Дитя Абсолюта

11.2

В этот момент к ним  присоединились Герат и Сотеки. Тень заказал себе мясо и вино, а граф со скучающим видом ковырял в столешнице кинжалом.

– Ты чего сидишь? Не голоден? – поинтересовался Тень, с аппетитом отправляя в рот полную ложку грибочков в сметане.

– У меня нет денег, я все отдал своим бойцам, – Скваш гордо вскинул голову и независимо посмотрел в сторону.

– Ну и что? Вон, у Нориса тоже нет, однако это не помешало ему объесть доблестного хозяина, – Сотеки кивнул в сторону довольно лыбящегося вампира.

– Ты не прав, милорд, –  промурлыкал он, – пока вы развлекались, я раздобыл немного металлических кругляшек.

  Он кивнул на скамью рядом с собой, где лежала  пара  кожаных кошелей.

– Стащил, что ли? – поинтересовался Скваш, с интересом рассматривая  довольного вампира.

– Почему же сразу – украл? Честно взял как добычу. Когда я спустился в зал, двое наемников, слишком больших и слишком глупых, высказались непочтительно о моем хрупком телосложении, пришлось доказать им что и человеческий подросток, коим я нынче  представлен, тоже может быть быстрым и весьма сильным.

Было заметно, что Норис гордится произошедшей потасовкой. Сотеки и сам бы помахал кулаками, чтобы снять напряжение последних дней.

– И что, они смирились с поражением и ушли без скандала? – недоверчиво спросил Скваш.

– А как же было не смириться, когда их выбросили из зала без чувств? – с деланным безразличием пожал плечами вампир.

Глаза Скваша заблестели, он явно завидовал товарищу. Мальчишки! Сэм достал из кармана золотой и протянул графу.

– Возьми, –  заметив, что тот собирается протестовать, добавил, – я решил взять тебя в ученики. Временно, до тех пор, пока у меня на это будут время и желание. А  раз ты теперь мой ученик, будь добр одеваться и вести себя подобающим образом. Я хочу, чтобы вы с Норисом быстро поели и сходили за покупками, –  на вопросительный взгляд графа пояснил, –  обоим одежду для путешествия, а вампиру еще и сапоги. Хватит выглядеть как голодранцы. – Слово парням понравилось, Герат даже прошептал его, видно, для лучшего запоминания. – Узнаете у хозяина, где здесь ближайшая лавка готовой одежды, и вперед! В авантюры не влезать, в разборки с храмовниками не вступать, девиц не щупать.

Парни засияли, переглядываясь.

– Повелитель! – Воскликнул Норис, – отмени хотя бы третье распоряжение!

– Никаких девиц! Не хватало мне вас по борделям выискивать!

И отчего Сэм ощущает себя древним брюзгливым стариком?

 Скваш быстро покидал в рот кашу с мясом, и, весело переговариваясь, парни  покинули харчевню.

– А юноши сдружились, – заметил Сотеки, – кто бы мог подумать, вампир и благородный.

Он покачал головой, а Сэм так и не понял, одобряет воин эту дружбу или осуждает. Сам он был доволен, видя в этой парочке огромный потенциал и хороший задел на будущие отношения между такими разными расами. Что-то подсказывало, что эти двое еще оставят свой след в истории. 

Они с рэквау не спеша набивали желудки, думая каждый о своем. Народа в харчевне добавилось, появились продажные девки. Одна из них, виляя бедрами, подошла к одиноким путникам. Мамзель щеголяла  укороченным  платьем, открывающим  лодыжки, оголенными плечами и сколотыми вверх, как у  благородной дамы, волосами неопределенного цвета. Море косметики не скрывало истинного возраста  шалавы. Да и душок от нее шел еще тот… Амбре, которое источал до помывки с мылом Норис, было воистину нежным ароматом французских духов по сравнению с запахом,  нахлынувшим от потаскухи.

– Не шелают яры рашвлечься с девушками?

 О, боги, она еще и шепелявая!

– Где это ты, шмара, видишь девушек? – поинтересовался Сотеки, краем глаза замечая, как за соседним столом невзрачный человечишка ткнул в бок одного из двух сидящих рядом с ним амбалов с большими бицепсами и квадратными подбородками, посаженными сразу на плечи.

– Что означает слово шмара? – заинтересованно повернулся в его сторону Сэм.

– Сегодня это означает  грязная, вонючая баба, продающая свое тело за деньги, – Тень брезгливо ткнул пальцем в местную путану. – Исчезни, несчастная, не порти воздух.

– Вшего пять шеребряных монет за ночь. Яр не пошалеет! – в этот раз девица обратилась к Сэмуилу.

Тень, молча, достал нож, девка, визжа, бросилась под защиту здоровых детин за соседний столик. Все-таки рэквау не ошибся, и этот плюгавенький мужичок оказался местным сутенером.

 – Вот повезло! Будет драчка! Всей душой воина чувствую – сейчас прольется чья-то кровь. – Сотеки белозубо улыбнулся, расстегивая воротник черной рубашки.

В корчме на мгновение повисла  тишина, а затем разом загомонили все присутствующие. Сэм заметил, как несколько человек, торопливо рассчитавшись,  быстро ретировались на улицу. Другие наоборот  судорожно допивали вино  и снимали верхнюю одежду, дабы ничто не сковывало движений в предстоящем веселье. Как и ожидал Сотеки, плюгавый выступил соло.

– Эй, ты, черный!

– Это он мне? – переспросил у веселящегося Сэма Тень.

– Тебе, тебе, –  целитель откуси мясо и энергично задвигал челюстью.

– Ты оскорбил мою подругу и должен за это заплатить звонкой монетой, если не хочешь остатки жизни работать на  костоправа и сиделок!

Амбалы дружно загоготали, найдя высказывания босса очень смешными, их поддержали кое-кто из клиентов. Тень  безразлично доедал грибы, не реагируя на выкрики.

– Да он еще и глухой! Али от страха решил притвориться бабой, чтобы мы тебя не били? Эй, я с тобой разговариваю!

Мимо пролетела и разбилась о стену глиняная кружка. Один из осколков  звучно булькнул  в кубок Сэма. Маг не спеша выловил его со дна, покрутил в пальцах и положил на стол. Тем временем представитель местных бандитов  продолжил митинг:

– Эти приезжие совершенно обнаглели. Сегодня они оскорбляют наших подруг, а завтра  нам стоит ожидать нападения  из-за угла? Между прочим, эта женщина отдает половину своего заработка немощным и больным!



Ирина Успенская, Вад Ветров

Отредактировано: 23.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться