Дитя магии

Размер шрифта: - +

Глава 5. Дорожные неприятности

 

В город мы вернулись ночью и, осторожно пробираясь темными сонными улочками, старались не шуметь. То есть я старалась не шуметь, потому как жеребец ступал бесшумно, сливаясь с темными домами и растворяясь во мраке, как призрак ночи. У городских ворот я вновь напомнила Шейтару о том, что он свободен, но жеребец упрямо увязался за мной. Возле постоялого двора я распрощалась с ним, устроив в конюшне, однако он зачем-то побрел за мной к крыльцу. И я обнаружила его присутствие лишь тогда, когда Рони, открыв дверь на мой стук, радостно спросил:

– А конь что, будет жить с тобой в комнате?

Шейтар с невинным видом стоял у крыльца, жевал солому и смотрел на меня влюбленными глазами. Я нахмурилась:

– Ну, нет! Ночью я никуда не поеду! Давай спать, а?

Жеребец фыркнул, обдав меня фонтаном из соломы. Вот упрямец!.. Я сдержанно зашипела, стряхнула с волос солому и повела его обратно конюшню. И, заперев в стойле, сухо объяснила:

– Так, в этом пути веду я! И если хочешь путешествовать со мной, будь любезен слушаться! А если не нравится, то я тебя не держу! Развлекайся сам с собой до скончания времен, если со мной скучно!

Шейтар виновато опустил голову и пошевелил ушами. Какой же он все-таки огромный – почти с меня ростом в холке, почти в два раза крупнее изящного Ветра... Интересно, откуда он родом?..

– Завтра, – пообещала я. – Завтра отправляемся к мэтру Звездочету, и по дороге успеешь набегаться так, что тебе это надоест, обещаю!

Еще бы ифрил соизволил вернуться... А то я дорогу не помню.

Жеребец, вздохнув, потерся носом о мое плечо. Я обняла его хитрую морду и вздохнула. А Шейтар повел себя очень странно: утробно зарычал, сверкнул огненным взглядом, кося за мою спину, и мелко задрожал.

Внутренне сжавшись в комок, я резко обернулась. За моей спиной стремительно сгущался воздух, порождая невысоких, но весьма странных существ. Очевидно магических: три грязно-серые вихревые воронки, внутри которых сверкали лиловые разряды крошечных молний. И пока молнии сверкали внутри, я удивленно таращила глаза, а как разряды начали скапливаться в отростках лап... Мама.

Сильный толчок в спину опрокинул меня на пол, и шарообразная серая муть пролетела над моей головой, с чавканьем врезавшись в дверцу стойла. Шейтар! Я откатилась в сторону, обернувшись. Жеребец, невозмутимо понюхав серую слизь, неспешно вышел из закутка и закрыл меня собой. Я неловко встала, держась за дверцу стойла. Однако непростое мне животное досталось... Обычно они боятся магии, и Ветер тому примером, но этот... Существа дружно подались вперед, и начало происходить что-то совершенно непонятное.

 Хлопнула дверь конюшни, и в помещение ворвался ветер – промозгло-ледяной, резкий. Существа заметались, завозившись, но поздно – ветер разрывал их на слизистые части, вытягивая за пределы помещения. А я, мертвой хваткой вцепившись дверцу, из-под взъерошенной челки изумленно наблюдала за этим до тех пор, пока не поняла, что и меня тоже тянет следом. Ветер, крепчая, размазывал слизистые клочья стенам конюшни. Поскользнувшись, я на мгновение ослабила хватку, и ураганным порывом меня отшвырнуло в угол, к бочке с водой, крепко приложив головой об стену.

Перед моими глазами вспыхнули искры боли, но инстинкт, хвала звездам, сработал сам собой: руки обхватили бочку, пальцы сплелись в замок, коленки уперлись в деревянные бока. Обнявшись с тяжелым бочонком, я сдула с глаз челку, подняла голову и вновь едва не отправилась в полет. Порыв ветра – и в мое лицо угодили едкие комья слизи. Что окончательно привело в чувство. Запах мерзкий... Зато ветер вроде начинает стихать... И, кажется, я наконец начинаю бояться...

Откатившись в сторону, я села, сердито протирая глаза, и не сразу заметила еще одну выступившую из темноты фигуру. А она, собирая в ладони ниточки ветра, шагнула вперед. Его ж м-магию, он что, так и будет всю оставшуюся жизнь ходить за мной по пятам?..

Вэл подошел, небрежно отряхивая руки, взял меня под мышки, прислонил к стене и задал глупейший вопрос:

– Жива?

– Н-не знаю... – промямлила я, дрожа.

– Отлично, – кивнул он, доставая из кармана сумки платок и протягивая его мне.

Я, оглушенная и испуганная, тупо посмотрела на платок, не понимая, для чего он мне. И схлопотала легкий подзатыльник. И встрепенулась, чувствуя, как дрожат колени и жжет кожу едкая слизь. И насторожилась, встретив серьезный взгляд.

– Что, и никаких насмешек? – я кое-как стрела с лица ошметки слизи.

– Потом, – отозвался он, – сейчас я на работе, – и вновь выудил из воздуха знакомые мне зеленоватые «солнечные часы».

Я вопросительно подняла брови:

– На какой работе?.. – и меня прорвало: – Что это за мерзость? А ветер ты впустил? Как ты, побери тебя небо, вообще здесь оказался?! – и посмотрела на стоящего у дверей Шейтара: – А ты?.. Если ты – простой конь, то я – домашний хорек!

Жеребец насмешливо фыркнул, а Вэл его насмешку озвучил:

– А если обойтись без «если», то можно заметить определенное сходство.

Я гневно швырнула в него склизкий платок:

– Ох, зря я тебя двуликим не сдала...

– А ты уверена, что вчерашняя троица была из двуликих? – «жулик» хмуро изучал мерцающие на «часах» символы. Шейтар, как ни странно, делал то же самое. Будто что-то понимал в колдовстве...

– Но ты же сказал... – я вцепилась в стену.

– А ты веришь всему, что я говорю? – он поднял брови и резко крутанул «часы». На смуглом скуластом лице заплясали жуткие зеленые искры. – Какая честь. Я польщен.

Я не нашлась, что сказать. Отвернулась и попыталась отряхнуться. Затылок трещал по швам, лицо и руки горели, одежду – на выброс... А меня – в воду и в постель. Чтобы проснуться поутру и понять – мне все приснилось. А то от ощущения колдовской реальности происходящего становится не по себе... И еще больше ситуацию запутало новое действующее лицо. В воздухе бесшумно материализовался мой охранитель.



Дарья Гущина

Отредактировано: 30.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться