Дименсия. Величие Крови

Размер шрифта: - +

Глава 13.

 

Твёрдой уверенной походкой она шла по длинному нескончаемому пролёту пятой палубы. Длинная, до самого копчика, соломенного цвета коса раскачивалась из стороны в сторону в такт её походке. Она привыкла ходить быстро, но при этом держалась величаво и строго. Впрочем, как бы стремительно она не двигалась, её острый взор недовольных ярких голубых глаз замечал любую деталь, особенно если эта деталь нарушала порядок. Она обожала порядок.

Силе́нсия Сара́нда обожала порядок. Её передёргивало даже малейшее нарушение установок, предписаний, традиций. Эта черта появилась у неё после трудных учебных будней в лётной академии космических путешествий. Каждый показатель должен быть на своей отметке, каждая втулка в своём положении, каждое движение, каждое решение, даже каждая мысль должны быть в нужное время, в нужных обстоятельствах. Только так, считала Силенсия Саранда, можно добиться успеха.

Силенсия считала, что ничто в жизни не предопределено. Великими не рождаются, великими становятся. Дорога к величию не предопределяется родом, она вымощена упорным трудом и железной хваткой. Эта благородная позиция в понимании Селенсии Саранды приобретала несколько иное значение. Дорога к величию прокладывается потом и кровью, но чьи это пот и кровь? Да, Саранда считала, что столкнуть с дороги того, кто мешает, кто пытается встать на твоём пути, - в этом кроется суть общего порядка. И Силенсия, ныне являясь секретарём Совета Высших, никогда не оглядывалась на тех, кого она оставила на своём пути позади.

Но она не разделяла вожделение власти. Она не упивалась ею, и не считала, что существует хоть сколько-нибудь абсолютная власть. Власть может быть построена на связях, контроле и манипулировании, но Силенсия никогда не считала обладание властью основой порядка. Власть переменчива, словно РА. Нет, для Саранды важней всего было не само могущество, не возможность контролировать чужие жизни, и не возможность возвыситься над кем-то. Её интересовал не результат, её интересовал инструмент. Деньги. Всё, что ей было когда-либо дорого. Власть может быть в руках самых могущественных существ в Галактике, но и за ними могут стоять те, кто способен подчинить себе само биение сердца, опьянённых властью. Силенсия занимала самый высокий пост Доминиона, и её не интересовала идея обладания безграничной властью. Её интересовала цена вопроса. Жаль, но Лаза́рус был не таким. Он считал, что обладает мощью. Он считал, что может навести порядок своей железной рукой, соединённой с «эмплифом», но Силенсия, когда-то работавшая у него секретарём, поняла, что его порядок – это призрачная иллюзия, которую можно развеять. А вернее, купить. И Силенсия мечтала, что однажды она купит всю власть, принадлежавшую Лазарусу Талару, и низвергнет его к своим ногам, но, увы, бесконечное желание приумножить своё могущество сыграло с ним в странную игру. Он проиграл и исчез. Силенсии не было жаль его. Ей было жаль, что она не успела продемонстрировать ему, как он ничтожен.

Лазарус ошибочно полагал, что соблазнит Силенсию властью и деньгами. Саранда любила считать деньги в своих собственных руках, а не в карманах ухажёров. Она добивалась всего сама, и вознаграждение, действительно достойное вознаграждение для неё всегда было намного важнее какого-то там мнимого признания безразличных ей людей.

Но и Саранда иногда отходила от своих простых принципов.

Лорд Домиций Красс. Он не давал покоя Силенсии. И дело было не в том, что он победил её, встав на её пути к становлению лордом Железной Цитадели. Силенсия проанализировала ситуацию, хорошенько понаблюдала за тем, какое внимание ныне уделяется каждому шагу, и, что ещё важнее, каждой ошибке, совершённой лордом Следящих. Особенно после таинственного и непростительного исчезновения Талара. Все эти размышления навели её на мысль, что должность лорда для её карьеры не имеет никакой пользы. Она предпочла остаться секретарём Совета – должность, имеющая реальную ценность. Однако наглость Красса заставила её на какое-то время забыть о реальности. Словно все богатства померкли, когда Саранда почувствовала, что кто-то осмеливается идти против неё. И хотя их соревнование можно было назвать довольно честным, Силенсия не на шутку рассердилась, когда Красса объявили лордом. Силенсия восприняла это как вызов. Он пошёл против неё и был абсолютно уверен в своей победе. Но ему ещё предстоит узнать её гнев. Силенсия Саранда намеревалась опозорить его, продемонстрировать его некомпетентность, а, быть может, и то, что он намеренно скрывал что-то от Великого Доминиона и его Совета Высших. Им итак недовольны, им и его дешёвой бравадой, называемой «борьбой с коррупцией» и «реабилитацией незаконно обвинённых». Он думает, что, располагая всем, чем располагал Талар, он на шаг впереди остальных. Силенсия знала, что он лжёт, кривит душой и скрывает правду. И она собиралась сунуть эту правду ему под нос. Саранда намеревалась отыскать этот загадочный корабль громов.

Проходя по этому длинному коридору, позволяющему обогнуть те отсеки, до которых Силенсии не было дела, она не переставала обдумывать дальнейшие действия. Архкрейсер Совета Высших под названием «Дарующий Волю» – её личный транспорт, не многим уступающий линкору лорда Железной Цитадели, - прошёл уже достаточную территорию, минуя один мятежный или отсталый сектор за другим. Держась подальше от Сте́реса, где бушевал аномальный циклон РА, чьё излучение заражало организм фирмом, «Дарующий Волю», сделав крюк, входил в сектор Панди́кула.Точнейшие сканеры скрытых кодов двигателей искали без устали, но это не был поиск вслепую. Силенсия была секретарём лорда Железной Цитадели и мало из того, что шло к нему на стол, могло укрыться от неё. Она знала, какой корабль ей следует искать. Красс думает, она не знает даже класса загадочного корабля громов, но она знает о нём куда больше. Она знает всё: от установленных систем, до его названия. Он не скроется от неё. «Пожиратель Звёзд» попадёт в её руки.



Евгений Хаггер

Отредактировано: 28.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться