Дисгардиум 4. Священная война

Размер шрифта: - +

Пролог. Таранис

С крыши башни был виден весь Вермиллион. «Город отважных и упорных», как выразился встречавший Тараниса местный советник Вествуд.

«Город!» — Таранис сплюнул.

Плевок, коснувшись раскаленной поверхности крыши, испарился. Форт Вермиллион назвал бы городом разве что оницо, не видевший мегаполисов.

Таранис, скаут триста тридцать шестого уровня из клана превентивов «Дети Кратоса», видел настоящие города. Если не говорить о реале, большую часть времени он провел в Даранте, скрупулезно изучая злачные места столицы Содружества. Доводилось ему бывать и в имперском Шаке. Но обе столицы не шли ни в какое сравнение с Кинемой, главным городом Лиги гоблинов на Бакаббе. Там-то запретных развлечений столько, что жизни не хватит все испытать.

Зеленокожие ушастые коротышки — вот кто прирожденные торговцы. Не тривиальные перекупщики, сведущие, где купить и кому толкнуть, нет. Гоблины шестым чувством чуяли, что нужно любому разумному, будь то туповатый минотавр, аристократичный вампир или нищий ремесленник из самой дальней дыры севера Латтерии, и предлагали ему желаемое. И если когда-то что-то кому-то было нужно, оно обязательно находилось в Кинеме.

Как, например, вот этот Дальновизор, уникальный гномий бинокуляр, купленный на закрытых торгах в Кинеме. С его помощью можно было не только в мельчайших деталях разглядеть все в пределах трех километров, но и идентифицировать. Дис выводит имена и уровни мобов, игроков и неписей, только если сфокусировать взгляд на объекте, который рядом. С Дальновизором все далекое всегда рядом.

Таранис приложился к фляжке с Лепреконским бодрящим — так называли кофе с приличной примесью крепчайшего дворфийского пойла. Смена заканчивалась, вот-вот должен появиться Дарин, другой скаут клана, чтобы занять пост.

Вчера, когда Нергал Лучезарный призвал всех под свои знамена на войну со Спящими, скауты превентивов, такие, как Таранис, наводнили все поселения фронтира. Правда, обошлось без лидеров топ-кланов — те, скорее всего, уже заливались дорогими коктейлями на пляжах Джумейры в преддверии завтрашнего «Дистиваля». Именно там решались судьбы игроков Диса, создавались и рушились альянсы, заключались сделки на миллиарды золотых...

Таранис поначалу тоже туда собирался, но передумал. Путь на закрытые мероприятия ему заказан — в игре он пока не достиг ничего выдающегося, чтобы получить личное приглашение. А тусить с фанатами-голодранцами в общей толпе? Не, в бездну такое.

Вермиллион, пыльный форт Содружества с узкими улочками, вечно засыпанными песком, просыпался. Три-четыре часа после рассвета — лучшая пора для активной деятельности. Жарища еще не так сильна, дебаф относительно щадящий, самое время для вылазок в Лахарийскую пустыню. Группы игроков — по большей части рейдовые, но встречались и небольшие отряды сборщиков ресурсов — выдвигались за фронтир. Веером разлетались отдельные точки — скауты кланов. Топы в пестрящей легендарками экипировке седлали грозных маунтов, оглашающих окрестности приветственными рыками и ревом.

Таранис заметил, что группы стали куда серьезнее, чем еще три дня назад, когда он впервые тут появился. С момента, когда по Дису прокатилась волна уведомлений о первом убийстве Акулона, каждый уважающий себя клан направил на фронтир наблюдателей.

Вчера же Вермиллион и вовсе стал самым популярным местом Диса, как ближайший к храму Спящих форт. Кланы спешно создавали плацдарм для грядущего наступления. Личные и групповые порталы слишком дороги для переправки большого количества людей, а потому все топ-кланы озаботились постройкой стационарных порталов: вокруг крепостной стены сновали рабочие, возводя клановые форты. Остальным тоже было не до сна: сборщики трав под защитой боевых «звезд» копошились в пустыне, запасаясь составляющими для мощных зелий; специальные охотничьи бригады рыскали в поисках дичи; кухонные работники не спали третьи сутки — поди прокорми столько гостей. Торговцы забили рынок до отказа, цены взлетели на все, в том числе на утехи для взрослых. Вермиллион слишком мал для такого количества посетителей, а находиться здесь без крыши над головой — смертельно.

Клан Тараниса, «Дети Кратоса», — сильнейший в Дисе не по силе или очкам достижений. Вряд ли «дети» могли конкурировать в этом со «Странниками», «Лазурными драконами», «Модусом», «Экскоммьюникадо» или «Вдоводелами». Но если брать реальное влияние в реальном мире — «детям» не было равных. Граждане не ниже категории C, сливки общества, отборная аристократия, члены богатейших семей, дети как правителей отдельных регионов, так и из мирового правительства.

Двадцатидевятилетний Таранис Уорд, названный родителями в честь кельтского бога грома, старался соответствовать имени. Его отец возглавлял департамент, занимающийся негражданскими Зонами, мать руководила секретными проектами в ООН, дядя... Практически каждый в семье Тараниса входил в «платиновую сотню» — так называют первые сто тысяч самых значимых граждан планеты. Таранис нашел себя в Дисе. По правилу единокровия, если кто-то в семье обладал особенно высоким статусом, часть его привилегий распространялась и на ближайших родственников: родителей и детей. Тараниса это устраивало.

На юго-востоке, на вершине далекой дюны, появилось пылевое облако. Настроив Дальновизор, скаут «Детей Кратоса» ахнул: в сторону форта двигался огромный пак мобов. Что это за твари, рассмотреть не удалось, они слишком далеко даже для гномьего артефакта, но и отсюда видно, как вихрится взрытый песок, словно титанический мегабульдозер, созданный, чтобы сносить старые города, вдруг оказался в Дисе и на полной скорости мчится по Лахарийской пустыне.



Данияр Сугралинов

Отредактировано: 13.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться на подписку