Диск Фиесты. Книга 2

Размер шрифта: - +

Глава 2. Раскол

 

Джед и Дин поднимались по крутой тропе. Первое время они молчали, погруженные в свои мысли, да и в лучшие времена не были хоть сколько-нибудь близки. Рыжеволосый дипломат, конечно, старался поддерживать нейтральные отношения с окружающими –  наверное, единственный в лагере – но в то же время большинство предпочитал держать на расстоянии вытянутой руки.

Молодые люди придирчиво осматривали окрестности. На сей раз природа не радовала разнообразием: серпантин лентой вился под ногами, то и дело сворачивая вправо. По левую руку зиял обрыв, на дне которого виднелся хвойный лес, который, вероятно, они и прошли. А может, это был и другой лес, точь-в-точь похожий на предыдущий.

Джед начинал сомневаться, что пейзажи до и после вхождения в зал испытания разнились. Чем дальше они заходили, тем более одинаковыми становились окружающие ландшафты. Но его волновало другое. По правую руку вздымалась отвесная скала. Кажется, они шаг за шагом приближались к одной из вершин длинной горной гряды. Любопытно, что ждало их там? Развязка или новое начало?

Прошло не меньше четверти часа бодрого шага, а местность становилась лишь более враждебной. Сдавалось, узкая тропа приведёт их к следующей двери, но никак не к подходящему месту для ночлега. Всё указывало на то, что придётся остаться на небольшой площадке возле предыдущей двери. Там, по крайней мере, они все могли бы уместиться в безопасном отдалении от края обрыва. Посоветовавшись, спутники решили вернуться. На обратном пути между ними наконец завязался разговор:

– Ты молодец, Джед. Я бы не взял на себя ответственность за кучку паникующих идиотов, – хмыкнул блондин. Даже ему затянувшееся молчание становилось в тягость. К тому же, когда Алекс умрёт, именно рыжий вероятнее всего возьмёт на себя нелёгкое бремя лидерства, и такой союзник ему не помешает. Как минимум, он не сует нос куда надо и не надо.

– Говори за себя, – нерадостно усмехнулся собеседник. Его покоробило, как Дин отзывался о товарищах, с которыми бок о бок миновал столько трудностей и опасностей. Да и мужчине было не до светских бесед. Помимо изнурительной слабости и обезвоживания, его, словно паразит, грызла совесть – навязчиво и неторопливо.

Что он мог сделать? С одной стороны, никто был не в силах предсказать, что злосчастный камень упадёт, с другой… мог бы и внимательнее отнестись к пареньку. Почему в тот миг он оказался в стороне от Энди, когда как лидер должен был каждого держать в поле зрения? Мог бы среагировать, броситься к нему, постараться оттолкнуть!

Разумом Джед понимал, что не сумел бы уследить за всеми, что в жёстких условиях, в какие их поставили, он не успел бы помочь Энди. Им с Алексом приходилось признать: чему быть, того не миновать. Вот только совесть это не облегчало. Смерть за смертью – быстрые, жестокие, неожиданные… И каждый раз непредвиденные. Что же с ними творилось?..

Как же он жалел, что не имел возможности поговорить с другом, лежавшим без сознания! Мог ли брюнет догадываться о грядущем вызове или следующей жертве? Мог ли знать, что такой жертвой станет сам? Что за «дельце» он провернул, что теперь танцует со смертью? Тем не менее, этого оказалось недостаточно, и гибель детей они поделили поровну. Как отреагирует Алекс, когда придёт в себя? Если придёт в себя…

Едва ли есть чувство более мучительное, чем чувство вины. Если можно сравнить моральную боль с физической, то Джеду словно загоняли под ногти иглы каждый раз, когда он вспоминал об ужасном конце Энди.

«Говорят, мужская психика некоторые вещи переносит проще, – пришло ему в голову. – В противном случае я бы, наверное, повесился на ближайшем дереве. Впрочем, смерть на всех оставляет одинаковый след. Вопреки боли и скорби, придётся двигаться дальше. У нас слишком мало времени, чтобы отдаться во власть печали, и слишком много нерешённых проблем…»

– Джед, ты меня слышишь, нет? – прорвался, наконец, сквозь размышления голос Дина. Собеседник смотрел на него с укором: судя по всему, он уже не в первый раз повторял один и тот же вопрос.

– А? – переспросил Джед, глядя в хмурые синие глаза. – Извини, я задумался.

– С чего это Алекс бросил свои обязанности? – поинтересовался блондин. Что-то недоброе проскальзывало во взгляде каждый раз, когда он говорил о лидере.

Для Джеда (как и ни для кого другого) не было секретом, что эти двое не переносили друг друга. Правда, по его скромному мнению, проблема заключалась не в девушке, которую они не поделили, – Алекс ей не так уж интересовался – а скорее в стойкой антипатии с первого взгляда, в разности мировоззрений абсолютно по всем вопросам.

– Он не бросал их, а попросил быть на подхвате, – подбирая слова, пояснил парень. Ему не улыбалось оказаться приверженцем одной из сторон в конфликте, к которому он не имел никакого отношения. – Он как будто что-то знал или чувствовал…

– Что чувствовал? – удивился Дин, от любопытства на миг позабыв ярую ненависть к сопернику.

– Не знаю. Сказал, что будет занят чем-то другим, и больше ничего. Сам знаешь, Алекс неболтлив, – Дин поморщился в ответ на это «сам знаешь». Будто ему было до самонадеянного наглеца какое-то дело, помимо его бесславной кончины.

– Кто мог так искромсать его? За такое короткое время… – сощурившись, поинтересовался молодой человек, ненавязчиво направляя разговор в интересующее его русло.

– Кажется, от него очень стремились избавиться, – помрачнев, заметил рыжеволосый мужчина. Дин не заблуждался, на чьей стороне Джед на самом деле, как бы тот ни старался казаться нейтральным ко всему происходящему.

– И я его понимаю, – хмыкнул блондин.



Мэл Кайли

Отредактировано: 16.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться