Дикарь

Глава 5

Он чуть склонил голову на бок, явно о чем-то задумавшись. А я не прекратила попыток слиться со стеной. 

Я всегда представляла дикарей как пещерных людей. Волосатые, небритые, грязные, неприятно пахнущие, носящие в лучшем случае испорченные старые вещи, в худшем - ничего. 
Необразованные неандертальцы - двумя словами. 
Этот как то не вписывался в общую картину. Высокий, поджатый, в темно- синей обтягивающей торс футболке и таких же джинсах. Правильные черты лица, высокие скулы, черные волосы находятся в так называемом "творческом беспорядке", настолько темные, что почти не видно зрачков, глаза смотрят в мои испуганные и заплаканные так пристально и цепко, что хочется отвести взгляд. 

Это я и делаю. Прямо за его спиной я вижу открытую дверь. Надо выбраться из этой комнаты, вдруг здесь есть кто-то еще? Какой-нибудь еще дикарь, например… 
Дикари "живут" стаями, общинами, как хищники, поэтому я сомневаюсь, что он здесь один. 
Надо смотреть куда угодно только не на него. И успокоится. 
Знаете как вести себя с безумным зверем? Так же и с дикарем: не делать никаких резких движений, не смотреть ему в глаза, не провоцировать, не издавать и малейшего шороха, иначе вы - медленно гниющий труп под каким то деревом. 

Хотя все равно я покойница, но в последние минуты почему-то страстно хочется пожить еще. 
Но, Боже, я в комнате с дикарем. 
Одна. Беззащитная. Неспособная поднять даже свою собственную задницу. У меня нет ни единого шанса. 
Наверное, в моих глазах отразился такой ужас, что уголок его губ поднялся вверх, усмехаясь надо мной, унижая меня. 

— Продолжай, - издевательским тоном произнес он, - мне интересно, что ты будешь делать дальше. 

"А мне то как это интересно…" - подумала я. 
Нам всегда твердили, что дикари настолько глупы, что не могут связать даже несколько слов… этот опять же отличился. 

Он сделал шаг вперед, по направлению ко мне. Я дернулась. Он поднял бровь. Сделал еще один шаг. Я, сжав кулаки и опираясь спиной о стену, встала. Он поднял вторую бровь. 
Гадко усмехнулся и сделал еще шаг. 

Я в тупике. 
Впереди, на расстоянии трех шагов стоял дикарь, сзади стена, на которую я опираюсь, слева кровать, справа торшер, за ним другая стена. 

Я сделала лучшее, что пришло мне в голову. Правой рукой схватилась за торшер и протянула его на себя. Это даже оружием назвать стыдно, но отвлечь дикаря поможет. 
Он фыркнул. И шагнул почти вплотную ко мне. Он оказался почти на две головы выше меня. Я вскрикнула и попыталась ударить его своим "оружием", но он ловко его перехвалил и отбросил себе за спину. Послышался звон - разбилась лампа. 

Мне было настолько страшно, что я, наплевав на боль, отпрыгнула от него на кровать. Тело будто пронзили сотни иголочек - адская боль. Я закричала и безвольно упала на кровать, из глаз потекли слезы. 

— На этом мы и закончим, - резко произнес он. 

Все?! Моя жизнь так глупо кончится? 
Я подняла взгляд: он подходил ко мне с грацией хищника, никогда не видела чтобы кто то так передвигался. В руке у него что то блеснуло - шприц. 

Он решил убить меня ядом? Совсем не похоже на дикарей. Они любят поиздеваться над своими жертвами, резать кожу, ждать пока последняя капля крови не выйдет из мертвого тела. 
Его способ даже в каком то смысле лучше. Надеюсь, я не буду долго мучится. 

Боже, что со мной стало? Я рассуждаю о том, как безболезненнее помереть…

Интересно, а Ева долго мучилась? 
Это мысль окончательно привела меня в чувства. Они убили ее. Такие же как он! И я не собираюсь просто ждать своей участи! 
Наверно, он увидел эту перемену в моем поведении, поэтому угрожающе произнес:

— Не двигайся. Больно не будет. 

Я, может, и сошла с ума от страха и боли, но ни настолько, чтобы поверить ему. 
Я вскочила с кровати именно в тот момент, как он двинулся на меня. Я полетела на пол, но оказалась в стальных руках дикаря. Я вырывалась, кричала, но что может сделать маленькая больная девушка против такого имбицила? 

Правильно, абсолютно ничего. 

Он повалил меня на кровать, лицом в подушку, заглушая крики, а сам лег на меня сверху, блокируя мои ноги. Оба мои запястья были прижаты к простыни у моей головы, он удерживал их одной рукой. Я стала барахтаться изо всех сил, пока его горячее дыхание не обожгло мое ухо:

— Успокойся. 

Всего одно слово, а я замерла, боясь пошевелится, столько в нем было силы, власти и угрозы.

Подушка уже намокла от моих слез. 
Он медленно потянул за край огромной футболки, доходящей на мне почти до колен, я только сейчас ощутила во что была одета, и задрал ее до талии. 

Я забилась под ним с новыми силами. Я дергала ногами, рукой, кусала подушку, боролась. 

— Хватит, я сказал!

Увесистый шлепок по моей попе еще больше вогнал меня в истерику. Я еще сильнее начала вырываться. 
Он раздраженно вздохнул, больно схватил меня за волосы, оттягивая голову к себе, и склонился к моему уху:

— Слушай внимательно, мне нужно сделать тебе укол и меня мало волнует куда. Либо в вену, но ты мне это сделать, конечно, не дашь, либо в твою попку, чем я сейчас и занимаюсь. Прекрати меня бесить. - он выдохнул так устало, будто только что принял самое глупое решение в своей жизни. — Сейчас я тебя отпущу и ты дашь мне вколоть чертовы витамины. Понятно? 

До меня с трудом доходил смысл этих слов, но ему похоже было плевать на это. Он встряхнул меня и повторил уже настойчивее:

— Поняла?!
Я, не понимая, что делаю, кивнула. 
Мне хотелось чтобы он слез с меня, чтобы исчез, чтобы это все: комната, рука, дикарь, страх, боль, превратились в очередной кошмар. 

Он медленно отпустил меня и встал около кровати. 
Я как можно быстрее забилась в самый дальний от него угол и осознала, на что только что согласилась. 

— П-п- пожалуйста, - прошептала я. 

— Ты говорящая? - он поднял бровь, - я думал, только кричащая. 

«Найдут меня и "кричащим" окажешься ты!» - подумала я. 

— Пожалуйста… не надо… 

Он лишь безразлично посмотрел на меня, протянул ко мне руку. Я дернулась от нее и посмотрела на дикаря. 

— Руку, - тоном, не принимающим никаких возражений, произнес он. 

Я ухватилась за последнюю соломинку. 

— Я - я не могу, - почти прошептала я. 

Он раздраженно вздохнул. Значит, он знает, что я не чувствую руку, возможно, он сам поспособствовал этому. 
Может ставит на мне какие то эксперименты?! 
От таких мыслей хочется выть, а я придумываю безнадежные, обреченные на провал, планы. 

— Подойди ко мне, - продолжая неотрывно смотреть на меня, сказал он, - Сейчас же. 

Я медленно покачала головой. Он злился, его челюсть настолько напряженна, что желваки заходили. Он обошел кровать и подошел ко мне с правой стороны. Я как можно быстрее слезла с кровати слева. 

Нас отделяла злосчастная постель. 
Я еле держалась на ногах. 
Сейчас, когда адреналин покинул мое тело, я оказалась настолько слаба, что со стоном повторила свое падение на пол. 

Вернулась боль
Я бы с удовольствием закричала, только сил на это не хватает. 
Мой затуманенный взгляд уткнулся в чьи то туфли. Он еще и туфли носит…
Он присел рядом со мной на корточки и отнял от моего слабого тела левую руку. 

Я не сопротивлялась. Я не могла. 
Он аккуратно воткнул иглу в вену и ввел жидкость мне в организм. 
Передо мной начали плясать черные точки. 
Последнее, что я помню, это как он бережно меня поднял и уложил в постель, укрыл одеялом. 

Меня снова забрала спасительная темнота. 
Как же я ей благодарна - у меня уже нет сил бороться за свою жизнь.



Sophie Richar

Отредактировано: 07.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться