Дитя Ее Высочества

Размер шрифта: - +

Глава пятая

Глава пятая

Об особенностях королевской охоты, засадах и ловушках

«Нужно еще чуть-чуть потренироваться…» - отметила юная

принцесса, метя стрелой в мишень и попадая в зад канцлера.

Доводилось ли тебе слышать, дружок, о королевской охоте? О, это поистине увлекательное мероприятие! Проводилась она не просто в лесах, а в заповедниках, принадлежащих короне. Поэтому эти места так и прозывались – королевские леса.

Организовать такую забаву венценосных особ было делом нелегким. Потому и существовал целый штат специальных людей: лесничие, егеря, загонщики, псари. Для того чтобы король остался доволен развлечением, абы какое животное не подходило. За несколько дней до начала охоты в лесах поднимали зверей, отбирая только самых достойных. И к приезду титулованных охотников прекрасные олени, свирепые кабаны или яростные волки уже были загнаны, дабы благородным господам не тратить силы на утомительную погоню.

Представь себе, мой юный друг. Ранее утро, солнце только взошло, и туман стелется над сырой землёй. И вот, в глубине леса, трубит рог, говоря о том, что зверь замечен. Собачью свору, возглавляемую крепкими гончими, спускают с поводков. Псы несутся вперед, капая кипящей слюной с острых клыков, дабы найти и начать преследовать добычу, поднимая ее из логова. А вслед за псами скачет кавалькада храбрых господ.

Но дам среди них ты не встретишь. Они дожидаются своих кавалеров рядом с охотничьим домиком. Тут разбиты цветастые шатры, разложены ковры, на которых так удобно сидеть, поставлены кресла. В стороне дымятся костры и повара еще со вчерашнего вечера жарят заранее запасенную дичь. Дамы прогуливаются, благонравно дожидаясь возвращения охотников, впереди которых слуги несут еще теплые туши…

Но довольно мечтать! Следуй за мной – и у тебя будет шанс увидеть все собственными глазами. Поспешим же в Королевский Лес, мой юный друг!

***

Дарин раздраженно рванул поводья, едва не свернув взмыленному коню шею. Жеребец попятился, приседая, оскалил зубы и тонко, пронзительно заржал. Но эта выходка только окончательно вывела из себя и без того далеко неспокойного наездника. Лошадь мгновенно осознала собственную ошибку и встала, замерев и изображая собой изваяние – только вороная шкура на боках мелко вздрагивала. Принц привстал в стременах, вглядываясь в чащу леса. Но не ничего не увидел и не услышал. Вокруг стояла мертвая тишина, даже птички свиркать не рисковали.

Придворные были умнее коня и держались от взбешённого Его Высочества в стороне. Для пробуждения в них крайней понятливости хватило разорванной кнутом физиономии егеря. Дарин, взбешенный тем, что ловчие в третий раз теряют след оленя, терпеливым и снисходительным быть отказывался.

Кавалеры, утомленные бесцельным мотаньем по лесу, предпочли бы присоединиться к свите принцессы, которая, предвкушая пикник, раскинула шатры у охотничьего домика. Но долг, верность и честь удерживали их на месте. Та самая честь, которой Великолепный Дарин без раздумий их бы лишил, вздумай они ослушаться его приказа. И тот самый долг, который потом пришлось выплачивать долго и мучительно. И – да, та самая верность, несоблюдение которой обычно заканчивается эшафотом.

Потому и мялись несчастные кавалеры, в тайне мечтая обернуться зайчиками. Как известно, Его Высочество кроликов за добычу не считал.

А начинался день, в целом, неплохо. Правда, когда господин герцог по своему обыкновению пришел будить брата, то оного в покоях не обнаружил. Это было весьма странно, так как дворцовая побудка была назначена на время, когда даже солнце еще спит. Ни паж, ни охрана, ни, даже, капитан королевской стражи о месте нахождения Его Высочества осведомлены не были. Не знал, куда запропастился принц, как не странно, и лекарь.

Во дворце началась повальная, но тихая – дабы не обеспокоить короля раньше времени – паника. Впрочем, пропажа обнаружилась быстро. Оказалось, что Его Высочество изволит мирно почивать. И ни где-нибудь, а в постели собственной супруги!

Впрочем, всеобщее счастье и умиление быстро сменилось отчаяньем. Еще не крайним, но близким к тому. Потому что, во-первых, опочивальня принцессы выглядела как кабак после отмечания гвардейцами очередной зарплаты. Из мебели целой осталась только ложе и перевернутый туалетный столик.

А, во-вторых, Его Высочество, после того как его разбудили, изволил пребывать в крайнем раздражении. Казалось бы, ночь любви, утомившая принца так, что он до собственной кровати не дошел, должна была привести его в благодушное расположение. Ничуть не бывало. И первым это понял его собственный паж, разбудивший Дарина. Его Высочество шепотом, дабы не потревожить спящую супругу, обозвал верного слугу «кретином» и вывернул ему на голову содержимое ночной вазы.

Далее под горячую руку принца угодил камердинер, не додумавшийся принести в спальню принцессы охотничьи сапоги Его Высочества. Капитан королевской стражи, распустивший эту самую стражу до такой степени, что они в королевском замке не только наследника престола, но и чужую армию потеряют. Цирюльник, обвиненный сначала в том, что его бритвы тупы, а потом, вполне последовательно, в том, что он хочет зарезать принца… И так далее, и тому подобное, и до самого полудня.

И вот теперь, в полдень, приближенные Великолепного Дарина мечтали стать кроликами.

Где-то в стороне, довольно далеко от лощины, в которой остановил загнанного коня принц, затрубил рог. Его Высочество напрягся, демонстрируя свите гордый профиль, но только сплюнул раздосадовано, поняв, что это всего лишь ловчие собирают окончательно заблудившихся собак.

С другого конца лощины показался всадник. На него и внимания бы не обратили – всадников в этот день в лесу было больше, чем зверья. Если бы подъехавший не оказался пажом из свиты Ее Высочества. По всем правилам охоты, парню тут делать было нечего, а, значит, случилось что-то и впрямь серьезное. Кавалеры поспешно убирали своих коней с пути посланника, как будто боясь запачкаться об него. Мало ли какие дурные вести привез мальчишка.



Катерина Снежинская

Отредактировано: 27.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться