Дитя Абсолюта

9,1

Арина-Магура

 

Она сама не заметила, как изменилась. После того как Странник закончил инициацию Арина больше не ощущала себя прежней. Внутренняя свобода, бесшабашность, раскованность. Она жила одним днем, с радостью встречала рассвет, дышала полной грудью и не могла надышаться. Ей хотелось летать, смеяться, совершать безумные поступки. И, похоже, один из них она совершит прямо сейчас. Арина была уверена, что  все получится. Она это знала. Помнила. Ощущала власть над смертью, право карать и миловать.

 Она наблюдала, как бородач, оказавшийся местным палачом (Кто бы мог подумать!), при помощи нескольких воинов начал устанавливать рядом с помостом наклоненный  щит, чтобы каждому на площади было прекрасно видно происходящее действо, которое Арина окрестила как «шоу садистов».

 Двое из обвиняемых – молоденькая девчушка, которая плакала в ладони и черноволосая пышка с круглыми глазами, были невиновны. Как она это определила? Знала. Видела, что на их аурах не было ни одного следа  порока. Никакого. Они никого за всю свою жизнь не обидели и не обманули, не предали и не согрешили. Остальные заслуживали наказания. Она обязательно попробует спасти этих двух, но пока…

 Арине потребовалась почти минута, чтобы открыть сознание. На тренировках с драконом у нее это получалось намного проще,  в Закрытом городе было очень много магии, здесь же… 

В голове раздалась масса голосов. Как забавно! В первую очередь она отсекла все женские и детские мысли. Затем старческие голоса. Прислушалась.

« …Вот корова, все ноги отдавила…Надо поближе протолкнуться… Головешку от мага взять, говорят, хорошо при болезни суставов помогает…Вечером к Марьке сбегаю… Скорее бы в трактир горло промочить…  Какой интересный мужчина, почему я его раньше не видел…»  – Арина весело покосилась на инквиза, он смотрел на Артуари  и улыбался, вот это сюрприз!  Для гордого рэквау. Она про себя расхохоталась, представив выражение холеной физиономии, когда инквиз начнет строить глазки красавчику принцу.

«…Алебарда, зараза, тяжелая… К чему катится этот мир, если магов жгут на площади… Уж я бы девок сек по белым задницам…   Сгорел… Пива охота… И чего я не предусмотрел для себя обратного заклинания…»  Есть! Теперь исключить все лишние голоса и осторожно прикоснуться к сознанию мага. Он почувствовал, растерянно начал оглядываться по сторонам.

– Веди себя спокойно чародей, если хочешь выбраться из этой передряги живым. Отвечай коротко и по существу.

Доврик слегка кивнул.

– Если я отключу заклинание наручников, ты сможешь пользоваться магией?

Кивок.

– А клетка?

– Не помеха, – прозвучало у нее в голове.

 Арина поморщилась. «Ненавижу. Еще со времен обучения ненавижу  чужие голоса в своей голове»

– Тогда приготовься. План такой…

– Спаси мою ученицу.  Пожалуйста. Я рассчитаюсь.

– Посмотрим. Но рисковать  не буду.

– Спасибо.

 

А теперь развлечемся.

 

– Инквиз Этош позвольте представить – яр Артуари и его спутница.

Безликая женщина за спиной красавца мужчины. Да, это не свободный Ашуштавар, где Арину готовы были носить на руках, здесь она просто спутница.

Представив рэквау, Ишван исчез, направившись в трактир, где должен был ждать полностью готовым к побегу. Даже если с магом ничего не выйдет, исчезать им придется очень быстро.  

Инквиз протянул холеную руку, которую Артуари машинально пожал, на Арину святоша не обратил никакого внимания, зато принц посмотрел ей за спину с огромным удивлением. Арина слегка повела иллюзорными крыльями и спокойно поинтересовалась:

– Милорд, ты ведь не возражаешь, если я не буду принимать участия в вашей беседе и обожду снаружи?

Артуари величественно кивнул и повернулся к Этошу, тот улыбнулся, указывая на кресло.

– Присаживайся, яр. Откуда ты? Я не видел тебя прежде в нашем маленьком городке.

Они сидели в шатре, который за несколько минут собрали для господина инквиза прямо напротив места экзекуции, где, привязанная к щиту за руки и ноги,  извивалась под плетью первая жертва очищения. Палач выполнял свою работу медленно, эффектно, с любовью. Толпа с восторгом встречала каждую кровавую полосу на спине несчастной, каждый ее вопль. И каждый удар его плети, словно легкое касание невидимого пера, отражался на спине Арины.

 Виновна. Пусть и не в том, в чем ее обвинил инквиз, но аура этой женщины запятнана завистью и злобой. Арина стояла у входа в шатер и делал вид, что следит за палачом.  Этош налил вино в высокий серебряный кубок и подал его Артуари.

            – За наше случайное знакомство!

 Арина закашлялась, пытаясь скрыть идиотский смех.

            – За знакомство, инквиз!

            – Зови  меня Марик, – и инквиз опустил ладонь поверх руки рэквау.

Артуари сдержался, не двинул в мерзкую рожу, хотя Арина видела, как ему этого хочется, но они договорились, и мужчина улыбнулся в ответ и даже не  убрал руку. 

Ах, как же он хорош! Но слишком сдержан условностями, слишком воспитан. Для сегодняшней шутки ей бы идеально подошел Жан, вот с ним можно было веселиться, не думая о последствиях. Ее любимый оборотень тот еще авантюрист.

            – Наверное, тяжело было поймать колдуна?

Этош рассмеялся, откинувшись на спинку стула, и, наконец-то, убрал ладонь. Артуари быстренько положил руку на колено, спрятав ее под стол от греха подальше. Не то, чтобы он не любил представителей сексуальных меньшинств, он просто не любил, когда они  начинали любить его.

            – Нет. Он ничего не подозревал до того момента, как мы надели ему наручники. Хочешь посмотреть на ригута поближе?

– Очень! – это прозвучало вполне искренне.

– Ну что же, я сделаю для тебя такой подарок, а ты взамен удовлетворишь мое любопытство. Сегодня вечером. Мне бы хотелось послушать в приватной обстановке о странах, где ты путешествовал, о людях, с которыми встречался. Здесь такая скука. Ишван говорил, что ты прибыл издалека и даже не знал, что такое ригут.  Это правда?



Ирина Успенская, Вад Ветров

Отредактировано: 23.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться