Диссонанс

Размер шрифта: - +

Июль

Говорят, у воды есть память. Вроде как она способна хранить эмоции или энергетику, я просто не знаю, разные это вещи или нет. Если это правда, то сейчас это море мудрее любого человека, ведь пережило тысячи эмоций и их оттенков вместе с теми, кто здесь купался до меня. Невозможно вообразить количество судеб, по-своему уникальных, которые оставили в этом море след от своей жизни. Допустим, рябь на воде исчезает через пару секунд после того, как человек ее вызвал своим заходом или забегом с берега, но ведь эмоции, жившие в этот момент в душе, возможно, до сих пор остались здесь. Вот безграничная любовь, исходившая от пары молодых, плававших ночью, в полном безлюдье, говорившие в воде о своих чувствах, смеявшихся, и обязательно счастливых; вот спокойствие, которые излучал какой-нибудь беззаботный мужчина, несомненно нигде не работающий, скорее всего не женатый, но при этом зарабатывающий на туристическом потоке и вполне довольный положением дел; вот безмерная радость ребенка, добравшегося до моря из своего номера в отеле или из арендованного домика, того самого маленького человека, которого невозможно вытащить из моря сушиться, ведь он хочет купаться до посинения губ; вот нерешительность, которой насквозь пропитан юноша, в чье сердце влезла девушка; вот сомнения, наполняющие купающуюся рядом с мужем жену, подозревающую, что у супруга есть кто-то; вот страх, который не может побороть человек, не умеющий плавать; вот тоска по дому от некоего субъекта, ему, видите ли, курорты не по вкусу, а куда приятнее сидеть дома перед компьютером или вообще замерзать из-за задержки отопления зимой; вот печаль, от нее никогда не деться, а уж возможных причин не счесть. Обязательно печаль, возьмем как пример хоть и меня. Разве сейчас я рад, сидя вечером на полупустом пляже в компании ветра и волн? Будь сейчас соседкой радость, то и мысли посещали другие, а так ведь сразу нетленная песня Боба Дилана и картина перед глазами, на которой два мужчины на берегу, неизлечимо больных, один из них никогда ранее не видел моря. А в дали обязательно виден приближающийся небольшой корабль, на борту у него два следователя держат путь на остров для провидения расследования. Воображение дорисовывает маяк, которого так здесь не хватает, чтобы завершить картину. Склеив свое полотно из разных кусков, я получил довольно депрессивное изображение, где, кроме полной безысходности, ничего нет, потому что исходы всех начатых историй известны мне заранее, а они лишены какого-либо оптимизма. Может быть, если бы такая картина и вправду существовала, а я ничего не знал о разворачивающихся на ней сюжетах, то, несомненно, мысленно продолжил бы истории иначе. Например, два лежащих мужчины на берегу просто немного перебрали недавно на какой-нибудь вечеринке или просто пришли на берег после душещипательного разговора о неверности женщин и глупости действующей власти; приближающийся кораблик, несомненно, просто рыболовное судно, а те два человека на нем, виднеющиеся лишь слегка, обычные рыбаки. А маяк все равно никуда не сдвинуть, а трактовать его лучше даже не начинать. Но вернемся к эмоциям. Если представить, что я сейчас умел бы чувствовать эмоции особенно остро, то, зайдя в воду, попал бы в самый настоящий поток сознания. Жутко даже вообразить, насколько сильно раздерется моя душа в разные стороны, ведь ее начнут тянуть отрицательные, положительные и нейтральные чувства с неистовой силой, ведь за все годы существования этого мудрого моря, оно повидало слишком много. После смерти оно хранит последние крупицы канувших душ. Поэтому не хочется, чтобы море что-то забывало, оно все-таки такое большое, значит, и память у него должна быть очень хорошей. А если море что-то помнит, может ли быть так, что у него есть сознание? Сразу пробирает дрожь от одной мысли, насколько сильно приходится страдать от этого страшного бремени в виде воспоминаний о чужой боли. Обычные мучения, хоть и мои, сразу безмерно блекнут рядом с настолько масштабным страданием. Память убивает. Теперь хотя бы понятно, почему есть Мертвое море – оно просто не выдержало. Красное, Черное, Средиземное и прочие, возможно, тоже давно Мертвые моря, только нам это не видно, мы продолжаем кормить его своими эмоциями. Хорошо, что не я придумывал в древности богов, потому что все как-то безысходно.

Фантазии увели довольно далеко, отвлекая от насущного. В этот несколько пасмурный и ветреный день облаков хватало, чтобы додумывать из них рисунки. Где-то очень далеко получилось разглядеть лежащих рядом целующихся влюбленных, причем мужчина привстает со своего места, а женщина несколько склоняется; ребенок, держащий цветы, особенно впечатлил. Всегда было интересно, насколько сильно разнится восприятие одних и тех же простых вещей у разных людей. Порой ведь доходит до абсурдного. А тем временем люди потихоньку расходятся. Любителей купаться в волнах не так уж мало, но потихоньку начинает темнеть, поэтому скоро придется уйти и мне в свой номер. Может быть, я возьму оттуда мастерку и вернусь обратно, здесь удивительно умиротворенно себя ощущаешь, лишь несколько прохладно без дополнительной одежды. Иногда проходящие мимо с интересом смотрят прямо в лицо, надеясь, очевидно, разглядеть в нем что-то интересное. Извините, ребята, у меня с собой нет холста и я здесь ничего не рисую, только фантазирую и погружаюсь все глубже в пучину непонятно чего. Может быть, это бездна депрессии, но, надеюсь, это всего лишь падение внутри собственного внутреннего мира, которое не будет ничем чревато. Какого цвета будет красный камень, если его кинуть в синее море? Когда меня спросил об этом психолог, я без колебаний ответил, что никакого, ведь камень просто утонет. Лишь по прошествии нескольких часов стало понятно, насколько этот ответ глуп, тогда стало неимоверно стыдно за собственную неполноценность. Зато я говорил честно, в отличие от большинства общающихся с психологами. Хоть это и было лишь штатное тестирование на предмет уже не помню, чего именно, все в классе обязывались пройти беседу с психологом. Интересно, что врач подумал, услышав такой ответ? Насторожился, повеселился или сразу покрутил пальцем у виска? А может просто махнул рукой, мол, с тобой все ясно на годы вперед? Стыдно даже вспоминать этот казус, особенно после того, как на вопрос «Что тяжелее – килограмм пуха или килограмм железа?» я без колебаний ответил «Килограмм железа». А ведь было время, когда получалось разгадать «Загадку Эйнштейна» без листка бумаги за полчаса, сердце переполняло чувство гордости и собственного достоинства. А сейчас главной загадкой является, не слишком ли много я налил воды в чайник, ведь в таком случае он будет долго закипать. Правда, сейчас он далеко, но все-таки раз уж пошли загадки, то надо не забывать о насущном, тем более, как только я пересеку порог номера, в следующее мгновение забуду, много ли воды или нет, и придется сидеть с десяток минут в ожидании кипения, потому что воды обязательно окажется слишком много. Жаль, нельзя долго лежать на гальке – спина начинает болеть, да и проходящие стало смотреть, будто я под дозой или изрядно перебрал. Один раз в детстве так же лег в траву, а идущий мимо сосед бабушки подошел и спросил, все ли в порядке и не нужна ли какая-нибудь помощь. Неужели это настолько очевидно со стороны? Стоит задуматься, как начинают думать, будто тебе грустно. Хотя, от всякого рода мыслей никому еще легче не стало.



Илья Болгов

Отредактировано: 18.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: