Диамант

Размер шрифта: - +

Глава 22

Гоше перезвонил в следующий раз уже под утро.

— В квартиру пустишь? — поинтересовался он. — Я в туалет хочу, нет мочи, и кофе.

— А чего больше хочешь? — хохотнул Виталик. — Пущу.

И он назвал номер своей квартиры. В любом случае надо взглянуть в честные глаза охранника, ведь о чем-то он беседовал почти до утра с артистом.

Виталик смолол кофе в тончайший порошок и поставил две джезвы на плиту — одну для себя, другую для Гоши. Кофе ему тоже не помешает.

— Короче, там все просто и кругло, как апельсин, — сказал охранник, входя во входную дверь.

— Ты за кофе мне все расскажешь, — остановил поток его слов Виталик.

Он предпочитал беседовать в спокойной обстановке, чтобы параллельно размышлять о сказанном.

Виталик перелил свежесваренный кофе из джезв в высокие чашки, нарезал хлеб, колбасу, сыр.

— Теперь я готов выслушать ваш доклад, — сказал он улыбнувшись.

Гоша соорудил себе бутерброд, насыпал в кофе сахару.

Виталик поморщился — лично он пил и чай, и кофе, натуральными, без каких бы то ни было добавок, чтобы насладиться истинным вкусом напитка.

— Я же говорю, там все просто, — Гоша отхлебнул кофе, довольно крякнул и откусил солидный кусок от бутерброда.

Виталик терпеливо ждал, прихлебывая свой кофе из чашки, когда мужчина поест и все ему по порядку расскажет.

— Они — это он, артист театра музкомедии, некая Ольга Фролова, актриса того же театра, и Глеб Кузмин. Кто это такой, я не совсем понял, но типа мой коллега, то ли сторож в театре, то ли охранник. Так вот они возвращались с гастролей. И было это примерно годков эдак… назад.

Гоша покрутил рукой с растопыренными пальцами — видимо, это должно было означать пять лет.

Фигня все это — поморщился Виталик. Три года назад это было. Точнее, видел, встречался в поезде, когда удирал с саквояжем, с одним из этой троицы три года назад. Ладно, пусть Гоша расскажет свою версию, а он сделает выводы.

— В купе с ними оказался весьма разговорчивый мужичок. Он им поведал, что довелось ему поиграть в карты за одним столом с самим Диамантом.

Виталик натужно улыбнулся.

— Они, как творцы человеческих душ… — продолжил Гоша, сыто откинувшись на стул. — Сварил бы еще кофейку, — попросил.

«Творцы, ага», — хмыкнул Виталик, снова вставая к плите.

— Так вот они тогда подробно выпытали у того мужика, кто такой Диамант, — довольно кивнув, что его просьбу не оставили без внимания, сказал Гоша. — Он им подробно в мелочах, артист сказал, что мужик оказался неплохим физиономистом, описал своего карточного партнера. Обратил особое внимание на кольцо с крупным брюликом на пальце, которое тот во время игры поворачивал камнем внутрь ладони. Рассказал еще о каких-то особых приметах.

«Особые приметы, — хмыкнул Виталик. — Не было у Диаманта особых примет, а сейчас и подавно».

 

— Они запомнили все слова разговорчивого мужика, — продолжил рассказывать Гоша. — А еще он им сказал, что дочка директора фабрики, как две капли воды похожа на Ольгу, его попутчицу по купе. Он сам видел Татьяну — она болела за отца, когда тот проигрывал свое состояние в карты.

— Так уж и проигрывал? — удивился Виталик.

— За что купил, за то и продаю, — развел руками Гоша. — Только последнее их заинтересовало больше, чем какой-то мифический Диамант. Они все трое даже в местный театр перебрались и с той Татьяной встретились. Действительно, девушки оказались сильно похожи, как сестры. Завязали знакомство. Только Татьяна не сильно шла на контакт. Впрочем, это и понятно, зачем ей знакомство с нищими актерами… И вот как-то возвращаясь с очередных гастролей, троица курила в тамбуре поезда. И тут на тебе — Диамант собственной персоной, да и с саквояжиком, тянущим на несколько миллионов.

— А это-то откуда артисту стало известно? — рассмеялся Виталик.

— Жлобы, которые его преследовали, кричали об этом очень громко, не обращая ни на кого внимания. Что для них курившая троица? — пожал плечами Гоша. — Я умею добывать информацию. Но лично сам артист засек кольцо с камнем на пальце у того парня, который прыгнул с поезда. А еще они запомнили, как он потер подбородок. Ну прямо как ты.

Виталик убрал руку от лица: он столько сил и средств потратил, чтобы измениться, — не хватало, чтобы его узнали по жестам т повадкам. А еще по кольцу… Не его ли они искали в квартире.

— А что им от меня-то надо? — спросил он недоуменно. — Надеюсь, тебе удалось это узнать…

— Конечно, — хитро улыбнулся Гоша. — Я многое могу. Это не самое трудное. Артист поведал мне об этом сразу же. Итак, особо от тебя им ничего не надо, просто хотят удостовериться, ты это или не ты.

— Что значит, я это или не я? — не понял его Виталик. — Еще кофе?

— Давай, — согласился Гоша. — А коньяка к кофе не найдется случаем?

— Найдется, — кивнул Виталик.

Коньяк как раз у него есть, а вот с вином были бы проблемы.

И тут ему в голову пришла совершенно сумасшедшая идея. А почему бы нет? Он хотел из Вадима сделать помощника, но тот ему казался ненадежным. Мутный какой-то тип. И кроме психоаналитика Шевелевой, с которой он лишь немного был знаком, никто на ум больше не приходил.

— Гоша, а ты в карты, случайно, не играешь? — спросил Виталик, ставя початую бутылку Хеннеси на стол и снова наполняя чашки кофе.

— Отвечаю по порядку на все заданные тобой вопросы, — ответил охранник, не скупясь наливая себе в чашку коньяка. — Ты спросил, что им надо от тебя, я ответил, что хотят удостовериться, что тот Диамант и ты — одно и то же лицо.



Учайкин Ася

Отредактировано: 16.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться