Дилемма Флаэрти

Размер шрифта: - +

Дилемма Флаэрти

Диск красного карлика впечатался в белёсое небо. От жары и духоты першило в горле, перехватывало дыхание. Губы распухли и растрескались. Ободранные пальцы дрожали и не слушались.

— Ты слыхал, Арт, на днях должен какой-то важный чувак приехать. Похоже, что из комиссии по помилованию, — Хорик задрал растянутую футболку, обнажив впалый живот, протёр потное лицо. — Коди с кем-то трепался, договаривался о чём-то.

— Что-то они рано в этот раз. Обычно в конце года приезжали.

— Да, какая разница! — Хорик с силой загнал долото в щель между острыми выступами. — Главное, есть шанс вырваться отсюда!

— Мне это не поможет.

Вспыхивая серебристыми прожилками, под ноги просыпалась тёмно-серые куски породы. Я присел и начал собирать добычу в мешок. Мы с Хориком нашли в этом ущелье отличную жилу сотрозиума и теперь с лёгкостью выполняли план. Работать приходилось меньше, а я мог получить запчасти для флаера. Для меня, бывшего военного пилота, сделали послабление — разрешили использовать старенького «летуна». Но его приходилось чинить самому: перебирать движок, ставить заплатки на проржавевший фюзеляж, подтягивать тросы рулей управления.

— Почему? Неужели ты не хочешь убраться отсюда? — предсказуемо воскликнул Хорик. — Знаешь, здесь долго не живут. Это я тебе точно говорю.

Да уж, чего зря болтать языком. За время, проведённое на рудниках, сумел оценить по достоинству своенравный характер Исладуса. Летом — изнуряющий зной и пыльные смерчи. Зимой — пронизывающий до костей холод, от которого лопается эмаль на зубах, штормовой ветер и ледяная крупа с небес. В двадцать втором веке на Исладусе обнаружили залежи сотрозиума, вся ценность которого состояла в том, что встречается он в миллион раз реже алмаза. В чью-то светлую голову пришла гениальная мысль создать здесь колонию для особо опасных преступников. Одним выстрелом — двух птичек. Перевоспитание негодяев на благо общество и бесплатные руки для работы на рудниках. Сдохнут — не жалко.

— Ну, соврёшь, что раскаялся, что тебе очень жаль. Глядишь — срок сократят, — Хорик на мгновенье застыл, и по худому лицу проскользнула мечтательная улыбка.

— Не поможет. Они проверяют всех на МРТ-сканере. Когда человек врёт, у него в мозгу активизируется больше участков, чем когда говорит правду.

— Мамма миа, и откуда ты все это знаешь?!

— Ну, недаром же я академию закончил, — хмыкнул я. — Даже диссертацию успел защитить. По двигателю Алькубьерре.

— Альку … чего? — его и так длинное лицо вытянулось ещё больше.

— Двигатель, для которого создают деформацию пространства: растягивают сзади звездолёта и сжимают перед ним. Правда, для этого нужна отрицательная энергия…

— Дьявол, и такого умного парня здесь гноят? — перебил он меня. — А я только колледж сумел закончить. Да и то с трудом. Мой старик заставил. А уж дальше пойти — мозгов мне не хватило. Твою ж мать, а это ещё кто?

Я резко обернулся и инстинктивно сжал в руке кирку.

На фоне серых в пятнах лишайников скал прорисовался тёмно-синий флаер с белой стрелой на боку. Оттуда выскочили трое: рослый мордатый мужик и двое его подручных: долговязый, сутулый парень с унылым длинным лицом, и коротышка с лысой и кажущейся огромной головой.

— Корльф, — голос Хорика задрожал, он отступил за мою спину.

Лениво загребая ногами серую пыль, амбал медленно подошёл к нам.

— О, какие люди! Артаир Флаэрти и Хорик Юрстен! Ты смотри, сколько собрали. И всё вам одним? Нехорошо. Нельзя быть такими жадными. Боги велели делиться.

— Вначале поцелуй меня в задницу, — предложил я спокойно.

— Не надо, Арт, — горячий шёпот Хорика обжёг мне ухо. — Отдадим им половину. Как в прошлый раз. Иначе они нас… В общем, живыми не уйдём.

— Ну, долго я буду ждать? — сжимая и разжимая кулачищи, пробурчал бугай.

Я решительно шагнул вперёд и со всей силы толкнул Корльфа в грудь. Он пошатнулся и, не удержавшись, отступил назад. Глазки, глубоко утопленные под щетинистыми надбровными дугами, широко раскрылись, а на лоснящейся морде отразилось нескрываемое изумление.

— Ты чего творишь, Флаэрти? Смерти захотел?

С трудом увернувшись от просвистевшего рядом здоровенного кулака, я отпрыгнул в сторону. Встал в боевую стойку, поджидая противника. Корльф, несмотря на свою мощную комплекцию, в мгновении ока оказался рядом. Развернувшись всем корпусом, замахнулся. Я успел пригнуться, а когда выпрямился, врезал Корльфу в нижнюю челюсть. И тут же бросился бежать.

— Ты куда?! Сволочь! Трус!

Тяжёлое сопение за спиной нарастало. Сердце колотилось у самого горла, ноги стали ватными. Всё ближе, ближе. Кажется, я уже ощущал на спине горячее дыхание Корльфа.

Собрав все силы, перемахнул через неглубокий овраг.

Корльф лениво прыгнул на дно, но тут же увяз по колено в густой серой пыли. Нелепо взмахнув руками, попытался приподнять ногу.

Из-под нависающего края стремительно вылетела темно-серая гадина, обвилась тугими кольцами вокруг Корльфа, выпустив длинные острые шипы, пронзила жертву насквозь. Несчастный не успел даже вскрикнуть, как его тело начало сдуваться, будто из него потихоньку вытравливали воздух.

Ну и мерзопакостное зрелище, скажу я вам. Я отвернулся, не в силах видеть этого. А когда взглянул вновь, всё было кончено. Тварь исчезла в норе, оставив на дне оврага лишь маслянистую багровую лужицу.

Я с облегчением выдохнул и направился к белому, как мел, Хорику.

Когда проходил мимо подручных Корльфа, застывших с перекошенными физиономиями, долговязый вдруг отшатнулся, словно от меня пахнуло дьявольским зловонием. Ноги подломились. А коротышка, быстро-быстро перебирая ножками, бросился улепётывать в сторону флаера. Через мгновенье длинный догнал его. Флаер взвился вверх, задрав нос, сделал крутой разворот, исчез в низкой дымке.



Lord Weller

Отредактировано: 29.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться