Дитя Абсолюта

1.2

Возрастом от десяти до шестнадцати лет,  вооруженные кто кинжалом, кто длинным ножом или просто дубинкой, они кого-то  обступили плотной толпой.  Чуть вдалеке в кустах  валялась перевернутая железная клетка на колесах со скамьей для возницы.  Рядом с нею паслась флегматичная мохноногая лошадь. Два здоровенных, похожих между собой как братья парубка, без особого налета интеллекта на лицах с сосредоточенным удовольствием  пинали ногами окровавленного мужика в некогда желтых одеждах. Остальные  улюлюкали и с азартом обсуждали, когда же сдохнет «проклятый жрец», лишний раз подтверждая прописную истину, что лучше встретиться с взрослыми разбойниками, чем с бандой непредсказуемых подростков. Ведь подростки бессмертны и неуязвимы и поэтому совершенно обезбашенны.

 Детишки  так увлеклись  процессом, что на отряд  обратили  внимание только тогда, когда мягкие губы  Ночи попробовали на вкус  плечо худого, одетого в лохмотья  парня с неопределенным цветом волос.

Сотеки быстро натянул поводья, опасаясь за здоровье  лошади. Таким грязным был пацан.  Их заметили, раздался свист, и толпа, ощерившись колюще-режущими предметами, развернулась в сторону отряда.  Не успел Сотеки рта раскрыть, как вперед выскочил спешившийся Кейко и, расталкивая чумазых малолетних бандитов, бросился к их жертве.

– Прекратите! – закричал он, отталкивая одного из парней двумя руками в сторону и опускаясь на колени возле раненого. – Что же вы за нелюди! Вы ведь его убьете!

– Конечно, убьем, – раздался откуда-то справа голос.

Толпа расступилась, пропуская вперед стройного высокого юношу  лет пятнадцати - шестнадцати с наглыми серыми глазами. От остальных его отличали чистые каштановые волосы, собранные в короткий низкий  хвост, потрепанная, но аккуратная, некогда богатая одежда и меч в простых кожаных ножнах.

– Граф  Скваш к вашим услугам, яры.

 Он изящно поклонился, кривя губы в ироничной  улыбке, однако глаза при этом оценивающе пробежали по сабле Сотеки и по одежде Сэма, и парень явно сделал правильные выводы.

 – Я вижу, вы весьма сердобольные люди и, надеюсь, не откажетесь помочь бедным детям, лишенным крова над головой и родительской опеки по вине таких вот инквизов, как тот покойник, которого  пытается спасти ваш раб.

– Князь? – Сотеки повернулся к Сэму, с безразличием наблюдавшим за происходящим. – Ты не собираешься помочь?

– Нет.

– Но, хозяин! Ведь так нельзя! Не все они одинаковые! И среди жрецов новой религии, наверное, есть хорошие люди. – Кейко чуть не плакала. – Яр Самуил, вы же целитель, вы должны  спасать жизни, а не отнимать. Сделайте же что-нибудь!

Сэм соскочил с лошади, отодвинул рукой направленный в живот нож, подошел к истекающему кровью жрецу и смотрящему с мольбой Кейко.  Уже поднял руку,  собираясь произнести простую исцеляющую формулу, как резко застыл, прислушиваясь.  В голове прошелестел чуть слышный голос. И этот голос был ему незнаком.

"Остановись, повелитель. Он заслужил смерти"

Сэм  и Зик завертели головами. Подростки настороженно следили за их движениями, а Элл с интересом рассматривал их предводителя. Граф Скваш криво улыбался, поигрывая изящным кинжалом с костяной ручкой. Что-то в нем смущало, но пока Элл не разобрался, что именно.

– Слушай, граф, здесь есть еще кто-нибудь кроме этого? –  кивнул Сэм в сторону жреца.

– Только мертвый пленник инквиза. Мы  не успели его  спасти, – парень указал кинжалом на перевернутую клетку. – Однако, мы не закончили, яры. Вы собираетесь платить или предпочтете последовать за инквизом? Конечно, девушку  мы не тронем. Мы люди благородные и не воюем с женщинами. – Он галантно поклонился Торике, введенный в заблуждение ее дорогим дорожным костюмом. – Надеемся, дама  пожелает присоединиться к нашему отряду.

Последняя фраза очень развеселила подростков, сразу со всех сторон посыпались предложения одно другого непристойнее. Граф скривился и негромко скомандовал:

– Тихо!

Моментально воцарилась тишина. Кем бы ни был на самом деле парень, назвавшийся графом Сквашем, дисциплину поддерживать он умел. Слушали его беспрекословно.

– Послушай, граф, у меня на поясе меч, который висит там  не для красоты. Мой спутник сильнейший  маг разума. За моей спиной обученные воины, – развеселился Сотеки и легко соскользнул с Ночи. – Неужели ты надеешься испугать нас кучкой детишек, вышедших поиграть в разбойников?  Шли бы вы своей дорогой, пока по  доброте душевной мы не отправили  вас на встречу с Многоликим.

 Пока он говорил, Сэм присмотрелся к клетке. В ней валялась куча каких-то  серых тряпок. Голос, который звучал в его голове, явно раздавался с той стороны.

– Проверь, – кивнул он Зику.

Полукровка понял  и осторожно ступая по траве, направился к клетке.

– Как грубо, яр, – Скваш перестал  улыбаться. – Меня с пяти лет обучали лучшие воины графства, и смею надеяться, мой меч тоже не просто игрушка.

Он молниеносно выхватил клинок из ножен  и без предупреждения атаковал. Сотеки  не ожидал такой прыти от столь юного воина, но успел отклониться и выхватить саблю. Бастард графа был выкован из булата. Матово-переливчатый узор по клинку нельзя ни с чем спутать. Он летал в руках юнца, словно легкий прутик. В уверенных движениях чувствовалась хорошая фехтовальная  школа и большая практика. Его скорость поражала, Скваш  постоянно двигался, атакуя со всех сторон одновременно, воистину, тот, кто его обучал, достоин уважения.  Сотеки не нападал, только парировал, получая удовольствие от четких движений  соперника. Вдруг граф резко оттолкнувшись от земли, взмыл вверх, словно за его спиной были крылья, и попытался достать Тень с воздуха. Сотеки  едва успел подставить саблю под удар сверху.

– Неплохо!

– Я так и знал! – заорал радостно Элл.

Магия! Парень имел весьма сильный магический потенциал. Импульсивный, хаотичный, еще спящий и  неразвитый,  но магический. И никакого ригута, без которого люди не могли магичить, не было в помине. Магия жила в самом подростке. Элл перешел на другой план бытия  и даже прищурился, так пылала аура графа. Боевик. Огненная и магия воздуха – его стихии. Если Скваша обучить, со временем он сможет достигнуть звания архимага. Интересно, Сэмуил видит в нем магию? Судя по отсутствию реакции – нет. Что же, это многое объясняет и многое меняет.



Ирина Успенская, Вад Ветров

Отредактировано: 23.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться