Диамант

Размер шрифта: - +

Глава 5

Уже несколько дней Виталик следил за Татьяной Печкиной, директором и единственной владелицей швейной фабрики.

Никакого эксклюзива на той фабрике не шили — исключительно ночные рубашки, пижамы, которыми торговали на всех рынках города, униформу для медицинских работников, поваров, корпоративную и рабочую одежду и прочая, прочая, прочая. Но все изделия фабрики неизменно пользовались огромным спросом и на складах подолго не залеживались, уходя в продажу буквально с колес и тем самым обогащая свою хозяйку.

Виталик считал себя пикапером еще тем. Снять девицу на ночь для него не проблема — сами гроздьями на него вешались. И все равно ради любви к искусству он делал это классно, задорно, с огоньком. Виталик знал, как подать себя, — спасибо, госпоже Войцеховской научила. Он даже за глаза свою матушку-кормилицу не называл иначе, как Людмила Ивановна, тем самым подчеркивая разницу в возрасте и доводя ее этим до бешенства неимоверно. Но Танечка не девица из клуба или бара, с ней все его умения ничего не стоили. Он это сразу понял, лишь взглянул на фотографию, лежавшую в конверте вместе с деньгами и банковской картой. Здесь нужен был совершенно другой подход.

Да и само знакомство Виталика с Татьяной должно произойти абсолютно случайно, иначе та может заподозрить, что заезд смастырен, и белая лошадь ходит не под тем седоком, не под настоящим, а фальшивым, принцем. А ему надо с ней не только познакомиться. Знакомство, что, — это полбеды, это маленький короткий шаг по длинной дороге на пути к соблазнению. А вот соблазнять женщин его никто толком не научил. Да и зачем, когда от девиц отбоя не было? Что они могли ему дать? Кроме своих тел, ничего.

А миллионерша Печкина —решение всех жизненных проблем, причем не только самого Виталика, но и ее тоже, по крайней мере, он так искренне полагал, и в этом была доля истины, так как деньги отдельно от мужчины еще ни одной женщине счастья не приносили. И эта несчастна по-своему со своими миллионами, раз в свои тридцать с хвостиком лет продолжала оставаться девственницей, по крайней мере, это следовало со слов Людмилы Ивановны.

И тут вдруг неожиданно перед ней возникнет он, красивый, умный, жестокий... Интригует, особенно последнее.... Станет для нее принцем, который разбудит ее ото сна, научит любить. Ну а там, как жизнь повернется, то есть как будет составлен их брачный договор — удачно, он сбежит сразу, не очень, значит, какое-то время придется помучится. Виталик, еще не женившись, продумал до мелочей, как станет добиваться развода. Но за этим не заржавеет — он не сомневался, что удастся привести дамочку к алтарю довольно быстро. Как можно не влюбиться в него — красив, умен, воспитан?

«Понять бы, что ей надо, этой Танечке Печкиной. Нынче садизм — признак мужественности в глазах современных дам. Каждая их них, пока не состарится, ждет своего жестокого принца», — рассуждал Виталик, наблюдая за своей будущей спящей красавицей… Он сплюнул в открытое окно — красавицей Таню можно было назвать с большой натяжкой. Сам Виталик привык вращаться среди совсем других женщин — дорогих, холеных. Он искренне надеялся, что Людмила Ивановна сдаст его с рук на руки такой истосковавшейся по крепкому мужскому телу матроне с толстым кошельком, и делать-то ему особо ничего не пришлось бы, пока в наличии имелся капитал в виде молодости, красоты и здоровья. А если он не станет слишком расточительным, то скопит себе на безбедную старость.

А, может, свести Таню с опытными стилистами, те смогут что-то из нее сделать?

Он потряс головой. Сейчас ему надо думать о другом: как с Печкиной технично познакомиться — второй попытки не будет. В случае провала придется идти на поклон к Людмиле Ивановне, чтобы та ему еще одну «невесту» подогнала. А этого, ой, как не хотелось, он желал показать своей бывшей, этой старой фее, что и сам на что-то способен, а не ждать милости от нее…

Из дверей двухэтажного здания фабрики вышла госпожа Печкина собственной персоной с коробкой в руках. Виталик уже знал — деньги развязывали язык любому, даже самому преданному человеку, будь то личный водитель, или просто вахтер на входе, — что новые образцы рабочей одежды директриса сама лично развозила по заказчикам, предлагала, убеждала, советовала. А потом получала список, кому, что и каких размеров. И сейчас путь директора фабрики лежал в областную больницу — она везла на показ свои лучшие модели для врачей и обслуживающего персонала.

Можно попытаться отыскать ее в административном корпусе больницы и там познакомиться, но Виталик ничего не смыслили в медицине и боялся брякнуть что-нибудь невпопад. Может быть, и Танечка полный профан в вопросах, связанных со здравоохранением, но на всякий случай рисковать не хотелось.

Виталик, нервно прикусив губу, наблюдая за ней, а потом грустно вздохнул —прошел фактически еще один день, седьмой по счету, вечер маячит на горизонте, а он ничего не добился, даже не предпринял попытки познакомиться с госпожой Печкиной.

Он увидел, как тонкий каблучок ее туфли застрял в решетке слива, а она не заметила, не почувствовала. Виталик представил как наяву, что в следующую секунду Татьяна уронит коробку с образцами, взмахнет руками и рухнет навзничь, уткнувшись носом в асфальт. Хорошо будет, если ничего не сломает при этом.

Он пулей вылетел из машины и стремительно бросился на помощь женщине. Почти успел, сказывались регулярные занятия спортом: коробку она все же уронила, и даже руками успела взмахнуть, но носом уткнулась не в асфальт — была поймана сильными руками Виталика.

— Извините, — пробормотала Танечка.

Она уперлась руками в грудь неожиданно пришедшего ей на помощь мужчины, пытаясь отстраниться от него, но, потеряв равновесие снова упала на него — каблучок намертво застрял в решетке и не давал нормально ей встать на обе ноги.



Учайкин Ася

Отредактировано: 16.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться