Дитя Абсолюта

5. Возвращение

 

Арина прихватила кувшин с вином и два бокала, Анвар взял на руки ее, и они переместились в нечто среднее между кабинетом, оружейной и будуаром. Вампир бережно опустил девушку на пол, и она смогла оглядеться.

– Ух, ты!

Арина сунула в руки хозяина этого великолепия кувшин с бокалами, а сама бросилась к стене, вдоль которой стоял длинный стол, заваленный всевозможным оружием. Стена над столом тоже была увешана разнообразными клинками.

– Какая красота!

Девушка переходила от одного экспоната  к другому, некоторые снимала и вертела в руках, некоторые поглаживала, едва касаясь кончиками пальцев. Возле изящной сильноизогнутой сабли замерла и тихонько застонала.

– Хочу, хочу, хочу…– шептала она, перебирая ножи, аккуратно разложенные на отдельном столике.  Анвар с улыбкой следил за нею. – Ты умеешь всем этим пользоваться?

– Конечно. Я же вампир!

– Я тебя уже люблю!

Вампир рассмеялся, взял ее за руку и буквально оттащил к низкому зеленому диванчику. У дивана примостился приземистый  столик, на котором стояла красивая глиняная ваза с фруктами. Арина забралась на диван с ногами и уселась  в позе русалки, поджав под себя ноги. Анвар налил  вина и сел напротив,  на низкий пуфик в тон дивану.

– Ты невероятная девушка, Ариния. Просто невероятная! Ши сто раз прав, ты непосредственна, словно ребенок, хотя я ощущаю в тебе  жизненный опыт. Но тебе все интересно, все любопытно. Ты настолько живая, что мы тянемся к тебе, как к глотку чистой родниковой воды в пустыне. Тебя хочется выпить и мы все завидуем твоему Жану. Знаешь, если бы ты не была избранной, его уже давно бы убили на дуэли.

– Попробовали бы, – кивнула Арина, – но, поверь мне, победитель долго бы не прожил и меня точно не получил бы.

Анвар кивнул.

–  Да, это твои вторая и третья привлекательные черты – гордость и независимость. Ты не похожа на обычного человека. Люди всегда врут, заискивают и готовы предать ради незначительной  выгоды. Ты не такая.

– Тебе просто не попадались приличные люди, – пошутила Арина. – Хотя, да, я уникальна,– она серьезно кивнула, только в глазах плясали веселые чертики. – Теперь рассказывай.

Вампир задумчиво отпил вина, собираясь с мыслями.

– Чему тебя учит Ксандир?

– Всякой ерунде. Видеть ауру, вытягивать энергию из мира  и из живых существ, созерцать, медитировать, – Арина небрежно махнула рукой. – Для меня ничего из этого не представляет интереса, и поэтому ничего не получается. Хотя, чем больше у меня неудач, тем сильнее почему-то радуются Ксандир с Мастером, – она беззаботно улыбнулась. – По-моему, они просто рады новым ушам и изо всех сил развлекаются.

– А тебя не расстраивают неудачи в магии?

– Вот уж нет! Я прекрасно жила без много лет, проживу еще столько же. Если бы не головные боли и не эти ваши пророчества, я бы даже не пыталась ничему учиться.

– Ребенок! Непосредственный ребенок! Тебе даны такие возможности, а ты от них отказываешься! Да любой человек за эти знания готов был бы убить!

Арина хотела возмутиться, но вспомнила, сколько лет ее собеседнику, и вместо того, чтобы что-то доказывать, улыбнулась.

– Я не любой. И не забывай, я пришла из мира, где нет магии.

– Это ты так думаешь, – Анвар покрутил в руках бокал, рассматривая его на свет. – Пятьсот лет пью это вино, а ведь не надоело!

– Что значит, я так думаю? – заинтересовалась Арина.

– Только то, что магия есть даже в технических мирах, просто она укрыта от большинства разумных. Как ты думаешь, куда девается вся отрицательная энергия твоего мира?

– Выливается в катаклизмы, войны, болезни, разрушения.

– Это только малая часть ее, та, которую  мир может переработать самостоятельно. А остальная, большая часть, принимается Темной стороной мира, его изнанкой, параллелью, нижним миром. Можно называть это по-разному. По ту сторону завесы живут наши отражения, темные отражения. У каждого из нас в душе есть тьма и порок, просто большинство умеют отречься от них, загнать вглубь сознания, отбросить на темную сторону. Именно проекции  темных составляющих наших душ и являются жителями нижних миров.

– Это правда?

 Арина знала, какие страшные мысли иногда ее посещают, и помнила, как всегда старательно давила в себе желания, вызванные ими. Она представила, на что похоже ее темное отражением, и ей стало страшно. Если бы такой монстр появился в мире живых! А ведь, говоря откровенно, ее мысли были куда мягче, чем могли быть у кого-то другого. От осознания этого стало страшно.

– Они могут быть неразумны, – это порождения нижнего круга, или совершенно самостоятельны, как высшие демоны, – продолжил Анвар.

– Как это, демоны – чья-то часть?

– Нет, конечно, высшие демоны любого из кругов – это  цельные души, сформированные веками поглощения тьмы и хаоса.  Противовес свету. Именно демоны являются тем буфером, той сдерживающей силой, которая не дает чудовищам, рожденным из наших душ, вырваться наружу. Хотя, не отрицаю, что и демоны используют их для усиления собственной власти.

– Ты хочешь сказать, что Темная сторона – это инферно?

– Некоторые называют это так.

– И пока демоны на страже, нам опасаться нечего?

– Не всегда. Иногда случаются стихийные прорывы, и тогда приходится браться за оружие, а иногда кто-либо из высших демонов сам открывает проход для чудовищ нижнего круга. Тебе лучше об этом расспросить Ши, он бывал на Темной стороне и может рассказать тебе обо всем более подробно. 

Еще утром Арина так бы и сделала, но теперь одно упоминание имени Ши вызывало у нее боль в шрамах.

– А когда отрицательной энергии становится слишком много? Что случается тогда?

– Тогда мир погибает.

Они замолчали. Арина сразу поверила вампиру, она вспомнила, как иногда боковым зрением замечала какое-то неясное движение, мимолетную игру света, но стоило оглянуться, как ничего не оказывалось. А это были тени Темной стороны!



Ирина Успенская, Вад Ветров

Отредактировано: 23.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться