Диамант

Размер шрифта: - +

Глава 21

Проблемы с Танечкой-Оленькой автоматически отошли у Виталика на второй план. Предстоящий турнир захватил все его мысли. Тем более что с турниром следовало подсуетиться, а расследования шли своим чередом, независящим от него.

В квартиру мамочки, где теперь жил Вадим, попасть оказалось довольно легко.

Виталик позвонил своему «конкуренту» и предложил встретиться на его территории и отработать систему «маячков». В любом случае это надо было им обоим, чтобы добраться до финала. А там уж, как масть ляжет.

Сколько участников предстоит ему обыграть? Вадим заикался о десяти-двенадцати столах. Грубый подсчет говорил, если не кричал, о солидном призовом фонде. Не мешало бы помечтать о нем. Если удастся дойти до финала, то есть сесть за стол, покрытый зеленым сукном, среди шестерых финалистов, уже неплохо. По крайней мере, можно доставать свои заначки и смело тратить — а он выиграл, если что. Сколько можно таиться с миллионами по банковским ячейкам? Пора выйти из тени.

Турнир ему только для этого и нужен — больше не для чего.

Он не умнее окружающих — расчетливее. Может, только поэтому его все еще не нашли, и он все еще жив. Но расслабляться рано, если только не считать себя способнее и талантливее окружающих. Как только он поверил в это, то окажется в ловушке. Нет, конечно, среди игроков много неординарных людей — выдающихся или как минимум «выше среднего». Они просто развили некоторые свои способности до совершенства, только и всего. При желании и упорных тренировках любой способен добиться определенных высот. Повышение квалификации? Так это, кажется, называется. Подтянуть английский до продвинутого уровня? Зачем? И так жизнь замечательна.

Виталик хмыкнул — он утрировал, конечно, но всегда был уверен, что ничто так не тормозило саморазвитие, как уверенность в своем превосходстве над окружающими. Хоть чуть-чуть, но лучше делать, чем другие…

— Я покурить, — Виталик шагнул в сторону балкона.

Он никогда не станет избавляться от вредной привычки. «Никогда» — сильно сказано, правильней — в ближайшее время. Удобно, на самом деле. Он — на балкон, Вадим — на кухню. Каждый при деле — пока хозяин квартиры варил кофе, Виталик спокойно смог извлечь деньги из тайника. Не долго они там полежали… Завтра же внесет деньги за участие в турнире. Пусть уж теперь за них Алл Фа отвечает. В сейф, поди, положит.

— Мила денег дает? — спросил Вадим, передавая Виталику чашку тонкого фарфора.

— Дает, — кивнул тот, забирая кофе.

Виталик не любил такие чашки-наперстки — в них кофе остывал практически мгновенно, а он предпочитал обжигающий напиток. А после глотка — затяжка сигаретой и дым красиво в потолок. Но сейчас в помещении не покуришь. Дома можно доставить себе подобное удовольствие, но это все не то. На людях все выглядело бы гораздо эффектнее.

— Дает, — повторил Виталик.

Он звонил мамочке и заручился ее словом. Но это совершенно ничего не значит — он может взять у нее деньги, а может и не брать. Главное — она согласилась дать. И совершенно неважно — ему или Вадиму.

— А ты спрашивал у Жанны? — спросил он.

Вадим недовольно поджал губы.

— Не дала? — переспросил Виталик.

— Просила приехать к ней для разговора, — фыркнул Вадим. — Знаю я эти разговоры. Я же не слепой — она на меня глаз положила, а теперь у нее появилась возможность в обход Милы получить желаемое.

— Брось, — рассмеялся Виталик. — За такие деньги можно и трахнуть дамочку.

— Ей же не это надо, — покачал головой Вадим и вздохнул. — Если бы все обошлось постелью, я бы и думать не стал. Но иногда благоразумие не помешает.

— И что ей надо? — не удержался от вопроса Виталик.

— Любофф, — протянул Вадим.

Он взял из пальцев Виталия сигарету, затянулся, а затем выпустил тонкую струйку дыма в ночное небо.

— Я ей этого дать не могу, — цыкнул Вадим. — Покер — жестокая игра, если любишь, то не выигрываешь. А я игрок. Женщина этого не понимает.

— А мамочка? — не удержался от вопроса Виталик.

— Она тоже не понимает, — Вадим усмехнулся. — Но терпит. Правда, не всегда. Насколько мне известно, за любоффью обращалась к тебе, пока я развлекался с ее психологом.

— С мадам Шевелевой? — удивился Виталик. — Так она тоже игрок. Причем еще какой! — проговорил он с восхищением. Мне не удавалось с ней поиграть по-крупному. Но я много слышал о ней и ее манере игры.

— Вот именно — игрок, — рассмеялся Вадим. — И пока вы кувыркались в постели с Милой, я ей проигрывал тыщу за тыщей. Она словно расклад знала. И проиграть ей в финале было бы  не зазорно.

— Ну, нет, — фыркнул Виталик, — проигрывать бабе я не собираюсь.

— Она не баба, — мечтательно протянул Вадим.

— Пусть, но проигрывать ей я все равно не стану. Известно, кто из мэтров выразил желание принять участие в турнире? — встрепенулся Виталик.

Но с другой стороны, недооценивать противников нельзя: расслабишься — проиграешь. Наблюдательность и прозорливость — вот о чем он должен думать в первую очередь, иначе пропустишь трефовый флеш у него, зациклившись на своих трех тузах.

— Да, хрен его знает, кого мог пригласить Алл Фа, — пожал плечами Вадим. — Он темная личность…

«Это точно, — подумал Виталик и потер подбородок. — Откуда появился, непонятно. Но богат, как арабский шейх. Одна яхта, впрочем, это даже не яхта, а теплоход, способный взять на борт сотню гостей, чего стоит. Заработать на него нельзя — можно только выиграть».



Учайкин Ася

Отредактировано: 16.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться