Дикая храбрость

Размер шрифта: - +

Глава двенадцатая. Горячее пламя

 

Каждую секунду мое сердце сжималось с огромной силой, а легкие начинали гореть. Признаться, я ненавижу находиться в таком состоянии. Да и кому это понравится? Я чувствую, что мои ноги не смогут меня удержать, и я, скорее всего, сейчас повалюсь на пол.

- Саванна, проходи в центр комнаты, - Вальтаго указал своей рукой на серый круг, находящийся на белом полу.

Стены здесь были белыми, на них можно было заметить мелкие окружности схожие с металлической поверхностью. В комнате чувствовалась низкая температура. Когда я приоткрывала рот, то могла видеть пар. Они решили отключить отопление? Вряд ли бюджет не позволяет им согревать помещения. За всю свою жизнь мне не приходилось видеть ни одного более богатого здания, чем это. Вся эта напыщенность и чистота въедалась глубоко под кожу, от чего я чувствовала себя мертвой и до жути грязной.

Находиться здесь было самой настоящей пыткой, а им все это доставляет неописуемое удовольствие, ведь они понимают, что мы до дрожи боимся одного их упоминания.

- Сейчас ты должна стоять ровно. Постарайся делать как можно меньше движений, - он скрылся из виду, но его голос доносился из устройства, находящегося в дальнем углу.

- Ладно, - я смиренно встала в круг и выпрямила спину.

- Эта симуляция - возможность исцелить вас, - что, простите? Исцелить? В моем мозгу не укладывается тот факт, что вся эта деятельность направлена на наше исцеление.

- Вряд ли, - я переступила с ноги на ногу.

- Саванна, - повторил он, - перестань двигаться!

Когда это мы перешли на ты. Я, конечно понимаю, что он старше меня, но элементарные правила этикета никто не отменял. Хотя, о каком этикете идет речь, если они готовы рвать нас на части и выкручивать нам конечности, лишь бы мы им подчинились. Пожалуй, они это самое бездушное, что может существовать на этом свете.

Я слышу три громких щелчка, и через секунду мое тело парализует. Я перестала ощущать себя в пространстве, ноги и руки испарились, а ощущение холода вмиг улетучилось. Все в этой комнате тускнело, а стены становились все дальше и дальше от меня. Сумрак окутывал эту комнату, словно густой дым. Я не чувствую боли, лишь пульсация внутри живота и грудной клетки напоминала мне о реальности, но, боюсь, что и это не является действительным.

Меня окутывает то, чего я боялась всю свою жизнь - тьма. Она одновременно кажется такой вязкой и пустой. Глаза начинают сильно жечь, а ком в горле не дает спокойно дышать. Мне страшно, безумно страшно.

Реально ли все это? Вальтаго ведь сказал, что это симуляция. Почему тогда мой мозг и тело отказываются принимать этот факт и действуют врозь? Чувствую, что рано или поздно я просто сойду с ума и перестану осознавать реальность.

- Делай уже что-то! - этот противный голос. Вальтаго, казалось, говорил позади меня. Я боялась шевелиться. Да и могу ли я вообще? Я слышу громкий звук поезда. Он относится справа. Моя голова почти взрывалась от громкости. Он становился все громче и громче. Этот поезд совсем не такой, как тот, на котором я прибыла сюда. Нужно что-то делать, иначе меня раздавят.

С горем пополам, но я попыталась пошевелиться. Теперь главное успокоиться и отступить в нужную сторону. Если он доносится справа, значит мне нужно двигаться вперед. Ноги кажутся деревянными. Сколько я вообще вешу? Тонну? Две? Сейчас я кажусь такой же тяжелой, как и этот поезд. Рывок за рывком. Я бегу, но не чувствую своего перемещения. Нет ни дуновения ветра, ни смены поверхности, по которой я передвигаюсь. Все неизменно, только ритм моего сердца скачет, как бешеный.

Удалось? Звук поезда раздался сзади, а вместе с ним я почувствовала и поток воздуха, который снес мои волосы вперед. Они прилипали к моему лицу, потому что оно стало мокрым. В эту секунду меня охватила короткая эйфория, а по ногам разнеслось тепло. Я в безопасности?

- Ты ничтожна! Мы тебя ненавидим, позорище! Как ты можешь до сих пор существовать и дышать с нами одним воздухом? - Киара? Бабушка? Почему они кричат на меня?

Моя голова наполнялась их криками и визгами. Еще немного и мои барабанные перепонки лопнут от громкости их криков.

- Перестаньте! - я рухнула на колени, вдавливая руками уши как можно сильнее. Я уже не понимала, почему моя голова болит. То ли от громкости, то ли от моих рук.

- Гори в аду, ничтожество! Умри уже наконец! - эти двое давили на меня. Казалось, что я горю заживо.

- Нет!

- Даже твои родители бросили тебя, потому что боялись позора и казни, а ты до сих пор продолжаешь существовать и клеймить свою семью!

Мое сердце разрывалось от боли, слезы разъедали опухшее лицо и приносили еще больше мучений. Пульсация охватила все тело целиком.

- Они не могли этого сделать! - мой голос срывался на каждом слове и местами мне казалось, что это кричу не я, а кто-то другой.

- Могли, ведь сейчас ты не рядом со своим любимым папочкой, а тут и горишь прямо на моих глазах. Как же я тебя ненавижу!

Голос бабушки окутал меня и терзал с каждой секундой все больше и больше. Она лжет прямо мне в лицо!

- Нет! Ты не можешь меня ненавидеть, ведь ты заботилась обо мне, - я почти скулила эти слова. Губы опухли и пульсировали наравне с щеками и телом.

- А что мне еще оставалось делать? Если бы я тебя сразу убила, меня бы казнили на людях, - она старалась задеть меня и втоптать в этот прелестный белый пол, который я не вижу, но знаю, что он такой, потому что иначе быть не может.

- А я всегда тебя любила, и именно это меня убивает прямо сейчас, - после этих слов боль исчезла, а тело снова окутала безмятежность. Мокрые щеки обдувал прохладный ветер, отчего лицо кололо и щипало одновременно, а легкие охватывал незначительный спазм, который бывает после плача.

- Я больше не могу, - безжизненно шептала я, мысленно готовясь к самому худшему.

- Еще немного, Саванна, - папин голос. Одной рукой он коснулся моей щеки, а другой обхватил мою ладонь.



Анастасия Кузнецова

Отредактировано: 19.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться