Диск Фиесты. Книга 2

Размер шрифта: - +

Глава 16. Страшная ложь

 

В зале царила полная темнота. Молодые люди отчасти уже привыкли к ней, поэтому первые несколько минут они упорно ждали хоть какого-нибудь источника света. Но ожидания их не оправдались. Все вокруг так и оставалось погруженным во мрак. Он казался бесконечно густым, тягучим, непроглядным, и Алекс сквозь него не видел совсем ничего. И никого из остальных тоже. Помимо тьмы его окружала тишина, абсолютная, а потому неестественная. Ведь в любой естественной, природной тишине все равно есть хоть чуть различимые шорохи, вибрации, но сейчас… Охватывающее безмолвие давило на нервы. Наконец, темноволосый лидер удивился тому, что не слышит даже дыхания товарищей, и резко обернулся.

– Эй?.. – неуверенно протянул он, однако ничто не нарушило тишины, кроме его собственного голоса, тут же жадно поглощённого окружающим пространством. – Все в порядке? – вновь безмолвие сомкнуло своё тесное кольцо вокруг него.

Парень сделал несколько осторожных шагов назад. Он был совершенно уверен, что рано или поздно упрётся рукой в стену, и это даст ему хоть какой-нибудь ориентир, но и перед ним, и позади него оставались все такие же тёмные и пустые участки. Алекс в нерешительности сделал ещё несколько шагов в том же направлении, просто чтобы убедиться в своих догадках. Пустота. Ничего не видно, все так же ни звука. «Непросто, вероятно, живётся глухим и слепым людям», – отчего-то промелькнуло в голове, и Алексу стало не по себе. В висках как-то странно стучало – усилилось сердцебиение. Юноша разозлился сам на себя за подобную слабость.

Темноты он никогда не боялся и тишины тоже. Одиночества и подавно. Скорее его беспокоила судьба остальных в данный момент, а также неизвестность. В мыслях всплыли собственные же слова: «не верьте своим глазам, а главное – ничего не бойтесь». От этого молодому человеку стало немного легче, он улыбнулся и шумно выдохнул, чтобы убедиться в факте хотя бы собственного существования – слишком уж ненастоящим казалось окружавшее его затишье.

Алекс продолжал постепенно пробираться куда-то вперёд, просто чтобы не стоять на месте, не бездействовать. Он выжидал. Со стороны мастера игры было бы очень изощрённо так и оставить его блуждать в сосущей вязкости мрака до скончания времён, отчасти с его страхами это совпало бы. Алекс язвил и насмехался сам над собой, чтобы хоть немного отвлечься, но на самом деле ему становилось все больше не по себе. Не хотелось признаваться в этом, но он был в шаге от того, чтобы начать паниковать.

Но, к счастью ли – к несчастью, события вновь обогнали его. Мужчина неожиданно запнулся обо что-то, как будто вросшее в начало голени, и перешёл в свободное падение. К его большому удивлению он не разбил нос о каменный пол сразу же после этого, а продолжал стремительно лететь вниз, успев даже перекувыркнуться в воздухе, пока не приложился спиной обо что-то очень твёрдое, отозвавшееся глухим тупым ударом. Треснулся он знатно, вероятно даже до потемнения в глазах, если бы он видел ещё хоть малейший источник света. И он его видел! Когда тьма перед глазами суетливо рассеялась, Алекс увидел мутное пасмурное серое небо над головой, заключённое в границы вытянутого прямоугольника, по краям которого зловеще бегали две крупных тени.

Юноша попытался было сесть, но ничего не изменилось. Точнее, не изменился угол зрения, потому что больше парень ничего не ощущал. Он почти не чувствовал своего тела и стремительно терял ориентацию в пространстве. И уже от этого становилось не на шутку страшно. Ещё «веселее» стало, когда темноволосый парень сообразил, что тело его скованно вертикальными гранями подобно небу над головой.

Откуда-то сверху осыпались на лицо мелкие комья влажной земли, и тусклый источник света, а вместе с ним и надежды, перекрыла широкая конструкция из грубо сколоченных досок, медленно к нему приближавшаяся. «Нет-нет-нет…» – Алекс покачал бы головой в скептическом недоверии, если бы мог, но теперь все становилось ясным, как божий день: его тело было ограничено деревянным ящиком, на который неотвратимо опускалась крышка этого грубо сколоченного гроба.

В растерянности юноша рванулся с места, но ничего не произошло: тело оставалось настолько же вялым и безжизненным, насколько мятежным был его дух. Он вновь оказался в темноте, и в следующий же миг на его наскоро состряпанную клетку спрыгнул человек, судя по двум тяжёлым глухим ударам ног. По ощущениям, совсем рядом с рукой в деревянную стенку вошёл штырь или гвоздь, связавший ящик и его крышку в единое целое, за ним ещё один и ещё… Гроб заколачивали: предприимчиво, деловито и невозмутимо. Дыхание перехватило. Алекс рванулся снова, но, увы, разум его был больше не властен над телом. По крайней мере, над основной его частью: юноша только и мог, что дышать да моргать. Ни закричать, ни пошевелиться, ни предпринять что-либо…

Шум прекратился довольно скоро, темнота уже не была такой непроглядной – сквозь щели досок ещё проникал слабый свет, когда на крышку его грубого гроба упала первая лопата земли – это угадывалось по звуку. Вот тут брюнет запаниковал уже всерьёз. Инстинкт самосохранения метался в истерике от одной части его тела к другой, находя отклик разве что в сердце, бесполезно бившемся о грудную клеть, нарастая сбивающим с мыслей шумом в висках.

Дышать становилось тяжело: ещё не из-за недостатка кислорода, а из-за того, что ужас сковал грудь и без того почти недвижимую. Горло зажал нервный ком, Алекс поперхнулся и едва не отбросил коньки преждевременно, когда гортань немного отпустило, и он смог откашляться. Молодой человек из последних сил старался рассуждать здраво, не поддаваясь разраставшемуся внутри паническому ужасу: судя по тому, что он успел увидеть, на глубину его могилы не поскупились, а это значит, что закопают его не так быстро, ведь правда? Правда?..



Мэл Кайли

Отредактировано: 16.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться