Диамант

Размер шрифта: - +

Глава 4

— Как вам это удалось? — поинтересовался мужчина, выйдя следом за Ольгой на палубу, и подходя слишком близко. Та в этот момент перекуривала перед тем, как пересесть за покерный стол на освободившееся место вместо проигравшегося игрока.

— Если очень сильно чего-то захотеть, то с легкостью можно этого добиться, — ответила она ему, выпуская струйку дыма в ночное небо, вытянув губы трубочкой. Ольга не очень любила, когда ей вот так мешали курить, вторгаясь в ее личное пространство. Курила она чисто по-мужски — сильно затягиваясь и выпуская дым через ноздри. А при посторонних приходилось изображать слабую и беззащитную.

— Вы играете в покер? — продолжил выспрашивать у нее мужчина.

— Балуюсь, — пожала плечами Ольга, делая очередную затяжку и снова выпуская тоненькую струйку дыма вверх.

— Тогда хотел бы пригласить вас за наш столик.

Ольге стоило больших трудов сдержать улыбку, внешне оставаясь невозмутимой и холодной. Только опыт психолога помог ей в этом. Она старалась привлечь его внимание, быть рядом с ним, в его компании и весьма преуспела в этом — он сам пригласил ее.

 

Ольга, соглашаясь, лишь кивнула в ответ весьма равнодушно, словно игра ее интересует постольку поскольку, затушила сигарету в пепельнице, что держала в руке, и поставив ее на низкий столик здесь же, на палубе. Слегка покачиваясь на высоких шпильках, зашагала вслед за мужчиной.

 

Игра в покер.

Мадам Шевелева любила эту игру, игру на нервах, когда те сворачивались в тугую пружину, на эмоциях, что выплескивались, словно лава. Что бы ни говорили, но человек не в состоянии управлять своими эмоциями, особенно когда кипят страсти, что в жизни, что за карточным столом.

Играли в классический русский покер без джокеров, когда сдающим был тот, кто только что «взял банк». Сдавали по одной карте всем по очереди по часовой стрелке числом карт до пяти. А дальше шла торговля и повышение «банка» до смены карт. После смены торговля и повышение банка продолжались. Этот покер несколько отличался от того, что обычно показывают иногда по телевизору, и от того, в который играют американцы. У тех старшей мастью считаются пики, а в Ольгиной компании — червы, и, соответственно, старшей комбинацией после каре может быль только червовый роял флэш, заканчивающийся обязательным тузом…

 

 

 

Ольга, подойдя к компании, поклонилась, здороваясь, и села на предложенное ей место за столиком на четверых. Мужчины кивнули в ответ. В зале, кроме таких, были установлены столы и побольше — на шестерых игроков. Но все они были застелены классическим зеленым сукном, чтобы карты не скользили и не разлетались от неловкого порой движения или жеста игроков. Вообще Ольге зал понравился — не большой и не маленький, переоборудованный, видимо, из кают-компании. Она уже успела пересчитать посадочные места за игровыми столами. Итак, два преферансных, прямо на входе, — это для восьми игроков. Но сейчас они не были заняты — ее девочки ушли к бару, а она сама пересела за покерный стол. Затем два столика для четырех игроков и два для шестерых. Но при наплыве гостей возле бара при желании тоже можно поставить столы, а преферансные столы тоже занять игроками в покер, ведь по большому счету они мало чем отличались от их стола. Итого на данный момент в зале могли одновременно находиться двадцать восемь игроков. Это, конечно, меньше, чем в Шурином казино, но и здесь можно было при желании подобрать для себя достойных партнеров.

Сидевшего слева мужчину Ольга знала слишком хорошо — это был ее постоянный субботний партнер Борис. С мужчиной с правой стороны она несколько раз пересекалась в Шурином казино, имени его не помнила, но это не тот случай, когда можно переживать из-за такого пустяка. Он тоже ее интересовал мало. Но вот Глеб, так звали мужчину, который пригласил ее  и теперь сидел напротив нее, занял все ее воображение.

Следуя одному из своих неукоснительных правил — наблюдать один час за поведением партнеров, изучая манеру их игры, Ольга проигрывала, выигрывала, оставаясь приблизительно в нуле.

К концу этого часа о мужчине она знала все. Он поведал ей это сам. Например, потирая кончик носа правой рукой, Глеб сообщал Ольге, что карта у него дрянь, и он поддерживает торговлю исключительно ради того, чтобы приподнять партнера. А вот уже левой потирая тот же самый кончик носа сообщал, чтобы она поддержала его на любой карте, что у него одна из самых сильных комбинаций. Глеб не бросал уже карты рубашками вниз, как в предыдущей игре, а специально для Ольги раскладывал веером, чтобы показать, на чем он вел торговлю.

Ольга приняла его манеру делиться знаками и тоже показала несколько своих, чтобы и партнер о ней кое-что узнал.

Ей вдруг припомнился один из первых ее турниров по бриджу, тогда еще не с бывшим супругом в паре. Ольга была тогда совершенно неопытным игроком и мало что понимала в торговле, но уже знала, как та должна вестись, то есть партнер должен дозволенными словами рассказать о своих картах. Но она то ли пропустила что-то, то ли еще практики было маловато, но из того, что было сказано, ничего не поняла. Оглядев троих мужчин, сидевших с ней в этот момент за одним столом, Ольга скептически поджала губы и гордо произнесла, обращаясь к супругу:

— Ну, раз ты мне ничего не сказал, то и я тебе ничего не скажу. Одна пика.

Такого гомерического хохота в турнирном зале на сто игроков никто не помнил, и вряд ли удастся кому-то вызвать его снова…

 

 

 

Ольга вскользь взглянула на золотые наручные часы, чтобы удостовериться, что час, который она отводила себе для знакомства с партнерами, истек. И понеслось… Не произнося ни одного лишнего слова, они с Глебом крутили партнеров, выигрывая по очереди — то Ольга, то он. И заподозрить ни в чем ни одного, ни второго не получалось. Они не обменивались даже взглядами и уж тем более не разговаривали, все в пределах дозволенного, ни одного лишнего слова.



Учайкин Ася

Отредактировано: 16.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться