Дикая лоза

Размер шрифта: - +

Олеж

Глава 1

 

Дерево оживало под руками. Гладкое. Теплое. Живое. Оно менялось, принимая очертания будущей поделки. Ему нравилось вырезать. Работать ножом и руками. Пускать в ход магию. Совсем немного. Лишь на кончиках пальцев. Легкие, едва заметные прикосновения Света. И вот уже готовая работа занимает место среди других.

Олеж поставил фигурку на полку. Двадцатая. По сравнению с первой, когда он еще только учился контролировать новые способности, сегодняшняя казалась шедевром. Тонкая. Изящная. Легкая. И материал подобран удачно. Береза. Фигурка получилась светлой. Пожалуй, она стала первой, в которой ему впервые почудилась гармония. Формы и содержания.

Маг коротко улыбнулся. Творить что-то ему предложила Оливия. Как средство контроля за временем и собственными силами. Как способ сосредоточения. Здесь и сейчас, вместо постоянного гомона в голове и размазанности по пространству. Кто бы мог подумать, что собирать себя по осколкам окажется так сложно…

Он отошел от полки и оглядел мастерскую, заваленную опилками, испорченными инструментами, чурбачками-заготовками и пеплом уничтоженных поделок. В самом начале он больше разрушал, чем создавал. И в какой-то момент попытка вырезать по дереву показалась пустой тратой сил и… времени. Тогда-то все и изменилось. Словно стрелка замерших часов двинулась с места. Снова. Он нашел себя в настоящем моменте и смог вести отсчет. Произошло это где-то в середине зимы.

Светлый покинул комнату и направился по коридору в сторону кухни. Он не чувствовал голода. Но вместе с чувством времени появились привычки, о которых он успел забыть. Например ставить чайник на плиту. Насыпать сухие травы в заварник. Заливать кипятком. Переливать варенье в вазочку. Усаживаться за стол. Наполнять чашку ароматным отваром… В этом была своя прелесть. И смысл. Прожить каждое мгновение. Прочувствовать его. Обкатать со всех сторон. Прикосновение. Вкус. Запах. Цвет. Звук. Выбросить все ненужное и оставить только то, что необходимо. Как в поделке… Отсечь лишнее, чтобы получить результат.

Когда у него только стало получаться доводить задуманное до конца, каждая фигурка занимала огромное количество времени. Несколько недель. Затем одна. Пара дней. Сутки. Сегодня он работал всего три часа. И фигурка уже готова. Есть, чем гордиться. Вот только достигнутого казалось мало…

Олеж пил чай. Точнее просто отвар диких сушеных трав, которые ему отдала Оливия. Ей он доверял. Или почти доверял. Внутреннее чутье говорило, что волшебница не причинит вреда. По крайней мере пока… Он не мог бы сейчас объяснить, почему столь остро испытывает дискомфорт. Казалось бы, Свет даровал ему силу. И довольно большую, раз его так опасались другие… А они опасались.

Он понял, что его бояться не сразу. После третьего или четвертого визита Брасияна. Когда тот попытался что-то сделать, а наткнулся на его защиту. И не смог под нее проникнуть. Выдержка изменила светлому лишь на мгновение. Но его хватило, чтобы Олеж смог прочитать его мысли. И чувства. И увидеть всю его ауру. Со всеми слоями. До того момента он еще ни разу не делал ничего подобного. И с тех пор больше не повторял. А никто из истинных так и не решился навестить его после…

Одиночество не тяготило. Оно оказалось удобным. Не нужно отвлекаться от работы. Разговаривать. Притворяться заинтересованным. Вовлеченным в беседу. К тому же он в любой момент мог узнать все, что ему нужно. Стоило только прислушаться…

Олеж прикрыл глаза, отпуская сознание и чувство времени. И разум сразу же наполнился голосами.

«Его сила огромна…»

Ощущение древности и горечи. Стефания. Белая волшебница.

«Мы не можем его контролировать!»

Напряжение. Сдержанный гнев. Непонимание. Карлос. Алхимик.

«Ему нужно время. Всего лишь время…»

Спокойная убедительность Оливии.

«Брасиян совершил ошибку».

Сухая констатация факта. Гипнос.

«Теперь у нас появился свой Ивар Шеруда?»

Раздраженный вопрос Хайгеля. И имя, которое шкрябает по восприятию, будто наждачка по стеклу. Ивар Шеруда… Кем бы он ни был, отношения у них явно не складывались.

Олеж усилием воли заглушил голоса и вернулся к текущему моменту. Другие не знали, что он мог их слушать. Если бы знали, ужаснулись сильнее. Они считали его чужим. Несмотря на то, что все находились по одну сторону Абсолюта, остальные не могли принять его силу. Хотя ему самому она не казалась чем-то странным. Почему?

Он снова испытал тот дискомфорт, что вызывал недоумение. Причины крылись именно в неприятии. В том, как сильно он отличался от других. И они видели это. А он нет. Будто Посвящение прошло не так, как нужно, и изменило в нем слишком многое. И все обвиняли в произошедшем Брасияна, хотя он сам не считал себя виноватым.

Его слепая убежденность в собственной непогрешимости забавляла. Казалась детской. Глупой. Наигранной. А еще за ней стоял страх. Даже не так. Ужас. Настоящий ужас, который может испытывать лишь истинный светлый. Ужас перед непоправимой ошибкой, которая может привести к перевесу в сторону Тьмы. Для Брасияна подобное стало бы убийственно.



Дайре Грей

Отредактировано: 30.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться