Дитя Абсолюта

Глава 11. Экскурс в прошлое

 Они решили, что безопаснее всего будет путешествовать, спрятав ригута под пологом невидимости, а  Доврику надеть личину  смуглого купца из Визирата. Артуари оставался собой – благородный воин, спешащий в Дерт, дабы подтвердить свои права на духовную наложницу и приобрести грамотку  отпущения грехов, дающую право эту же самую наложницу спокойно замучить в тиши замкового подвала. О времена, о нравы! 

Чтобы отвести от себя подозрения в пропаже инквиза, Доврик создал и отправил по дороге к храму его двойника. Инквиза боялись, поэтому на пути иллюзии не оставалось ни одного человека . Главное, чтобы «Марика» увидело как можно больше народа, прежде чем он свернет в подворотню, не доходя до храма, и там развеется.

 Сказано – сделано. Воспользовавшись отсутствием убежавших поглазеть на казнь слуг, лошадей они банально  сперли,  применив на практике закон диктатуры пролетариата.

Входя в конюшню, Арина дышала чуть быстрее, чем обычно. Артуари заметил и не удержался от смешка.

– Ну, не ладилось у нее с лошадьми! – моментально вспылила Арина. – Нет между нами любви. Они надо мной издеваются, постоянно норовя выставить в смешном и неприглядном виде. 

– Поэтому я выбрал тебе гнедую кобылку Ишвана – флегматичную, невысокую и уже немолодую лошадку по кличке  Розочка.

Артуари помог Арине вывести лошадь из стойла, магистр с ученицей оседлали двух меринов, мирно жующих сено из яслей. Рядом на перекладине, тянущейся через всю конюшню, висели сбруя. Через час после их возвращения со двора трактира, не таясь, выехали четверо всадников и направились к южным воротам.   Стражники проводили их ленивыми взглядами, и компания без помех  покинули городок  Га’Цирж, чуть не ставший могилой для магов.

 

Арина

На привал они остановились в редком хвойном лесу, быстро перекусили вяленым мясом,  и мужчины вновь сели заниматься.  Артуари использовал каждую минуту, чтобы овладеть новыми гранями открывшегося искусства. К сожалению, сложные заклинания без кровопролития ему так не давались, поэтом левое запястье принца покрывали тонкие белые шрамы. К счастью у него была отличная регенерация, даже не приходилось пользоваться настойками баярда.

– Ты все же маг крови, – через час уверенно заявил Доврик. – Это удивительно. После того как Многоликий исчез из этого мира, не рождалось магов умеющих обращать кровь на службу.

Арина скосила глаза на довольного Артуари и повернулась к ученице мага, продолжая прерванный спор:

– Алаина! Ты же магиня! Ты знаешь, что такое некромантия, и после этого ты веришь в райские кущи?

– Не знаю, что такое райские кущи, яресса Арина, но ведь после смерти душа куда-то должна попадать.

– После смерти душа перерождается. – «…И если туп как дерево родишься баобабом и будешь баобабом триста лет пока помрешь» – промурлыкала Арина про себя, а вслух сказала:  – Кстати, а какому богу ты поклоняешься?

 Ей на самом дела стало интересно, уж очень рассуждения девушки напоминали раннее  христианство, но ученица мага не ответила. Она все больше распалялась, щеки зарумянились, глаза блестели фанатичным огнем.  Арина даже залюбовался девушкой. Эту бы энергию, да в нужное русло…

– Человек от рождения зол и греховен! В мире должен существовать лишь один закон – закон всепрощения и любви!  И только жертва во имя своего бога может дать надежду на милосердие его и спасти душу, погрязшую во зле! – Алаина бурно зажестикулировала. – И никто кроме бога и его ближайших слуг не имеет право карать и миловать! Только они решают, кому послать очищающие страдания, а кому так и жить в незнании и без веры! И не нам это решать!

– А может быть, мы и есть меч карающий?

– Нет! В вас нет веры, только злость. Ведь не все  жрецы такие… такие...

– Уроды? – помогла ей Арина.

– Да! И среди них встречаются хорошие люди! Например, те служители храма, что помогали бедным женщинам после бичевания!

– Но сначала они отправили этих несчастных на муки и тебя  тоже, кстати. А твоего учителя на костер только потому, что Ивазий захотел получить силу ваших ригутов, – жестко ответил Арина, которой уже надоел этот разговор. Она никогда не понимала  желания подставить вторую щеку, ей больше импонирует  ветхозаветная заповедь: «Око за око и зуб за зуб». –  Алаина, я считаю, что между совершенным преступлением и понесенным наказанием должно быть равновесие. А какое преступление совершила ты? В чем твоя вина? В том, что ты учишься помогать людям? А женщина, которая умерла под плетьми? В чем ее вина? В том, что она обратилась за помощью к целителю?

Алаина молчала. По ее щекам текли крупные слезинки.

– А может быть магия – это тоже зло? Может быть, мы на самом деле виновны и должны быть наказаны? Ведь если бы бог не хотел нашего наказания, он не допустил бы его, – шепотом спросила она, оглядываясь на Доврика.

– А он и не допустил, прислав на помощь меня, – Арина кровожадно улыбнулся, представив, как некая божественная сущность пытается отправить ее спасать своих прихожан. Да плевать богам на людей, одним больше, одним меньше. И от страданий можно получать энергию. – Малышка, пи... подлецы должны быть наказаны.

– Но кто вы такие, чтобы решать, кому жить, а кому умирать? Кто вам дал такое право? Если жрецы виновны, пусть их судит королевский или храмовый суд! Чем вы  лучше инквиза, которого ты, яресса Арина, убила? И зачем ты убила его так жестоко?

– Что ты знаешь о жестокости, девочка, – Арина вспомнила тот ад через который пришлось пройти  Лизе, а потом и ей во время инициации. – Я поступила  по справедливости.

Алаина вздохнула.

– Яресса Арина, я не знаю, во что мне верить! Меня учили спасать людей, а не убивать их! И я никогда не смогу понять тех, кто так легко проливает кровь безвинных! Разве хоть что-нибудь оправдывает убийство?

– Так ли они безвинны? Алаина, ты противоречишь сама себе. Инквизы, мучающие, убивающие и пытающие, в твоем понятии безвинные овечки, а их жертвы сами виновны в том, что произошло. Ты ратуешь за любовь, но готова простить убийство разумного только за то, что он не похож на тебя. Девочка, определись, в конце концов, с кем ты. – Арина протянул руку и ухватила Алаину за запястья. –  Ты  устала, у тебя стресс, ты запуталась. Нужно поспать. Утром все будет казаться другим.



Ирина Успенская, Вад Ветров

Отредактировано: 23.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться