли жестоко со стороны Мари? Она смотрела в окно, но совершенно ничего не видела, утонув в греховных мыслях.

- Да, конечно… - встрепенувшись, как после короткого дневного сна, поспешила ответить Мари. Она едва дождалась момента, когда Армфельт ушёл расплачиваться за полный бак бензина, чтобы перебраться на пассажирское сиденье рядом с водителем.

Вернувшись, Пелле удивлённо воззрился на подопечную. Первое неписаное правило, полученное от Ноэля, гласило: Мари ВСЕГДА должна сидеть на заднем сиденье.

- Что за самоуправство?

- Какая тебе разница, где я сижу?

- Большая. Мне в зеркало лучше видно, не нужна ли тебе помощь.

- А сейчас будет и видно и слышно. Езжай уже, чего ждёшь…

- Скажи хотя бы, куда мы едем…

- Пока что — просто вперёд.

На каждой развилке, попадающейся на пути их автомобиля, Мари указывала Армфельту нужное направление. Наконец, углядев съезд с дороги в густой лес, подступивший почти вплотную к трассе, Мари скомандовала свернуть на него. Проехав ещё пару километров по лесной дороге, телохранитель получил приказ — остановиться…



Кристина Далгрен (Kristina Dahlgren)

Отредактировано: 26.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться