Дикая охота (1)

Размер шрифта: - +

9

Качая головой, Крис брел по улице, читал вывески и пытался отыскать дом, указанный в записке. Адрес привел его в посольский квартал, но это было и неудивительно. Потратив целый час на то, чтобы найти нужный номер дома, Крис уже не изумлялся, почему Зак поручил ему Малую Страну. За то время, пока он бродит тут, Зак спокойно мог и десять адресов в современной части Праги обойти!

Дождь уже прошел, когда он отыскал правильный дом и табличку, где значилось три имени, ни одно из которых не совпадало с написанным на бумажке. Плюнув на все, Крис нажал кнопку звонка.

Грубый мужской голос отозвался немедленно:

– Что вам нужно?

– Здравствуйте! Я, э, ищу одну женщину: ее имя Вайнона Хоровиц, мне сказали, что она здесь живет!

В доме воцарилась тишина. Крис мог представить, как крутятся шестеренки в голове у охранника, и уже приготовился к тому, что его сейчас пошлют подальше. Но замок на двери тихо щелкнул, открываясь, и тот же голос по громкой связи направил его:

– Прямо по дорожке, потом направо и на лифте на верхний этаж.

Крис осторожно зашел внутрь. За дверью был крохотный садик: на круглом газоне отцветали последние осенние цветы, мощеная белым камнем дорожка уводила под прозрачный навес. Крис заглянул в безликий холл, так никого и не встретив по дороге, и увидел распахнутые двери лифта. На панели справа было всего две кнопки со стрелками: вверх и вниз. Недолго думая, Крис нажал верхнюю и привалился к стене. Снаружи в доме было этажа три, не больше, но лифт все поднимался и поднимался, и остановился лишь когда Крис уже начал нервничать. Двери разошлись, Крис шагнул вперед и оказался в самом странном месте, которое только мог себе представить.

Это был розарий, разбитый на крыше дома, но все розы в нем были мертвы. Все кусты, ветки, листья, бутоны и распустившиеся цветы были черными, словно кто-то вылил на них чернила, искупал в нефти, отравил каждый лепесток. Крис замер, пораженно глядя вокруг, и не сразу заметил женщину, которая стояла в отдалении и внимательно смотрела на него. А когда увидел, то немедленно понял, что она была фэйри.

Не то чтобы он часто встречал их – был тот старик на Площади Революции, и еще женщина неопределенного возраста у Карлова моста, и та девчонка, которая сказала ему, что она зубная фея и немедленно полезла в рот проверять прикус своим языком… И еще Эрлкениг, лица которого Крис не видел, но хозяин Дикой охоты совершенно определенно был фэйри.

А теперь она.

– Вайнона Хоровиц? – несмело спросил Крис.

У нее были карие глаза, теплые, с золотом в глубине. Длинные волосы собраны в сложную прическу, фигура тонкая и стройная, как у юной девушки. На ней было длинное платье льдисто-серого цвета, которое делало ее кожу без единой морщинки еще более сияющей. И все-таки она была стара, много старше Криса, на тысячи лет старше этого города.

– Кто ты такой? – вместо ответа спросила она.

– Вы меня не знаете, мое имя Кристофер, – начал он, чувствуя себя незначительным и неловким, – Крис, – почему-то отчаянно хотелось добавить «мэм». Или «мадам». Или, возможно, «госпожа». – Простите, что потревожил вас… – он стрельнул глазами в сторону мертвого розового куста, возле которого она стояла.

Вайнона тоже взглянула на черную розу.

– Они погибли прошлой ночью, – сказала она и сжала в руке цветок. Лепестки бесшумно осыпались сквозь пальцы. – Мои розы, моя гордость. Они цвели почти триста лет, и никто не мог потревожить их покой.

Ее голос был полон скорби.

– Мне очень жаль, – сказал Крис и все-таки не удержался, – мэм.

– Я не мэм и не миссис, – она покачала головой, – если хочешь называть меня как-то, то зови тем именем, которое сказал первым.

– Вайнона, – осторожно попробовал Крис.

Она кивнула, продолжая с тревогой смотреть на розы.

– Зачем ты пришел? Говори правду, я устала слышать ложь из уст людей.

Крис нерешительно прикусил губу. Если бы все было так просто!

– Поспеши, мальчик, у меня нет времени на твое молчание. Я еще должна оплакать мои розы, – она рассеянно глянула на панораму города за своим плечом, – и этот мир.

– Я ищу лоскут из плаща Эрлкенига, – сказал Крис быстрее, чем мог подумать. Вайнона изумленно распахнула глаза:

– Здесь? Зачем он мне? Или ты думаешь, что я… нет, смертный, – прервала она сама себя с горьким смешком, – ты ошибаешься, у меня нет того, за чем ты пришел.

– То есть, я не то чтобы ищу этот самый лоскут, – принялся болтать Крис, – я просто знаю, что у вас есть монета, пражский грош Постума, а эта монета, она очень важна, не как монета, а как портал, потому что случилось кое-что плохое – то есть, я думаю, что плохое, потому что горгульи ожили и хотели меня убить. И эта монета нужна мне – в смысле, я бы посмотрел на нее и сразу понял, та она или не та самая, и тогда бы, может быть, Зак – это один варлок, но он вроде бы нормальный парень, и вот ему зачем-то нужен этот самый лоскут, так вот, Зак, он вроде бы знает, что надо делать! – он громко перевел дыхание.

– Любопытно, – сказала Вайнона.

Лицо ее ничего не выражало. Она взяла с парапета рацию, которая все время лежала рядом с ней – Крис не поверил своим глазам, но это была самая настоящая рация – и спокойно сказала в нее:

– Рудольф, принеси мою алую шкатулку. А еще две чашки и все, что нужно для чая. Что такое?.. – это уже было обращено к Крису.



Мария Рукбат

Отредактировано: 24.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться