Дикарь

Глава 11

Кто-то кричал. 
Точнее, визжал. 

Вмиг проснувшись, я открыла глаза и подумала, что это осадок от кошмара, но крик продолжался. 

Мне потребовалась минута, чтобы сориентироваться.

Я вскочила с кровати и дёрнула ручку двери, проверяя, не закрыта ли она. 
К счастью или нет, она оказалась открыта, и я, прижавшись к стене, медленными шажками спустилась по лестнице. Я не хотела быть замеченной. 

Кричала молодая девушка. Я была уверена в этом. 
Голос был слишком высоким и звонким для мужчины. 

Смогу ли я добиться помощи от неё?
Сколько ещё тут пленников?
Мерзавец её пытает? 
Что будет со мной?! 
Мысли бежали впереди меня и врезались в глухую преграду неизвестности. 

Крик доносился из гостиной, я вжалась в стену, глубоко вздохнула, понимая, что не надо делать глупостей, и заглянула туда. 

Господи… Дикарь не переставал шокировать меня. 
И у него получалось это лучше и лучше с каждым разом. 
Надо будет всё-таки спросить у него про дверь в другие миры, думаю, она здесь найдется. 

Я была права. 
Это был девчачий визг. 
И визжало… Самое настоящее Чудо. 

Огромные синие глаза с ужасом уставились на какую-то точку на полу. Длинные чёрные волосы были заплетены в красивую косу, скрепляемую большим разноцветным бантиком. Розовое платьице стало самым ярким пятном в мужской гостиной. 
И довершал эту картину бежевый плюшевый медведь, прижатый к спине девочки. Чуду было примерно пять лет. 

Что здесь делает ребенок?! 
И эта девочка… Она ненормальная. Я никогда не видела такого: правильный, идеальный цвет глаз в сочетании с черными, дикими волосами. 

Очередной крик Чуда вывел меня из состояния шока. 
Я уже сделала шаг к ней, когда увидела, как мерзавец выбежал из кухни и быстро подошёл к девочке. 
Я вся похолодела. 

"Нет, я не буду смотреть, как он мучает ребенка!" - громкий голос совести ругал меня, подбадривая действовать. Но я как будто приросла к стене, ноги отказывались слушаться. Голос разума был громче. 
Если он что-то с ней сделает, я обязательно вмешаюсь. 

Дикарь опустился на корточки рядом с Чудом и привлёк к себе. 

— Что случилось?

Клянусь, я чуть не упала. 

Если бы я не стояла здесь и не была свидетелем этой сцены, никогда бы не поверила, что мерзавец может говорить таким ласковым и нежным голосом. 

— Там монстр! - доверительно сказала девочка, уткнувшись носом в грудь дикаря, - Он пугает Мими. 

Чудо вытащила из-за спину мишку и отдала его мерзавцу, затем показала своим маленьким пальчиком на пол. Дикарь чуть нахмурился, а потом усмехнулся. 

— Это всего-лишь паук, Ви, - с улыбкой сказал мерзавец, но, заметив с каким ужасом девочка посмотрела на членистоногое, он уже серьёзно добавил:
- Но если он напугал Мими, мы его сейчас прикончи...

— Нет, Кай! - яростно перебила Чудо, - Ты не можешь убить его!

Девочка схватила удивлённого дикаря за руку. 

— Надо отнести его домой! - строго произнёс ребенок, - Вдруг он потерялся и ищет свою маму. 

Кай (очень странно называть его по имени) как-то печально улыбнулся и сдался напору Чуда. 
Он приблизился к пауку и, вытащив из кармана джинсов помятую бумажку, поместил туда членистоногое. Затем подошёл к огромному окну, открыл его и стряхнул животное на улицу. 

Точно также, как и меня прошлой ночью. 

— Пойдем завтракать, малыш, - сказал... (Дикарь? Мерзавец? Имбицил? Кай?) Просто ОН Чуду. 

От упоминания об еде мой желудок болезненно сжался и громко заурчал. Я молилась, чтобы они этого не услышали. 

— А тётя с нами кушать не будет? - с негодованием спросила девочка. 

Кай, который уже шёл на кухню, резко остановился и подозрительно, с прищуром, посмотрел на Чудо. 

— Какая тетя, Иви? - мягко, но с нажимом спросил мерзавец. От такого тона мне стало страшно за ребенка, но её, похоже, это нисколько не напугало. 

Всё-таки по отношению ко мне он и дикарь, и имбицил, и мерзавец, и я не собираюсь менять своего мнения, пока он не окажется за решеткой. 

— Та тётя, Кай, - сладким голоском пропела девочка, - Которая спит в твоей постели.

Вид шокированного мерзавца увидишь не часто. 
Мне посчастливилось наблюдать, как его лицо вытянулось, затем он несколько раз открывал и закрывал рот, не зная, как объяснить ребенку, что делает полумёртвая девчонка в его спальне. 

— Завтракать, Ивей! - строго сказал дикарь, не придумав ничего лучше, - И не стоит заходить в мою комнату без разрешения! 

— А что, там есть кто-то еще? - успела проговорить девочка до того, как в неё полетела подушка. 

Дикарь запустил в неё еще один снаряд, и она, со смехом увернувшись от него, побежала на кухню.
Как только Чудо скрылась за аркой, с него будто слетела эта маска нежности и заботы, улыбка исчезла, а взгляд стал острым и пронзительным. 

— Я тебя вижу, - безэмоциональным голосом сказал мерзавец. 

Казалось, моё сердце пропустило удар.

— Раз уж ты осталась, подойди ко мне, - надавил дикарь. 

Я крепко стиснула зубы, понимая, что мне придётся выполнить его "просьбу", ведь он предлагал мне "свободу", а я "добровольно" вернулась обратно. 
Я медленно на трясущихся ногах зашла в гостиную и остановилась в шести шагах от мерзавца. 
Он стоял, скрестив руки на груди, и придирчиво осматривал моё тело, не пропуская и миллиметра кожи. Его взгляд задержался на разбитых коленках. 
Я вздрогнула. 

— В ближайшие два месяца ты не сможешь вернуться домой, - чётко проговаривая каждое слово сказал дикарь. 

На моём лице не дрогнул ни один мускул, хотя внутренний голос в ответ на это заявление истошно заорал. 

Я больше не буду показывать свой страх. 

— А что будет потом? - ровным голосом спросила я. 

Мерзавец приподнял бровь, не ожидая такой реакции, но быстро взял себя в руки. 

— Посмотрим. Если будешь себя хорошо вести, попадешь в город. 

"Хорошо себя вести… Долбаный тиран" 

— А если нет? - с вызовом произнесла я. 

Дикарь улыбнулся. Такую улыбку вы можете увидеть на лице палача, когда он, наслаждаясь предсмертными криками боли, живьём сдирает с жертвы кожу. 
Я побледнела. 

Мерзавец понял, что до меня дошёл смысл безмолвной угрозы, и размеренным шагом пошёл на кухню, подозвав меня взмахом руки. 

Я не сдвинулась с места. 

— Ты нуждаешься в пище. Твой организм нуждается в ней. Хватит ломать трагедию и изображать из себя грёбаную пленницу. Тебя никто не тронул и ты можешь уйти в любой момент. Дверь всегда открыта. 

Никакого страха. 
Сплошная ярость. 

— Не тронул?! Ты - черто… 

— Да, не тронул, - невинно перебил дикарь, - Все драки ты начинала сама. Дискуссия окончена. Ползи на кухню, или я лично займусь твоей транспортировкой. 

Перед глазами поплыли картинки, когда он, забросив меня себе на плечо, как какой-то мешок, вынес из дома. Я дёргалась, кусалась, но это не принесло никакой пользы. Повторять такой опыт не хотелось, но дикарь, решив, что я отказываюсь идти, закатил глаза и сделал пару быстрых шагов ко мне, намереваясь схватить. 

Отступать было некуда и, в общем-то, бессмысленно. 

***
Ритм бешено колотящегося сердца громко отдавался в ушах, когда я, подталкиваемая мерзавцем, зашла на кухню. 
До боли приятный запах вмиг вызвал перевороты в животе, в носу неприятно защипало.

Сидящая за столом девочка уставилась на меня своими огромными голубыми глазами, затем перевела удивлённый взгляд на мерзавца, отошедшего к кухонным шкафчикам. Дикарь поставил на стол две тарелки, доверху наполненные какими-то странным, божественно пахнущим печеньем и буквально усадил меня на стул. Из холодильника он взял графин с той тёмно-красной жидкостью, которой я его облила, и, разлив её в два высоких стакана, поставил один перед девочкой. Поколебавшись и посмотрев мне в глаза, обещая очередную угрозу болезненной расправы, он всё же поставил другой рядом с тарелкой. 

Через мгновение ребенок, будто отчаянный голодающий, набросился на печенья, запивая их, как я поняла, соком. 

Я переводила взгляд с Чуда на прислонившегося к стойке мерзавца, уверенная в том, что дикарь не будет травить еду, которую ест девочка, но всё равно боясь взять в руки вилку. 

Совершенно неуместный звук разрушил напряженную тишину. 
Зазвонил телефон. 
Я подпрыгнула на стуле от неожиданности, а мерзавец, поморщившись, вынул мобильный из кармана джинсов. 

— Да, - грубым голосом ответил звонящему дикарь. 

Внезапно его глаза расширились, дыхание участилось, а руки крепко сжались в кулаки. 

— Грёбаный Моретти, - грязно выругался мерзавец, - Чёртов сукин... 

Он многозначительно посмотрел на девочку, которая с интересом прислушивалась к разговору, и стремительно покинул кухню. 

Где-то глубоко во мне росла странная уверенность в том, что "Гребанным Моретти" был мой отец. 



Sophie Richar

Отредактировано: 07.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться