Дитя Ее Высочества

Размер шрифта: - +

Глава двеннадцатая

Глава двеннадцатая

О рыцарской доблести, ценах на неё и простом супружеском счастье

«Кажется, мне нужно было упасть в обморок? – смутилась юная принцесса.

 – Но этот рыцарь без головы выглядел так забавно!»

Знаешь ли ты, дружок, что такое рыцарский турнир? О, конечно, ты сразу представляешь себе смелых героев, закованных в серебряные латы. Грозных, дико храпящих коней. Копья, с грохотом переламывающиеся о щиты. И прекрасных дам, благосклонно взирающих на подвиги из украшенных лож.

Все так, все верно. Но наши с тобой предки были людьми ещё и рациональными, а также понимающими толк в удовольствиях. Турниры обычно устраивались  по особенно торжественным случаям: в честь браков королей и принцев крови, в связи с рождением наследников, заключением мира. А бывало, что и так, просто по случаю, в честь хорошего настроения или когда лишние деньги заводились.

Ристалище обязательно старались устроить неподалёку от ярмарки. Развлечение – развлечением, но и выгоду свою помнить стоит. Да и зевак на рыцарские доблести полюбоваться набежит больше. Смелость, храбрость и сила дело, понятно, хорошее. Но много ли они стоят без чужого восхищения?

А само окружение турнира представляло собой весьма живописное зрелище. Так как места в замках или городах, возле которого проводились турниры, обычно не хватало, то его участники заранее брали с собой походные шатры, предпочитая их тесным постоялым дворам. Да и какой уважающий себя лорд захочет остановиться в воняющем клопами трактире? Тьфу, срамота. Даже и говорить не о чем.

Каждый благородный господин стремился прихватить с собой как можно более пышную свиту, дабы роскошью своего выезда затмить всех вокруг. И к месту проведения турнира стекались реки людей и повозок изо всех соседних сёл, городов и замков.

Естественно, такое людское сборище требовало соответствующего обслуживания. И к ристалищу собирались торговцы со всех сторон, устраивая ещё одну ярмарку. Здесь можно было купить буквально все: съестные припасы и лакомства, одежду, оружие и доспехи, лошадей и осликов, дам не слишком целомудренных и нецеломудренных вовсе.

И буквально всюду — флаги, раскрашенные щиты и гербы. Зрелище незабываемое, радующее не только глаз, но и сердце! Так поспешим же, дружок, насладиться этим великолепным зрелищем.

***

Чего у принца было не отнять, так это умения приезжать вовремя. Нет, пунктуальностью, как и все высокопоставленные особы, Дарин не страдал. Ибо известно: «Начальство не опаздывает. Оно задерживается». И данное правило стало истиной гораздо раньше, чем родились наши герои. Вполне справедливо оно и для нынешнего времени. Его же Высочество, как и всякий вполне счастливый и довольный своей жизнью человек, наблюдением за часами себя не утруждал. Зато частенько умудрялся оказываться в самой гуще событий, то есть пребывать невероятно вовремя.

Вот и герцога Ливейна принц решил посетить как нельзя кстати. Справедливости ради стоит заметить, что Дарин мог вполне обойтись и без визитов к провинциальным, а уже потому ничтожным, владыкам. Но, по словам чудодейки, именно супруга вышеозначенного герцога могла подсказать братьям, где находиться предмет их поисков. Так как ребёнка в своём хрустальном шаре колдунья не разглядела. Поскольку от её острого глаза дитя защищал охранный амулет. Защищал и нагонял туману.

Понятно, такая информация Его Высочество совсем не обрадовала. И озвучив её, волшебница как никогда в жизни была близка к знакомству с тайнами загробной жизни. От неминуемой расплаты за непрофессионализм ведьму спасло только то, что и сам принц носил талисман, охраняющий его от чар. И носил-то он его исключительно в память о нянюшке, а не из глубокой веры в чародейство и волшбу.

Но и утверждать, будто амулет на его судьбу никакого влияния не оказывает, Дарин не мог. В своей жизни с магическими атаками и волшебными кознями он никогда не встречался. Может, потому и не встречался, что талисман их отводил? Логика не хуже любой другой, вполне имеющая право на существование.

Таким вот образом и сложилось, что наши храбрые герои вынуждены были почтить своим вниманием Ливейн. Стоит ещё упомянуть, что у этих самых герцогов с королями Анкалов сложились традиционно непростые отношения. А если говорить уж совсем откровенно, то отношения стоит назвать паршивыми. Просто самим Ливейнам ещё в стародавние времена пригрезилось, будто они имеют права на престол. Конечно, весьма возможно, что дивная идея не самостоятельно пришла в их чугунные головы, а подсказал кто. Но, так или иначе, а крови венценосным особам они своими пакостями подпортили изрядно.

Но я начал с того, что Его Высочество обладал талантом появляться в нужный момент. Не изменила Дарину врождённая особенность и сейчас. Поскольку именно тогда, когда братья прибыли в герцогские владения, Ливейн закатил большой рыцарский турнир в честь своей дамы сердца, которой как раз шестнадцать исполнилось. Что примечательно, вышеозначенная дама не являлась супругой герцога. Собственно, между ними вообще никаких родственных связей не наблюдалось. Но это, учитывая пикантность ситуации, стоит отнести к плюсам.

Турнир же поистине поражал размахом. Поскольку о его проведении было объявлено заранее, то на мероприятие со всех концов королевства собрались обладатели пламенных сердец, железных мускулов, стальных седалищ, чугунных лбов и просто невежд, полагающих, что они будут жить вечно. И набежала их такая толпа, затеряться в которой мог и единорог. Конечно, если бы этих благородных животных не истребили за пару сотен лет до начала нашей истории.

Вся эта толчея и общий ажиотаж играли на руку нашим героям, так как позволяли им сохранить инкогнито. Да и возможностей спокойно переговорить с герцогиней предоставлялось гораздо больше. Поскольку жены во время мероприятий, проводимых в честь дам сердца, традиционно отбывали в дальние комнаты замков, дабы под ногами не мешаться и не смущать своим присутствием веселящийся народ.



Катерина Снежинская

Отредактировано: 27.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться