Дифференцировать тьму

Font size: - +

Глава вторая. Наследник рода Миркрихэйр

 

Утром меня разбудил вопль Кристы. Очень похожий на тот, что выдернул меня из сна в темнице.

И, прежде чем открыть глаза, я понадеялась, что подобный способ пробуждения не войдёт у неё в привычку.

- Что? - я рывком села в постели, нащупывая очки.

Сокамерница, не отвечая, молча ткнула пальцем куда-то в сторону окна.

Поспешно спрятав глаза за стёклами, я обратила внимание на растопленный кем-то камин - и натолкнулась на чужой сияющий взор. Сияющий в самом прямом смысле этого слова: очи незнакомца светились странным, чарующим и причудливым блеском синевы и серебра.

- Доброе утро, - вежливо поприветствовала я юношу, застывшего у стола с грязными тарелками в руках. - Что вам нужно?

Тот лишь улыбнулся в ответ узкими губами, и улыбка эта походила на лезвие ножа. Кожа его была пепельно-серой, как у дроу, но черты - ещё тоньше, ещё острее, ещё неправильнее; и волосы - чёрный обсидиан, а не лунное серебро, и глаза - не яркий янтарь, а блеклый синеватый перламутр, и бесформенные одежды - похожие на мантию, сотканную из сумрака ночи...

Одновременно с тем, как я встала с постели, юноша отступил на шаг, в тёмный угол рядом с окном, и каким-то образом совершенно слился с тенью. Ещё мгновение я видела огоньки его глаз - а затем пропали и они.

Когда я приблизилась к столу, в комнате уже не было никого, кроме нас с Кристой.

- Кто это был? - выдохнула сокамерница.

- Думаю, кто-то вроде уборщика, - я запоздало сообразила, что на мне нет ничего, кроме рубашки, прикрывающей ноги до середины бедра - и мстительно понадеялась, что мои кривые ноги будут преследовать незваного гостя в кошмарах. - Тоже мне, юноша бледный со взором горящим...

На всякий случай обследовала угол на предмет потайных люков и дверей, но ничего не обнаружила. Ожидаемо.

- Похоже, он ещё и официант, - добавила я, заметив на столе чистенькие серебряные колпаки, под которыми явно скрывался наш завтрак. Мельком заглянула в зеркальце, лежавшее на столешнице; торопливо поправила вздыбленную челку, скрыв противную россыпь мелких прыщей на лбу. - Давай-ка умываться и есть.

И мантия колдуна, и мои джинсы бесследно исчезли: похоже, их забрали в обмен на еду, и за этой едой я обнаружила, что мне больно глотать. Это тоже было ожидаемо - купание в реке и ночёвка на ледяном полу не могли обойтись без последствий. Особенно для человека, который больше половины уроков физкультуры просидел на скамейке по причине освобождения после болезни.

Если кто-нибудь всё же принимает участие в нашем создании, в чём я сильно сомневалась - ваяя меня, он настолько переборщил с интеллектом, что на иммунитет просто не осталось места. Насморк, кашель и прочие орви цеплялись ко мне регулярно; а за весь четвёртый и пятый класс школы я посетила от силы уроков сорок, за два года умудрившись переболеть бронхитом, гайморитом, отитом, воспалением лёгких и вирусным менингитом. Какой-то болячке так понравилось в моём организме, что лекарства лишь заставляли её кочевать из органа в орган, но никак не уходить. Мама сбилась с ног, таская меня по врачам, а те лишь руками разводили.

В конце концов я всё-таки выздоровела, но ещё долго лечила последствия антибиотиков. И те два года спала не в своей комнате, а в маминой кровати, у неё под боком. Тогда мама не объясняла, почему настояла на моём переселении - и лишь годы спустя призналась, что устала по пять раз за ночь бегать в другую комнату, чтобы проверить, дышу ли я...

Тарелка расплылась перед моими глазами, заставив проглотить комок в горле. Нет, не плакать, только не плакать! Срочно возвести в степень... тройку, да, тройку. Первая - три, вторая - девять, потом двадцать семь, восемьдесят один, двести сорок три...

- Интересно, а что нам после завтрака делать? - когда непролитые слёзы высохли на ресницах, я спокойно подцепила вилкой жареный гриб: на завтрак нам подали удивительно банальный для другого мира омлет - с чем-то, очень похожим на шампиньоны. - С утра с нами вроде обещали 'поработать'.

- Может, этот колдун про нас забыл? - с надеждой спросила Криста.

- Хотелось бы надеяться, - я качнула головой, - но, боюсь, вероятность этого крайне мала.

И точно: не успела я договорить, как послышался деликатный стук в дверь.

- Да, - обречённо крикнула я.

Лод вошёл в комнату с таким непринуждённым видом, словно навещал не пленниц, а дорогих гостей. Скользнул взглядом по моим голым ногам - но, как и ожидалось, особо на них не задержался.

- Доброе утро, - произнёс колдун; уголки его губ были приподняты в лёгкой улыбке. - Как спалось?

- Благодарю, прекрасно, - сказала я. - Но мне очень интересно, кто нас разбудил.

Лод сощурился, и я прочла вопрос в его взгляде.

- Тут был... юноша. В чёрном. Со светящимися глазами.

- А, вы про Акке? - улыбка мужчины стала шире. - Не обращайте на него внимания. Это мой слуга, он иллюранди.

Я как раз собиралась спросить, что означает последнее слово, когда Криста ахнула и всплеснула руками.

- Иллюранди?! - тонкий голосок сокамерницы дрожал от возмущения. - Они же демоны, создания тьмы! Мне про них Дэ... дедушка рассказывал! - к счастью, Криста вовремя поймала мой предостерегающий взгляд. - Насылают кошмарные сны, питаются человеческими силами!



Евгения Сафонова

Edited: 16.11.2016

Add to Library


Complain




Books language: