Дитя Абсолюта

11.1

 

Сэм

 

Как так вышло, что Элл Великолепный убедил всех пройти через открытый им портал  на другой материк, Сэм не понял. Просто крылатый карлик заявил Тени, что его брат в опасности и им следует немедленно  посетить владения Ивазия, того самого бога именем которого убили Нориса. Мол, ему об этом сказала «прабабулечка», а спорить с ней себе дороже. Тень спорить не стал, он оставил  рабов на большом постоялом дворе, назначив старшим Кейко и пообещав снять со всех живьем кожу, если с мальчишкой что-то случится, а сам без разговоров направился за Эллом.  Норис и Скваш естественно присоединились к компании и Сэму пришлось смириться с очередным витком судьбы.

Утром Скваш исчез на час и вернулся в сопровождении своей малолетней банды. Сэм с видимым удовольствием при помощи амулета проверил всех детей на наличие магии и нашел еще двоих  с очень неплохими задатками. Теперь вся эта братия под предводительством самого старшего парня двигалась к ближайшим воротам перемещения, чтобы попасть на остров Магов. 

Портал вывел их к кромке леса  и весь  день они скакали по пустынной дороге. Остановились только один раз возле мелкой, но чистой речки, напоили лошадей и перекусили остатками мяса и сыра. Скваш порывался сходить на охоту, но Элл хотел попасть дотемна в небольшой городок Нюхачи, где рассчитывали найти крышу над головой и хорошую еду. Заодно узнать последние новости.

Норис радовал Сэма маленьким, хрупким носом, полностью затянувшимися дырами на крыльях и практически исчезнувшими шрамами от ожогов. Глаз пока не было, как и волос, зато выросли все зубы, и он постоянно скалился в клыкастой улыбке, вызывая на лице целителя довольную улыбку.  Ему бы нормальное питание и регенерация пошла бы еще быстрее, но даже эти результаты  обнадеживали. После осмотра Сэм остался весьма доволен восстановлением вампира, и теперь Норис Ревсс отбивал свой афедрон  сидя позади Герата на гнедой кобыле. Веса в нем было совсем ничего, поэтому кобыла не возражала, посчитав  вампира за еще одну сумку.  Тень ехал на Ночи, а Змея вел в поводу. Жеребец Артуари никому не позволял сесть себе на спину и гордо вытанцовывал рядом с кобылой, поглядывая на всех свысока.

 Элл, как и раньше, ехал под личиной, вампира он тоже, на всякий случай, замаскировал под ребенка, заодно прикрыв те обноски, в которые его совместными усилиями обрядили – запасные штаны Герата, которые на хрупком вампире висели мешком, и женская цветастая рубаха с рюшками и оборочками, надетая задом наперед, чтобы высвободить крылья,  все  это было подпоясано огрызком веревки. На ноги ничего не нашлось, и Норис щеголял босиком, впрочем, ему это абсолютно не мешало. Он и без одежды прекрасно себя чувствовал.

В Нюхачи они въехали, когда Бож склонился к горизонту, а  доблестная местная стража, состоящая из двух помятых, полупьяных толстяков с ржавыми алебардами, но в надраенных до блеска шапелях, собиралась закрывать невзрачные деревянные въездные ворота.  С них содрали пять медяшек за проезд и, указав направление, в котором находилась лучшая в городе харчевня, потеряли интерес к  разношерстной компании.

Городишко Сэму не понравился. Пыльные дороги, вонь от сточных канав, горы мусора и мрачные лица редких прохожих. Весь город – это  двести пятьдесят домов, городская управа, грязный рыночек, кладбище, желтые стены храма и пара забегаловок, в самую большую из которых они и направлялись.

– Ищем  вывеску «У Толстяка» , – скомандовал напряженный и невообразимо серьезный Элл. – Нам велено ждать их там.

 Харчевня « У Толстяка» находилась недалеко от центра. Это оказалось большое двухэтажное  деревянное здание под  красной крашеной соломенной крышей, что выделяло его  из остального серого уныния. К ним подбежали мальчишки-конюхи и, ухватив за поводья лошадей, повел их в стоящий рядом сарай. Сотеки кинул мелкую монетку.

– Теперь за лошадок можно быть спокойными, – похвалил его Элл и первым  прошел в широко распахнутые двери харчевни.

Их встретил тусклый свет многочисленных чадящих факелов, гул голосов, ароматы жареной рыбы и немытых тел. Пока все озирались по сторонам, Тень прошел к прилавку, за которым стоял тощий длинноносый мужик с  сальными волосами.

– Что желает благородный яр? –  Морда  мужика услужливо вытянулась, однако, внимательный взгляд хитрых глаз быстро обежал по фигуре, задержался на мече, перескочил на фамильный перстень и уперся куда-то в переносицу.

– Ты здесь хозяин?

– Я, благородный яр. Ганз к вашим услугам, – он  поклонился.

– Мне нужны четыре комнаты.

Так как постояльцев здесь было мало, разместились парни с комфортом. Сэм, Элладоин и Сотеки заняли по отдельному «номеру», парни – Норис и Герат получили одну комнату на двоих, но с двумя кроватями. Тень заказал всем по бадье с горячей водой. Получив четыре огромных ключа,  они, в сопровождении фигуристой служанки, поднялись по узкой полутемной лестнице наверх. Всего в коридор выходило восемь дверей. В одной из комнат, как успел разузнать Герат, разместилась супружеская пара некоего барона. Длинный коридор  одним краем упирался в небольшое мутное окно, вторым – в кладовку, заваленную всякими хозяйственными принадлежностями, там же стояла стопка больших глиняных «ночных ваз». Герат тут же выглянул в окно.

– Во двор. Можно спрыгнуть на крышу сарая, – ответил он на невысказанный вопрос Сотеки.

Сэм только вздохнул, последние дни он ощущал постоянную тревогу, а еще чувство следящего взгляда не давало расслабиться.  Ему не хватало того, с кем можно было просто поговорить, не притворяясь смелым, умным и циничным.

– Где ты, сестренка?

 «Номер» оказался стандартным – деревянная кровать с соломенным тюфяком и льняными застиранными простынями, грубый стол, два табурета и сундук, по совместительству сейф, запирающийся на большой замок. На полу плетеный из тряпочных полосок коврик. Элл обошел "апартаменты" и посыпал на пол ароматные травы  вместо освежителя воздуха. Пока все ходили туда-сюда, двое дюжих парней принесли пять деревянных корыта и расставили их прямо в номерах. Следующими ходками они приволокли в каждую комнату  по два ведра холодной и ведру горячей воды. Холодную воду вылили в корыта, а горячую, накрыв полотенцем, оставили стоять в изголовье.



Ирина Успенская, Вад Ветров

Отредактировано: 23.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться