Дикая храбрость

Размер шрифта: - +

Глава четвертая. Добро пожаловать домой!

 

Я проснулась посреди ночи от странного шума. Что-то монотонно щелкало. Мне было страшно выходить из маленькой комнатушки, где мне придется провести эту ночь. Тем более, наверняка, возле моей двери караулит охрана.

Это маленькое помещение должно напоминать уютную спальную комнату, но на деле это обычная комната с дорогой кроватью, которая кажется тверже и жестче камня. В комнате приглушенный свет, что дает понять о том, что сейчас ночь, но мне вовсе не хочется спать. Больше меня волнует будущее. Что со мной будет? От этого мне становится, уже в который раз, не по себе.

Пустые поля за большим стеклянным окном сменяются маленькими кустарниками. Вскоре мы подъезжаем к небольшому лесу, который, на удивление, кажется очень темным и устрашающим. На мгновение дыхание перехватывает, когда вагон задевают несколько веток. Присмотревшись в дальнюю точку мне показалось что, что-то двигалось. И это что-то было живым, небольшого размера. Похоже на человека. Хотя какие люди в лесу? Может, это какое-то небольшое животное или птица. Хотя, большая часть животных не могут существовать в неволе. Почти все они находятся под полным контролем заповедников, так что они не могут находиться вблизи железнодорожных путей. Буду надеяться, что мне показалось.

К тому времени, как начало светать, я находилась в полудреме. Заснуть мне удалось лишь ближе к утру.

— Подъем! — голос женщины прозвучал так, словно меня окатили ведром ледяной воды.

Мне не удалось сразу сориентироваться, так я как я резко подскочила. В тот же миг меня мгновенно начало тошнить. К горлу поднялся неприятный ком.

Со вчерашнего утра я ничего не ела, но это вовсе не напоминало о себе в течение всей сутки. Признаюсь, есть мне очень хотелось, я даже позволила себе видеть во сне банановый хлеб. Да, сейчас бы не помешало немного подкрепиться.

Я снова бросила свой взгляд в сторону окна. Кажется, я спала до обеда. Этот поезд приближается к столице Седьмого округа. Видимо, пока я спала, мы проехали несколько провинций. И по ним не поймёшь, какая из них больше и красивее другой. Все они были похожи как две капли воды.

Белая блуза была немного смята, но я решила застегнуть серую кофту практически до горла. Пригладив волосы, я проморгала несколько раз, чтобы хоть как-то привести себя в чувство.

Сейчас мне очень сильно захотелось умыться и почистить зубы. По моему лицу, наверняка, можно прочитать, что в данный момент я предпочла бы выпрыгнуть из этого поезда и убежать прочь.

Около двери, как я и предположила, стоял крупный коренастый мужчина. Полагаю, он и охранял меня все это время. Хотя, возможно, он охранял вовсе не меня, а Служащих. И скорее всего, именно от меня.

К огромному счастью, одна из Служащих отвела меня к ванной комнате. Странно, что этот поезд движется совершенно бесшумно. Тот поезд, на котором я прибыла в Шестой двигался настолько громко, что тем звуком можно было бы пытать диверсантов.

Эта седовласая женщина вручила мне белую продолговатую коробочку и небольшой бумажный пакет. Ее морщинистая рука чуть подрагивала то ли от усталости, то ли от старости. Весь ее внешний вид был крайне болезненным. Ей нужно как можно скорее обратиться к врачу. Или здесь нет квалифицированного медработника?

Зайдя в ванную, я сразу же посмотрела в пакет. Полотенце. В коробочке лежала белая зубная щетка и маленький тюбик с пастой. У них мания на белый цвет?

После того, как я закончила с утренними процедурами, Служащая указала мне рукой на соседнюю дверь.

— Вам нужно переодеться, потому что вы выглядите неподобающе, — меня задело ее замечание. Пускай оно и по делу, все равно неприятно.

— Но я не брала с собой вещи, - я чуть нахмурила брови. — Точнее, мне их не дали взять с собой.

— Все, что вам потребуется - в этой гардеробной, — женщина кивнула головой на дверь.

Ничего не сказав, я зашла в комнату. Единственное, что я смогла бы сейчас сделать, не учитывая того, чтобы переодеться — это очень шумно выдохнуть. Но, боюсь, что здесь абсолютно все прослушивается, если они до сих пор не научились читать мысли.

На небольшом столике лежала еще одна коробка. В ней была белая рубашка и белые брюки. У них, действительно, мания на белый цвет. Переодевшись, я сложила свои вещи в коробку и положила ее под стол.

Посмотрев в окно, я увидела, что мы приближаемся к границе Шестого и Седьмого округа. Снова что-то неприятное появилось под ребрами.

Когда поезд въехал в тоннель, свет погас, словно кто-то его нарочно выключил. Мое дыхание участилось, но я не могла получить новую порцию кислорода. Сейчас я, кажется, была похожа на выброшенную на берег рыбу. Мне жутко не хватало воздуха.

Я обессилено схватилась за ручку двери, но дверь не собиралась открываться. Я оказалась заперта. После бессмысленных попыток выбить дверь, я начала стучать своим покрасневшим и ослабленным кулаком по окрашенной в белый цвет древесине. Меня почти выворачивает наизнанку от переизбытка белого. Ненавижу его.

Через мгновение свет появляется, а дверь открывается и отталкивает меня на пол. Мой голос, словно обрывается. Я стараюсь вдохнуть но ничего не выходит. Испуганные глаза этой женщины бегают из стороны в сторону, пытаясь сконцентрироваться хоть на чем-либо.

Через несколько секунд ко мне подбежала девушка в синей униформе медработника и, раскрыв мой рот шире, брызнула горькую жидкость на язык. Дыхание постепенно восстанавливалось, но сердцебиение не замедлялось. На лбу выступили капли пота и я, сморщившись, попыталась подняться на ноги.

— Сколько пальцев я показываю? — темноволосая протянула к моему лицу руку. Чуть прищурившись, я посмотрела на ее ладонь.

— Четыре, — я сглотнула, закрывая глаза, — четыре пальца.

— Полагаю, у вас был приступ, — она сунула руки в карманы синего халата. На воротнике ее белой рубашки виднелась позолоченная обшивка.



Анастасия Кузнецова

Отредактировано: 19.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться