Дифференцировать тьму

Font size: - +

Глава двенадцатая. Переступая черту

В тот день Лод оставил меня довольно рано.

Из трёх партий в скаук я победила в двух. Даже несмотря на то, что сосредоточиться на игре удавалось с трудом. Хотя колдуну, видимо, тоже.

На середине четвёртой в лабораторию вошла Морти; кивнула мне — и без церемоний опустилась на колени рядом с Лодом, который мигом оторвал взгляд от доски.

— Как тренировка?

— Без тебя и без Альи? — принцесса грациозно пожала плечами, и это выразило её отношение лучше всяких слов. — Завтра идёте со мной, а то совсем форму потеряю, — она рассеянно взглянула на расстановку фигур. — Как там пленники? Навиния ещё не затащила тебя в постель?

Значит, Лод признался ей. Про «милую игру». А Морти вроде и не против: в вопросе звучала ирония, но никак не ревность.

Интересно, скажет ли он…

— Она пыталась, — уклончиво ответил Лод. — Так что маску пришлось снять.

Понятно. Не скажет.

— Так быстро? Я думала, она хотя бы пару дней ещё продержится. Для большей убедительности.

— Боюсь, для этого я слишком ей противен.

— Ну и глупая, — фыркнула Морти. — Я думала, Алья у тебя. В нашей башне его нет.

— Нет. Не у меня, — Лод опустил глаза. — Думаю, к совету он вернётся.

— Как раз о совете я и хотела тебе напомнить.

— Я и так помнил, — колдун, поднявшись на ноги, помог принцессе встать. — Снезжана, как видишь, обстоятельства вновь нам мешают.

— Без проблем. Доиграем в другой раз, — я с надеждой вскинула голову. — Может, вы Бульдога заберёте? Паппея ведь уже поймали…

— По правде сказать, я хотел оставить его ещё на пару дней. На случай, если паппей был не один.

Я тяжело вздохнула. Ладно, пара дней так пара дней. Тем более сегодня Бульдог не особо искал моего общества.

Когда Лод и Морти ушли, я взяла том «Ловушек» — но в конце концов, махнув рукой, закрыла книгу: не могла сосредоточиться. Зато зеркальце, так и лежавшее на подушке, притягивало взгляд.

Мне очень хотелось заглянуть в него. Но я боялась.

Сама не знаю, что заставило меня спуститься вниз. Наверное, странное желание воочию увидеть место недавнего преступления… да только спокойно оглядеться не удалось.

За тем самым столом — отныне для меня он был тем самым — сидел Восхт. Сидел, уткнувшись в книгу: видимо, тоже тщетно пытался отвлечься. Но когда я сошла с последней ступеньки, вскинул голову — и, сузив глаза, безмолвно поднялся с места.

Я следила, как он идёт к двери в покои пленников. Приоткрытой: видимо, закрывание активировало барьер Лода, не позволявший видеть и слышать, что происходит в соседней комнате. А после того, что случилось с Навинией, пленники решили — если один из них выходит, лучше всегда оставлять щёлочку. Чтобы в случае чего… попытаться прийти на помощь.

Пусть даже с ошейниками это дохлый номер.

С другой стороны, это ещё хуже: сидеть взаперти и даже не знать, что за соседней стеной…

— Как там Навиния?

Наверное, Восхт тоже не сразу поверил, что я это спросила. Как и я сама.

Но всё равно остановился — уже протянув пальцы к дверной ручке.

— А тебе что, правда интересно? — не оборачиваясь, бросил колдун.

— Я никогда не хотела, чтобы с ней поступали… так. Я и Кристу от этого спасала.

Восхт всё-таки повернулся ко мне; лицо у него было полноватое, с тяжёлым подбородком, тёмные волосы — коротко стрижены.

— Можешь ответить на один вопрос? — спросил он, шагнув вперёд.

Это было неожиданно, но я кивнула.

Стоя у самой лестницы, не рискуя подходить ближе.

— Мне рассказали, кто ты и откуда. И почему тогда ты помогаешь… им? — он говорил без отвращения, без особого любопытства. Скорее устало. — Дроу обречены, но ты ведь человек. Ты не из этого мира, тебя ничего с ними не связывает. Так почему? Ты могла сбежать с невестой принца, и светлые наградили бы тебя так…

Услышав мой тихий, бесконечно горький смешок, колдун осёкся.

— Да не могли мы сбежать, — выдохнула я в ответ на его непонимающий взгляд. — Вы ещё этого не поняли? После того, что сделали с Навинией? Может, светлые и сильнее, но здесь, под горами, властвуют не они. И выбора у меня не было. Нет, был: либо мёртвая Криста, либо живая Криста и принц в плену. Только так.

Он только моргнул. Похоже, не верил. Конечно, легче ведь считать меня злобной предательницей, чем признать, что без меня эта история могла бы закончиться куда хуже.

Остолоп.

— Вы думаете, я поначалу их не проклинала? Да один из них чуть меня не убил. Криста может подтвердить, — я дёрнула плечом, не зная, зачем оправдываюсь. — Мы же не в книжке, где герой не может умереть, а хорошие парни обязательно найдут какой-нибудь чудесный выход, и в последний момент принц спасёт принцессу, а даже если кто-то погибнет, его оживит сила истинной любви или другая ерунда! Я сама до сих пор сижу взаперти в этой башне, а если выйду, со мной могут сделать вещи похуже, чем с Навинией. И всё потому, что дроу ненавидят людей: из-за того, что ваши — да, ваши добрые светлые народы сделали восемнадцать лет назад!

Восхт молчал. К моему удивлению. Я-то ожидала возмущений и возражений, что светлые просто защищались, что резню устроили дроу, что…

— Мои родители тоже погибли там, — вдруг тихо произнёс колдун. — На том пиру. И я всю жизнь пытался понять, почему дроу сделали это. Почему атаковали так глупо, обрекая себя на смерть. Потому что меня не устраивали те ответы, которые мне давали, а других я не находил.



Евгения Сафонова

Edited: 16.11.2016

Add to Library


Complain




Books language: