Диагноз: Любовь-3. Перекрёстки судеб

Размер шрифта: - +

57. Весёлым пирком - да за свадебку!

Дэвид Оффенбаум молча смотрел на сидящего перед ним Пелле Армфельта. Смешанные чувства владели душой режиссёра. С одной стороны, он радовался за дочь. Ариэль частенько повторяла, чтобы отец не ждал внуков — она вообще замуж никогда не выйдет. И вот, пожалуйста: и замуж она собралась, и внуки не за горами… Угнетало Дэвида лишь то, что Ариэль решила уехать из Америки.

- Специфика моей работы позволяет заниматься ею где угодно. В крайнем случае — самолёты летают регулярно, - заявила дочь, как отрезала.

Дэвид потянулся за золотой зажигалкой. Что за напасть: сигара во рту снова погасла!

- Да уж, Пер Стефан, не терял ты времени в Америке понапрасну. Зря уезжать надумал. Далеко бы пошёл с такими талантами.

- Не дальше, чем уже продвинулся. Насчёт Ариэль...Не подумайте, что я всё это специально провернул. Так уж сложилось. Жалеть о случившемся не собираюсь и от ответственности не отказываюсь.

- Не кипятись, ничего я против тебя не имею. Парень ты прямой и честный — под стать дочке моей. Знаю, что не обидишь её. И детей достойно воспитаешь. Что ж, весёлым пирком - да за свадебку, как в русских сказках говорят? Это меня Мари ваша просветила, я-то в русской народной классике не силён…

Одно только упоминание имени Мари заставило чуть дёрнуться жилку под правым глазом Армфельта.

- Может, без пира обойдёмся? Я с Ариэль советовался, она тоже никакого свадебного карнавала не хочет…

- Вот что с вами, с молодёжью, делать? Наплевать вам на статусы и авторитеты...А в Эл-Эй и после моей смерти будут вспоминать, что старый скряга Оффенбаум позволил дочери расписаться в магистрате в десятидолларовом платье…

- Это что нам, молодёжи, с вами, замшелыми авторитетами делать: из всего норовите шоу устроить!

Оффенбаум запрокинул голову и захохотал, обнажая белоснежные высококачественные коронки.

- Ох, вот это зятёк! Отбрил — и не поморщился! Хорошо...Режиссёр я или кто? Придумаю что-нибудь... Постараюсь и голливудским стервятникам рты заткнуть и вас не обидеть.

 

И Оффенбаум придумал. В прессе появилось объявление о дате свадьбы с указанием, что приглашён на неё лишь узкий круг друзей и родственников. НО! На свадебную церемонию пригласили тьму тьмущую популярных журналистов из многих стран с правом трансляции официальной части обряда бракосочетания в прямом эфире. До самого последнего момента даже молодожёны не знали ГДЕ они должны будут сказать друг другу «Да!».

Пелле взбесила выходка будущего тестя:

- Да что ж это за дурдом! Можно подумать, мы с тобой королевские особы! Почему у меня никто не поинтересовался: хочу ли я своей мордой на весь мир светить?

Ариэль засмеялась.

- Ну, так уж и мордой...Очень даже привлекательным лицом! Не ругайся! И потерпи малость, потешь Дэвиду самолюбие! Сделаешь сейчас так, как папенька задумал — и он нас потом по гроб жизни в покое оставит.

И Пелле смирился.

Душа Армфельта окаменела. Закончился недолгий период, когда он жил, пусть и не как хотел, но рядом с той, что взяла в плен его сердце в холодном и грязном подвале заброшенного заводского здания в окрестностях Гётеборга. Впереди для него больше не существовало «как хочу» и даже «как могу». Теперь ему предстояло жить так, «как надо»: даже если надо будет не ему, а окружающим.

Пелле не чувствовал всепоглощающей любви к Ариэль. Но она готовилась дать жизнь человечку, в котором будет частичка Пера Стефана Армфельта. Вот ему-то он и подарит всю свою нерастраченную любовь и нежность!

 

Пер Стефан Армфельт взял в жёны Ариэль Оффенбаум среди волшебных красот острова Таити. Экзотический рай с водопадами, зелёными долинами, вздымающимися к небу горами, зарослями тропического леса, белым песком пляжей, невероятно бирюзовой водой у берегов...

Всего этого Пелле не заметил и не запомнил.

Ариэль заявила отцу, что хотя они с Пелле уступили его желанию «накормить публику», сама церемония бракосочетания не должна быть замысловатой или вычурной. Достаточно официального обряда в экзотической атмосфере. Никаких местных обычаев и прочего шаманства! Именитый режиссёр раздосадовано закряхтел. Именно это он и планировал: переплетение полинезийских и американских традиций! В итоге ему удалось уговорить Ариэль и Пелле хотя бы одеться в лёгкие белоснежные одежды и позволить украсить себя венками из местных цветов — ароматных и сказочно красивых.

Церемония бракосочетания для Армфельта прошла, как в тумане. Простые ответы на вопросы нотариуса ему пришлось выдавливать из себя, как зубную пасту из тюбика, оставленного с открытой крышкой на несколько дней. Пытаясь надеть кольцо на палец Ариэль, Пелле уронил его в песок, и обносившая гостей прохладительными напитками женщина из местных аборигенов грустно покачала головой: ничего хорошего из этого брака не получится. Он целовал невесту пересохшими губами, крепко зажмурив глаза, чтобы продлить самообман: это не Ариэль, это — Мари.

На свадебном обеде Пелле впервые за долгое время напился в хлам. В домик, снятый для новобрачных, его с трудом доволокли Ноэль и Маркус Шьёберг, прибывший из Стокгольма, чтобы составить компанию жене и семейству Фолкнер.

- Ариэль, поставь-ка на всякий случай какую-нибудь посудину у кровати...Пелле сегодня ночью точно плохо будет. И не вздумай переживать — ему это вовсе не свойственно. Видать, сильно переволновался…

Молодая жена последовала совету Ноэля и разочарованно замерла у окна домика на сваях, в котором рассчитывала провести бурную брачную ночь... Обернувшись к кровати, на которой бесчувственным бревном лежал в полнейшей отключке её муж, Ариэль глубоко вздохнула и принялась раздеваться. Тело томилось нереализованным сексуальным желанием. Пелле разбудил в ней Женщину — страстную, изобретательную в постели, ненасытную. И что теперь делать с греховными картинками, хороводом роившимися в голове?!



Кристина Далгрен (Kristina Dahlgren)

Отредактировано: 26.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться